Ветка сакуры и горсть урана

15.02.2013

Сергей ЛЕСКОВ

Обозреватель «Культуры» Сергей Лесков заканчивает работу над книгой «Сквозь урановые тернии». Она выйдет в июне нынешнего года на двух языках — русском и английском. Выпуск приурочен ко Всемирной конференции МАГАТЭ, которая состоится в Санкт-Петербурге.

Книга рассказывает о тайнах мирового уранового рынка, торговле ураном, поставках ядерных материалов и громких судебных процессах, связанных с этими драматическими коллизиями. Исторический охват — от Второй мировой войны до наших дней. Разумеется, читатель получит не энциклопедию, а увлекательное повествование о самых ярких эпизодах атомного века, который изменил многие смыслы нашего бытия и заставил человека иначе оценивать свою роль на планете. Главный упор в книге делается на роль России, — ведь наша страна доминирует на этом высокотехнологичном рынке. Ну а сегодня мы предлагаем вашему вниманию фрагменты, посвященные Японии.

В августе 1853 года российский фрегат «Паллада» зашел в порт Нагасаки. Командовал фрегатом адмирал Ефим Путятин, на борту находились его секретарь — писатель Иван Гончаров, будущий пионер авиации Александр Можайский, ученые-востоковеды, архимандрит Аввакум, знавший китайский язык. В Японии заканчивалась эпоха сакоку, когда культивировалась строгая самоизоляция страны от внешнего мира. До XVIII века японцы убивали каждого иностранца, самовольно проникнувшего в страну. Тот, кто первым успел бы заключить с новой Японией дипломатические и торговые отношения, получал преимущество перед конкурентами.

Спор за Японию шел главным образом между Россией и Америкой. Из России в Японию пришел фрегат «Паллада», который был изрядно потрепан в долгом пути по морям-океанам, а позже — фрегат «Диана», которому было суждено погибнуть во время шторма у японских берегов. Коммодор Мэттью Перри привел из Америки эскадру из 10 военных кораблей. Никаких договоров японцы ни с кем подписывать не хотели, тянули резину, ссылались на сложный придворный этикет. Тактику для уговоров русские и американцы выбрали разную. Коммодор Перри запугивал японцев, даже палил из пушек по древней столице Эдо. Русские научили японцев строить морские суда европейской конструкции, а также показали, как работает паровой двигатель. Свидетель этой демонстрации инженер Хисасигэ Танака, которого называют «азиатским Томасом Эдисоном», через несколько лет построил первый паровоз. Компания Хисасигэ Танака дала начало знаменитой Toshiba, которая, в числе прочего, разрабатывает реакторы для атомных станций. Кроме того, русские отдали все пушки и научные приборы со своих кораблей, а также построили православный храм Воскресения Христова, который сегодня входит в число наиболее ценных культурных памятников Японии.

В результате японцы открыли нам больше портов, чем для американцев. По-разному сложились судьбы двух выдающихся мореплавателей и политиков, открывших миру Страну восходящего солнца. Мэттью Перри после возвращения из Японии скоро умер от цирроза печени, вызванного непомерным употреблением крепких напитков. Адмирал Путятин пережил своего визави на четверть века, занимал видные государственные посты — от военного атташе в Англии до министра просвещения — и мирно умер в безбедной старости в Париже. Либо наши представления о национальном характере русских и американцев в корне неверны, либо с тех пор эти характеры претерпели сильные изменения.

Сергей Плужник работает в российских компаниях в Японии с 1989 года, и, как сам признается, чувствует себя японцем среди русских и русским среди японцев. По объему знаний о Японии Сергей Плужник давно превзошел всю команду фрегата «Паллада». Любимым историческим персонажем Плужника является адмирал Ефим Путятин.

— Японцы говорят, что четыре самые страшные вещи на свете — это землетрясение, цунами, пожар и гнев отца, — рассуждает Сергей Плужник. — У меня жена японка, сын Максим родился в Москве, дочка Нина — в Японии. Но гнев отца они страшным не считают, ничего хуже подзатыльника не видели. Между прочим, одним из главных праздников в Японии является День отца, хотя День матери тоже отмечается. Моя жена при крещении получила православное имя София. Трудно ли русскому, когда жена японка? Не открою секрета, если скажу, что все женщины в мире, если муж жену любит, одинаковы.

Здесь давайте сделаем отступление.

Красота по-японски

Япония — страна непостижимых ценностей. В разных префектурах я пытался выяснить, чем японцы отличаются от европейцев. Наконец, после изрядной доли сакэ, японцы сообщили, что, во-первых, дети у них рождаются с синим пятном на попе, потом оно исчезает. И, во-вторых, у японцев кишечник на метр длиннее, чем у европейцев.

Японцы в древние времена пришли с Южного Урала, но там я ни у кого синей задницы не видел, а про кишечник медицина молчит. Тут что-то не так.

Еще интереснее с женщинами. Японцы говорят, что их отечественная красавица должна иметь оттопыренные уши, большие глаза, стройные ноги и большую грудь. Я как узнал про уши, начал высматривать, но ни разу оттопыренности не заметил, — лапшу мне на уши повесили. Глаза и ноги у японок, мягко говоря, далеки от заявленного идеала. Поэтому девушку редко называют красивой, только милой. Где они видели большую грудь, вообще загадка. Большая грудь в Японии только у борцов сумо. Кстати, только что умер самый знаменитый сумоист Тайхо Коки, который взял Кубок императора 32 раза. Этот великий человек был наполовину украинец, в младенчестве его звали Иван Борышко, семья бежала с советского Сахалина.

Самурайский меч на атомной станции

Я спросил Плужника, как сказывается японский национальный характер на атомной отрасли, которая слишком многим отличается от прочих важных отраслей и предъявляет человеку набор специфических требований?

— Японский характер был сформирован во многом благодаря рисоводческой культуре, — Плужник предлагает теорию, которая лишь на первый взгляд кажется парадоксальной. — Поля можно было обработать только сообща, построить сложную систему ирригации — тоже только всем вместе. Если Америка — страна индивидуальной свободы, то Япония — коллективных решений. Нарушить регламент, выйти из строя, не соблюсти команду — для японца невозможно. Такая стратегия оправдывает себя в спокойные времена. Но если ситуация выходит из-под контроля и требуются нестандартные решения, японец теряется. Именно это произошло на Фукусиме...

Господин Такуя Хаттори вспоминает, что самым ярким событием в его детстве стало известие о запуске первого спутника Земли, а потом — о полете первого космонавта. Оба сообщения пришли из СССР. Мечты стать космонавтом в Японии были в ту пору наивны и бессмысленны, и он решил выбрать не менее сложную профессию из области высоких технологий. Атомная энергетика вполне отвечала высоким амбициям. После университета Такуя Хаттори был принят на атомную станцию «Фукусима», прошел долгий путь в атомной энергетике и уже 7 лет является президентом Японского атомного промышленного форума (JAIF).

— Начиная с эпохи Мэйдзи, вот уже почти 150 лет, Япония в своем развитии ориентируется на американские технологические заимствования, — говорит господин Такуя Хаттори. — Первые АЭС в Японии были построены по американским проектам, а к рубежу столетий половина топлива для атомных станций привозилась из США. Но цены на американское топливо стали слишком высоки, мы решили обратиться к России, потому что с 2000 года это уже не было сопряжено с политическими рисками. И ни разу не пожалели о долгосрочном контракте.

У господина Такуя Хаттори многозначительная для японца фамилия. У русских это вроде фамилии Муромец. В Японии самурай Хаттори Хандзо, живший в XVI веке, считается самым великим и непревзойденным ниндзя в истории. В его честь названы ворота в Императорском дворце, линия токийского метро. Имя часто используют в кино, оно стало нарицательным для ниндзя. В «Убить Билла» старого мастера, который через столетия сохранил секрет производства самурайских мечей, зовут Хаттори Хандзо.

Символическое совпадение имен. Президент JAIF Такуя Хаттори в ответе за состояние атомной отрасли, которая стала угрозой неизмеримо более страшной, чем самые острые самурайские мечи. Прекрасной и кровожадной Черной Мамбе — Уме Турман, которая охотилась за мечом Хаттори Хандзо, эти аналогии не приходили в голову. Но 11 марта 2011 года, когда землетрясение и цунами привели к аварии на атомной станции «Фукусима», настроения в Японии изменились.

Из-за массового закрытия АЭС растут цены на топливо, введен режим резкой экономии энергии, запущены старые ТЭЦ, перераспределена рабочая неделя, многие компании работают по выходным. На «Тойоте» при заводе открыли детский сад, потому что рабочие приходят на работу с детьми. Ползут вверх цены, японские товары проигрывают конкуренцию, сокращаются рабочие места, производство уходит в другие страны, зреет недовольство. Баланс торгового сальдо в Японии — самый плохой за 20 лет. Но произнести фразу, что экономика без атомной энергетики обречена, для политика самоубийственно. Фукусима, что по-японски означает «счастливый остров», стала для японцев пугалом.

Великая японская стена

— Когда премьер-министр в мае 2011 года принял решение остановить нашу атомную станцию «Хамаока», я был страшно разозлен, — вспоминает инженер Ито. — От станции получали энергию автомобильные заводы «Тойота». Это же национальное достояние! Япония обеспечена собственными энергоресурсами только на 4 процента, и без атомной энергетики просто не выживет. Но если поставлена задача модернизации, мы должны обеспечить максимальную безопасность АЭС и как можно скорее вновь ее запустить.

Самая известная в мире стена — Великая Китайская. Ее средняя высота — 7 метров. Вокруг атомной станции «Хамаока» строится стена высотой 18 метров, которая должна защитить ее от удара морской стихии. Общая длина стены — 1,6 километра, так что воде обойти станцию с флангов будет трудно. Стены сооружаются вокруг всех японских АЭС. Но самое важное, подчеркивает инженер Ито, — теперь станция наделена такими системами внутренней безопасности, что в принципе выдержит любой удар стихии без радиационных последствий. Инженер Ито ненадолго замолкает, ему надо отдышаться, потому что он взволнован эпическими масштабами свершений. А я думаю: осталось сделать так, чтобы в описанные меры поверила общественность. Главная проблема атомной энергетики — не удар стихии, а недоверие населения. Здесь не стену надо строить, а тонкие мостки наводить…

Никогда на японских АЭС не было лозунгов, а теперь появились, как в советском Чернобыле. Лозунги висят на видном месте, чтобы воодушевлять рабочий люд. Строители беспримерной стены работают под девизом: «Радостно, не спеша, не отчаиваясь и не пренебрегая легкомысленно безопасностью». На атомной станции лозунг: «Объединив наши усилия, создадим надежную и безопасную станцию для японского народа». Для нашего человека лозунги витиеваты, но все дело в иероглифах, которые занимают мало места, а смысл имеют богатый.

Почему технически грамотные, педантичные, не склонные к панике японцы оказались не готовы к техногенной катастрофе? К природной готовы, а к техногенной — нет. На формирование вошедшего в генетический код алгоритма поведения при землетрясении ушли столетия. Способности человека велики, но не безмерны. Может быть, через некоторое время новый Петр Клодт на новом Аничковом мосту создаст скульптурную композицию, посвященную человеку, который укрощает реактор...

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть