Париж под Мухой

14.09.2018

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

«Фрукты». 1897В Парижском Музее Люксембург открылась выставка знаменитого чешского художника Альфонса Марии Мухи, одного из лидеров течения «модерн», который в разных странах называют «ар-нуво», «югендштилем», «либерти» или «тиффани». В экспозиции представлено около двухсот работ живописца, который был также декоратором, дизайнером, скульптором, плакатистом, фотографом, философом-мистиком, масоном и педагогом.

Декоративные работы Мухи пользовались колоссальным успехом во всем мире. Он оформлял интерьеры, работал для известных ювелиров, иллюстрировал книги и журналы, рисовал этикетки и виньетки, изобретал рекламу шоколада, шампанского, мыла, бисквитов, велосипедов и т.д. Все это тиражировалось в тысячах экземпляров по всему миру.

Художник-визионер видел особую миссию, подчеркивают кураторы парижской ретроспективы, в сплочении славянских народов. Он верил, что их объединению в интересах всего человечества поможет искусство, имеющее общие византийские корни. Один из главных разделов нынешней выставки — «Муха — патриот». «Художник, — говорил он, — должен хранить верность своим национальным корням».

Едва ли не своим высшим творческим достижением мастер считал «Славянскую эпопею» — масштабный цикл из двадцати картин. На них запечатлены важнейшие, с его точки зрения, эпизоды в истории славян разных стран. Центральное полотно «Отмена крепостного права на Руси» композиционно во многом повторяет суриковское «Утро стрелецкой казни». Любопытно, что финансировал этот грандиозный проект американский предприниматель-миллионер Чарльз Крейн.

Уроженец небольшого городка Иванчице в Моравии, входившей в состав Австро-Венгерской империи, Муха учился в Вене, Мюнхене, а затем в Париже. В этих городах — а потом и в Нью-Йорке — он стоял у истоков славянских ассоциаций, обществ и клубов.

Реклама папиросной бумаги «JOB». 1896

В Париже Муха примкнул к «Салону ста», который собирал литературно-художественную богему — Тулуз-Лотрека, Боннара, Малларме, Верлена, изобретателей кинематографа братьев Люмьер. Какое-то время он делил свою парижскую мастерскую с нищим Полем Гогеном, который вернулся с Таити и готовил выставку последних работ. Тот же Гоген и известный чешский художник Франтишек Купка порой служили Мухе моделями.

Слава пришла к нему в одночасье. В 1895 году он написал афишу для великой актрисы Сары Бернар, которая играла в пьесе Викторьена Сарду «Жисмонда» в театре «Ренессанс». Плакатами был заклеен весь Париж. В дальнейшем Муха в течение нескольких лет придумывал афиши, костюмы и декорации для спектаклей «Медея», «Дама с камелиями», «Самаритянка», «Тоска», «Гамлет», «Лоренцаччо». Его работы, утверждали арт-критики, оказались глотком свежего воздуха для парижской сцены.

Во многом благодаря гениальному дизайнеру, в конце XIX столетия во Франции афиша заняла центральное место в изобразительном искусстве. «Я предпочитаю быть популярным иллюстратором, — подчеркивал живописец, — а не апологетом искусства для искусства». И в годы бурного расцвета авангардистских течений в Европе он неизменно выступал в защиту фигуративной живописи.

На рубеже XIX–XX веков широкой публике кружили голову так называемые «женщины Мухи». Как отмечают искусствоведы, в своих работах художник отразил славянский тип — красавиц томных, чувственных, загадочных, экзотических, с пышной копной волос. Они часто символизировали виды искусства, времена года, знаки зодиака или драгоценные камни. Их популярности способствовало и то, что в те годы Францию, напоминают искусствоведы, захлестнула волна славянофильства. Ее кульминация пришлась на визит в Париж в 1896 году российского монарха Николая II.

В России чешский мэтр получил широкую известность сразу после первой выставки работ в Петербурге в 1898 году. Тогда же волжское пароходство заключило контракт с французской фирмой Ruinart на рекламу шампанского, придуманную опять-таки Альфонсом Мухой.

«Отмена крепостного права на Руси». 1914В нашей стране художник побывал в 1913 году в канун празднования 300-летия Дома Романовых, собирая материал для «Славянской эпопеи». В то время великая княгиня Елизавета Федоровна Романова поддерживала «Русский православный модерн», который был так созвучен чешскому художнику. Муха посетил Петербург и Москву — Третьяковку, Троице-Сергиеву лавру, побывал в гостях у своего друга, художника Леонида Пастернака, в тот день, когда его сын Борис отмечал выход своего стихотворного сборника. В России гостя поразило то, что повсюду он видел свои афиши и плакаты.

По свидетельству очевидцев, он увидел, что в нашей стране проснулся «исконный русский дух». В дальнейшем во время голода в России в начале 20-х годов для международного общества «Помгол» («Помощь голодающим») он написал картину-плакат Russiа restituenda («Россия возродится»). На ней он изобразил молодую мать с умирающим на руках ребенком.

После оккупации Чехословакии фашистской Германией в марте 1939 года Муха попал в гестаповские списки как «опасный патриот — художник». Его арестовали в числе первых, вскоре после допроса он заболел пневмонией и умер 14 июля 1939 года, не дожив нескольких дней до своего 79-летия.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть