Легкий друг Приапа

15.02.2019

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

В Парижском дворце Пети-пале проходит выставка «Творец фантазмов», открывающая творчество французского архитектора, художника и дизайнера Жан-Жака Лекё (1757–1826), чье имя около двух столетий пребывало в забытьи.

Незадолго до своей кончины Жан-Жак Лекё передал около восьмисот работ в Национальную библиотеку Франции, где они остаются и поныне. Для Пети-пале отобрали около ста пятидесяти — автопортреты, архитектурные эскизы и серию эротических рисунков.

Лекё появился на свет в семье плотника в Руане. Обратил на себя внимание в городской художественной школе, а потом в Королевской архитектурной академии Парижа. Работал в мастерской знаменитого архитектора Жак-Жермена Суффло над созданием церкви Святой Женевьевы, превращенной со временем в Пантеон — усыпальницу великих «сынов Отечества».

Жизнь Лекё пришлась на три эпохи — монархию, революцию и империю. Он стремился приспособиться к каждой из них. Вначале искал клиентов среди аристократии, после кровавого свержения монархии состоял на службе якобинцев, и в частности входил в состав «Народного и республиканского общества искусств». Участвовал в организации революционных праздников. Он всегда принимал сторону победившего режима и создавал для него фантастические архитектурные утопии, но они за редчайшими исключениями оставались нереализованными: будь то Королевский театр, Храм равенства, Дворец императора, Мавзолей Людовика XVI или Остров любви и отдыха. Источниками вдохновения художнику служили античные авторы, и в частности Плутарх и Овидий, философы-энциклопедисты, естествоиспытатель Жорж-Луи Бюффон. К сожалению, экстравагантные и эклектичные фантазии Лекё не вписывались в привычные каноны, не соответствовали духу времени и потому оставались невостребованными. На конкурсах побеждали более реалистичные проекты. На жизнь мастер зарабатывал, трудясь скромным чиновником в Кадастровом ведомстве и в Политехнической школе. В своих записках Лекё жаловался, что стал жертвой интриг товарищей по цеху, которые его ненавидели. Правда, он отвечал им той же монетой.

Аутсайдер и маргинал, Лекё и поныне остается личностью загадочной. Помимо архитектуры, он трудился над техникой создания совершенного, с его точки зрения, рисунка. Виртуозный мастер написал много автопортретов — на некоторых почему-то запечатлел себя с искаженной мимикой.

Нынешний зритель прежде всего увлеченно рассматривает в Пети-пале его блистательные эротические экзерсисы. После смерти художника они долгие годы укрывались в хранилище Национальной библиотеки, так называемом «Аду», где, помимо произведений Лекё, томились 2600 «непристойных» творений маркиза де Сада, Мирабо, Аретино, Аполлинера и других. Холостяк Лекё выбирал модели в публичном доме, где, по всей видимости, на какое-то время нашел себе крышу над головой. Некоторые современники называли его мрачным эротоманом, маньяком, неврастеником, безумцем и даже извращенцем.  

Его фаллические сюжеты, подчеркивают эксперты, связаны с античным богом плодородия Приапом, олицетворявшим одновременно мужскую потенцию. В его чувственных этюдах обнаженной натуры психоаналитики-фрейдисты обнаружили выражение сексуальных фрустраций художника.

Искусствоведы отмечают в его архитектурных работах наследие знаменитого итальянского художника-графика Джованни Баттисты Пиранези, а также прослеживают влияние Лекё на сюрреалистов прошлого века — Магритта, де Кирико, Дельво, Дюшана.

Успех сегодняшней выставки служит очередным примером возвращения из небытия художника, который, казалось бы, навечно канул в Лету.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть