Свежий номер

Кто ограбил музей? Человек-паук

04.02.2019

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

После скандальной истории в Третьяковской галерее, «Культура» попыталась разобраться, как обстоят дела с кражей художественных ценностей в Европе.

Согласно статистике, пальму первенства удерживает Лувр. Впервые самый знаменитый музей Франции был ограблен 21 августа 1911 года: стекольщик Винченцо Перруджа похитил из него главный шедевр мирового искусства — ​«Джоконду». Картина вернулась в «родные стены» только через два года. Благодаря принятым мерам, резонансных ЧП в национальной сокровищнице удавалось избегать на протяжении примерно девяти десятилетий — ​вплоть до мая 1998 года. Гром грянул, когда при великом стечении народа похитили знаменитую «Дорогу на Севр» Камиля Коро. С тех пор судьба ее остается неизвестной. По мнению экспертов, кража, скорее всего, была заказной, и картина упрятана в хранилище неизвестного любителя живописи. На долгие годы. Возможно, навсегда. Украденные во Франции ценности, отмечают полицейские, обычно переправляются в одну из стран Бенилюкса, а оттуда — ​в Соединенные Штаты, на Ближний Восток или в Азию.

«Хористы»Изредка случаются и счастливые неожиданности. Так, в феврале минувшего года бдительные таможенники в чемодане в багажном отсеке автобуса наткнулись на «Хористов» Эдгара Дега, которых гангстеры унесли из марсельского музея Кантини в 2009 году. Анри Луаретт в бытность свою директором Лувра рассказывал «Культуре», что охрана музея — ​тайна за семью печатями. На страже стоит специально подготовленный персонал. Все без исключения картины снабжены ультрасовременной системой защиты, которая держатся в секрете. Они оснащены электронными датчиками. Если неосторожный посетитель слишком близко приблизится к полотну, раздастся резкий звуковой сигнал. В Лувре круглосуточно работают камеры наблюдения. Когда музей закрыт, никто из сотрудников не имеет права войти один в зал. Полотна не застрахованы, поскольку государство является своим собственным страховщиком. Их страхуют, только когда они отправляются на выставки в самой Франции и в другие страны.

Несколько лет назад Лувр пережил другую напасть. В течение нескольких месяцев в его стенах — ​главным образом у «Джоконды» и «Венеры Милосской» — ​безнаказанно орудовали несовершеннолетние мошенники из Румынии и Болгарии. Они действовали группами от 30 до 50 человек. Нет, они не пытались тырить шедевры, но чистили карманы туристов.

Тогда впервые в музее появились таблички «Осторожно, карманники!» на пяти языках, включая русский. Об опасности предупреждали и по внутреннему радио. Чтобы привлечь внимание и обезопасить себя и туристов, двести служащих объявили забастовку. Музей пришлось временно закрыть. Тут же в его здании появились полицейские в форме и в штатском. К ним на подмогу прибыли румынские коллеги. На наведение порядка ушло несколько недель.

Жертвой одного из самых дерзких налетов в 2010 году оказался Национальный музей современного искусства в Париже. Ночью, взломав замок, злоумышленники похитили из него пять знаменитых картин — ​Модильяни, Пикассо, Матисса, Брака и Леже. Их оценили в несколько сотен миллионов евро. Грабителей поймали, но шедевры до сих пор не найдены. Вор-рецидивист Вьеран Томич по прозвищу «человек-паук» получил восемь лет тюрьмы и должен выплатить крупный штраф.

Новое законодательство, отмечают эксперты, касающееся краж произведений искусства, принятое десять лет назад, заметно ужесточило наказания как грабителям, так и скупщикам краденного. Теперь их могут упечь за решетку сроком до семи лет. В результате число преступлений многократно снизилось. По данным Интерпола, больше всего воруют произведения искусства во Франции, Польше, России, Германии и Италии. Но 80 процентов краж совершается все-таки из частных коллекций, галерей, церквей, на аукционах.

Поиском занимается Центральное бюро по борьбе с хищениями культурных ценностей, насчитывающее около 30 агентов. Оно входит в состав национальной полиции и также отслеживает появление подделок и различные махинации на арт-рынке. По мнению сыщиков, ограбить музей можно, как правило, только в том случае, если у бандитов есть сообщники внутри. Воруют, как правило, не для себя, а для перекупщиков или непосредственно для заказчиков.

Портрет Стефана Брайтвайзера, сделанный с фотографии из зала судаЕсть и исключения. Наиболее известный вор-одиночка, который «собрал» ценную коллекцию, — ​это уроженец Эльзаса Стефан Брайтвизер. В конце 90-х годов он безнаказанно орудовал среди бела дня в небольших провинциальных музеях и галереях Франции, Италии, Германии, Австрии и Голландии. Этот молодой «Джек-потрошитель», внук местного художника, таким образом «насобирал» около 240 работ таких именитых мастеров как Питер Брейгель, Кранах, Ватто, Буше. После ареста Стефана его мама поспешила уничтожить некоторые «улики», утопив в пруду часть краденного. Отбыв небольшой срок и сочинив книгу, Брайтвизер взялся за старое и дважды сидел за решеткой.

Крамольная «тяга» к прекрасному в свое время была обнаружена среди сотрудников госучреждений, включая министерства, Национального собрания, префектур, посольств. Их рабочие места обычно украшают произведения искусства из музейных запасников. Одна из нечастых инспекций выявила пропажу 23 000 ценных предметов — ​мебели, гобеленов, фарфора, живописи и скульптуры. Некоторые из посольских вещей, утверждали очевидцы, потом сбывали на уличном антикварном рынке в Вене.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел