Русская фея с Монпарнаса

04.07.2019

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

Мария ВасильеваВ Париже открылись две выставки русской художницы, скульптора и декоратора Марии Васильевой (1884–1957). Одна проходит в бывшем Музее Монпарнаса, который сейчас носит название «Вилла Васильевой». Вторая — в «Фонде художников» в столичном предместье Ножан-сюр-Марн, где она провела последние годы жизни в доме для престарелых художников. В экспозиции также представлены работы молодых французских мастеров — инсталляции, видео, костюмы, керамика, серия коротких игровых фильмов, — посвященные Васильевой.

Перед нами беспрецедентный оммаж легендарной личности Монпарнаса, вокруг которого в начале минувшего столетия строилась артистическая жизнь всей Европы. По мнению кураторов экспозиций Мелани Бутлу и Эмили Бувар, искусство Васильевой представляло собой синтез разных школ и направлений – от русской иконы и кубизма до ар-деко. Созвучно оно и современной эпохе.

«Мария Васильева обладала широкой культурой, читала множество книг, изучала произведения художников прошлых столетий, посещала все выставки, музеи, концерты и была чрезвычайно общительна, являясь очень заметной представительницей «Монпарнасской богемы», — вспоминал художник Юрий Анненков.

Будущая «добрая фея Монпарнаса» появилась на свет в Смоленске в семье богатых землевладельцев. Училась в Петербурге в художественном училище, а в 1905 году по стипендии вдовствующей императрицы Марии Федоровны прибыла в Париж. Экспансивная, щедрая, талантливая, она вызывала всеобщую симпатию. Дело дошло до того, что известный художник Анри Руссо предлагал Марии руку и сердце, но был отвергнут. Брала уроки у самого Анри Матисса, потом организовала собственную русскую академию в доме на Монпарнасе, который сейчас носит ее имя.

В ее академии, больше напоминавшей клуб, царила полная творческая свобода с элементами анархии. Живописцы писали этюды, но преподавания как такового не существовало. Зато художники, писатели и музыканты вели дискуссии об искусстве, литературе, политике. С лекциями выступали Фернан Леже и Анатолий Луначарский.

В начале Первой мировой войны Васильева открыла благотворительную столовую, куда приходили нищие художники, поэты и музыканты. Ее подруга, художница Маревна (Мария Воробьева-Стебельская) вспоминала, что Мария «буквально спасала их от голода». Вечерами друзья устраивали шумные вечеринки, где бывали Модильяни, Пикассо, Сутин, Брак, Леже. Вместе со своим соотечественником скульптором Осипом Цадкиным она танцевала «казачок», а Пикассо с азартом изображал тореодора.

Время от времени полиция «в интересах общественного порядка» прикрывала столовую, казавшуюся рассадником революционных идей. Сыск видел в художнице «большевистского агента», «красную Мату Хари». Однажды Васильеву задержали, отправили под домашний арест, но у нее оказались высокие покровители и ее выпустили на свободу. Решив послужить обществу, она поступила медсестрой во французский Красный Крест.

Бурная богемная жизнь не мешала ей творить. Себя она шутливо называла «ни классиком, ни сюрреалистом». Выставлялась в Москве, Париже, Лондоне и даже в Нью-Йорке и Харбине. В 1915 году она отправилась в Петербург, где участвовала в «Последней футуристической выставке «0,10», на которой Малевич показал свой «Черный квадрат». «Г-жа Васильева, обладающая известной твердостью рисунка и известной фантазией, — с неодобрением констатировал Луначарский, — к сожалению, примкнула к примитивистской манере».

Мария оставила портреты Аполлинера, Жана Кокто, других друзей и соратников. Создавала скульптуры и кукол — карикатуры известных «сынов» международной богемы. Придумывала театральные декорации и костюмы, посуду, мебель, флакон для духов Arlequinade модельера Поля Пуаре. Расписала парижский ресторан «Куполь», где сохранились ее орнаментальные панно. Вышивала гладью миниатюры,  воспроизводившие работы великих художников.

Кроме того, она рассказывала о художественной жизни Парижа в русских изданиях. Некоторые источники утверждают, что великий коллекционер Сергей Щукин начал покупать работы Матисса после того, как прочел в журнале «Золотое руно» статью Васильевой. Возможно, скоро увидит свет ее неопубликованная рукопись «Богема ХХ века».

Искусствоведы и литераторы посвятили насколько трудов «русскому Монпарнасу», который объединял в эмиграции известных писателей и художников. По словам Владимира Варшавского, он «стал для нас мифологическим священным «пупом земли», где соединялись ад, земля и небо».

Несколько лет назад парижская мэрия вознамерилась закрыть Музей Монпарнаса. К счастью, его удалось отстоять парижским энтузиастам во главе с коллекционером Клодом Бернесом, который полвека назад приобрел за гроши около шестидесяти работ «доброй феи». Справедливость восторжествовала, и в 2017 году Музей Монпарнаса, расположенный в тихом зеленом уголке столицы, преобразовали в художественно-артистический центр и назвали «Виллой Васильевой».

В последнее время интерес к русско-французской художнице заметно вырос. В России и Франции выставляют ее работы. Картина Васильевой «Кафе «Ротонда», где запечатлены некоторые персонажи той эпохи, недавно ушла с молотка на аукционе «Кристис» за четверть миллиона евро. Разными путями сотни ее французских работ оказались и в России.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть