Роман с Веной

12.12.2013

Анна ЧУЖКОВА, Вена

В столице Австрии прошел фестиваль русского кино «Романовы и Россия», посвященный 400-летию царской фамилии.

«Ах, друзья мои тунгусы, если бы вы знали, как хороша Вена! Ее нельзя сравнить ни с одним из тех городов, какие я видел в своей жизни. Улицы широкие, изящно вымощенные, масса бульваров и скверов, дома все 6- и 7-этажные, а магазины — это не магазины, а сплошное головокружение, мечта! Одних галстухов в окнах миллиарды!» — писал восхищенный Чехов. Говорят, шоппинг здесь до сих пор знатный. В самом деле, как не поддаться обаянию имперской столицы? Гоголь, Белый и Цветаева, передвижники и мирискусники — кто только не расхваливал местные театры, дворцы да пиво. В числе восторженных поклонников оказался и Госфильмофонд России. Кинематографисты приехали сюда большой делегацией, чтобы не только на других посмотреть, но и себя показать.

Фестиваль в Вене — уже пятое европейское мероприятие, организованное синематекой. «Мы запустили программу «Премьера» для популяризации коллекции. Почему выбрали такое название? Во времена «холодной войны» советское кино здесь было сложно продвигать. Поэтому любой фильм, снятый в период с 1940-х до распада СССР, для европейца премьера», — рассказывает генеральный директор Госфильмофонда Николай Бородачев.

С ним согласен Файт Хайдушка — популярный австрийский продюсер, открывший Ханеке. За исключением имен Тарковского и Михалкова, мир вообще не слыхал про русское кино — убежден Хайдушка.

— В нашем прокате почти не бывает русских фильмов. Последним показывали «Фауста» Сокурова. Забавный. Но, честно говоря, ваше кино кажется мне старомодным... 

Ну, а Госфильмофонд, как известно, за модой и не гонится. В программу ретроспективы вошли картина компании Ханжонкова «Воцарение Дома Романовых» 1913 года, ее ровесница «300-летие Дома Романовых», «Петр Великий» 1909 года от фирмы братьев Пате. Об эпохе дворцовых переворотов рассказал «Бедный, бедный Павел» Виталия Мельникова. Познакомить зрителей с лентой «Сказ про то, как царь Петр арапа женил» в Вену приехали Александр Митта и Алексей Петренко. О «Русском бунте» рассуждал Александр Прошкин: «Мы пережили 70 лет богоборчества и отрицания царизма, но сейчас ищем корни и там, и тут. Нам это очень нужно. Новая Россия стремительно движется, но не совсем ясно, куда. А понять это помогает история».

Открылся фестиваль настоящей премьерой. «Распутина» с Жераром Депардье в Австрии еще не видели. Правда, российско-французский актер в Вену приехать не смог. Зато на подмогу фестивалю подоспели коллеги: Светлана Дружинина и Анатолий Мукасей, Ольга Антонова, Клим Лаврентьев, Евгений Герасимов.

— В Вене удивительная атмосфера! — делится впечатлениями Герасимов. — Здесь комфортно, и наши сограждане не ощущают себя случайными людьми. 

Действительно, несколько раз Вена признавалась самым уютным городом Европы. «Мы постоянно с Цюрихом конкурируем. Где сейчас живет Нетребко, тот город и лучше», — скажет вам венец. Кроме шуток, Вена, «привязанная к старому, обожествляющая свое прошлое», как писал Стефан Цвейг, пожалуй, одно из лучших мест, чтобы задуматься об истории и вспомнить Романовых. Аристократическая столица хранит наследие своих монархов гораздо более трепетно, чем наша мятущаяся родина. Вена в первую очередь ассоциируется с имперской роскошью: конные статуи, фонтаны, колонны, музеи и театры. Дворец на дворце, да какой-нибудь нарядной церковью подпирает. «Это не постройки, а печенья к чаю», — подсказывает Чехов.

Правда, королей австрийцы любят только в фильмах и книгах... Монархистов здесь совсем немного. Вышло так, что исторические судьбы России и альпийской республики несколько похожи. «Я родился в 1881 году в большой и могучей империи, в монархии Габсбургов, но не стоит искать ее на карте: она стерта бесследно», — писал Цвейг. После Первой мировой Австрия стала социалистической. Правда, без нашего размаха. Короли остались живыми-невредимыми, вот только дворцы пришлось уступить народу. Благодаря им прекрасная столица кормится по сей день и, судя по всему, весьма сытно. А как только монарший потомок Карл фон Габсбург в очередной раз заявляет права на какой-нибудь скромный дворец, общественность сначала возмущается, а после победоносно хихикает. 


Еще Михаил Кольцов восхищался австрийским социализмом. Зря товарищ Ленин западных коллег обзывал. И сегодня здесь можно без проволочек получить качественное социальное жилье за 350-400 евро в месяц. Взгляните хотя бы на Карл-Маркс-Хоф — муниципальный дом по проекту Карла Эна, растянувшийся на четыре автобусные остановки. Существуют жилищные кооперативы, не бездействуют рабочие профсоюзы. Образование бесплатное. А каждый безработный (говорят, это приблизительно шесть процентов электората) получает пособие — 750 евро в месяц.

— Вы еще не знаете, как некоторые бродяги лет под пятьдесят поступают в университеты. Не чтобы учиться, конечно. У них появляется стипендия и скидки повсюду. Вот такие первокурсники! — жалуется Мариуш, лет тридцать назад променявший Польшу на Австрию. Ведь социальное благоденствие больно бьет налогами по карманам трудящихся. Кстати, раскошеливаться приходится даже за веру.

— Я посчитал, можно сказать, раз в неделю угощаю Бога кружкой пива. Так-то мы с Ним редко видимся. Раз в три года захожу в церковь. Кто знает, есть Он там, нет ли... Но на всякий случай лучше заплатить, — говорит Мариуш.

От сбора можно отказаться. Но тогда на бумаге придется отречься и от Бога. А на это решится не каждый. Кстати, католической церкви принадлежит чуть ли не половина австрийских лесов и бессчетные квадратные метры недвижимости. Религиозные налоговые сборы ввел еще неверующий Гитлер — прижились. Кстати, город искусств незадачливый художник терпеть не мог. И не только потому, что дважды провалил здесь вступительные экзамены в академию. Гитлера страшно раздражало «еврейское учение марксизма», которое «отвергает аристократический принцип рождения». Может, еще и потому венцы заботливо ухаживают за памятником советским воинам. Кстати, здесь можно набрести и на мемориальную доску Сталину, который жил в Вене в 1913-м — одновременно с Троцким, Тито и Гитлером. А вот ни одного памятника, посвященного Романовым, здесь нет.

Пока горожане в кино смотрели русские фильмы, я отправилась к преподавателю Венского экономического университета BFI — узнать, где могли бы висеть памятные доски нашим царям. Тамара Блум живет в Австрии пятнадцать лет, изучать русский след она начала, чтобы было не так тоскливо — с мыслью: «Не одна же я тут, бывали и до меня в Вене наши люди». А теперь материала накопилось на целую книгу.

Оказывается, начиная с Петра I, в австрийской столице перебывали чуть ли не все наши монархи. Сюда убегал опальный сын Петра Алексей. Павел с супругой гостили по дороге в Италию. Александр I танцевал на Венском конгрессе. Николай I предавался шоппингу.

— Без охраны — искал подарки жене, представляете? Местный градоначальник чуть с ума не сошел! — рассказывает Тамара Демьяновна. — Есть легенда, что в одном магазине император увидел свой портрет и в благодарность оставил там внушительную сумму.

Александр II дважды посещал всемирную выставку 1873 года, на которой, кстати, показывали репинских «Бурлаков на Волге» и «Грачи прилетели» Саврасова. Александр III в Вене хоть и не бывал, зато пожертвовал на строительство местного православного собора. Николай II посещал столицу Австрии дважды, подарил этому же храму люстры.

Потом приезжал Ленин. Сталин работал над национальным вопросом. Во дворце Шёнбрунн встречались Хрущев и Кеннеди. Брежнев и Картер в Вене вели переговоры.

Сегодня в Австрии с населением гораздо меньшим, чем в Москве, около ста тысяч россиян. Слово «эмигрант» здесь не любят. «В среде наших соотечественников очень много творческих людей. Здесь живут Евгений Нестеренко, Владимир Атлантов, Тамара Милашкина. Балет Венской государственной оперы почти на 90 процентов состоит из россиян», — рассказывает глава Российского центра культуры и науки Татьяна Мишуковская. Да и Госфильмофонд, кажется, планирует закрепиться здесь надолго. Уже в следующем году кинофестивалями отметят юбилей Венского конгресса и столетие начала Первой мировой войны.



Сказ про то, как царь Петр в Вене жил

Петр I

В 1698 году после путешествия по Северной Германии, Голландии и Англии границы Священной Римской империи пересек Петр I. Молодому энергичному царю не терпелось встретиться с цезарем Леопольдом, заверить его в дружбе и укрепить антиосманский союз. Но не тут-то было. В Австрии всегда внимательно относились к церемониалу и крепко задумались. Неясно было, как принимать гостя, ведь он приехал инкогнито. Ну кто такой бомбардир Преображенского полка Петр Михайлов? Несколько дней делегация сидела под Веной. Но, потеряв терпение, русский царь не стал дожидаться торжественного въезда посольства, а отправился в столицу на почтовых лошадях.

Леопольд I

Трижды он просил об аудиенции. И наконец, прием состоялся в летней резиденции Габсбургов «Фаворита» — нынешней Дипломатической академии. Церемониал все-таки разработали. С одной стороны входил Петр, с противоположной — Леопольд. В зале — девять окон, по сценарию встреча должна была произойти возле пятого. Но прежде чем церемониймейстеры спохватились, высоченный Петр добежал аж до седьмого.

Надо сказать, австрийцы побаивались этого визита. По Европе уже ходили анекдоты, как царь нарушал этикет в Англии и Германии. Но придворные с облегчением вздохнули — Петр выказал величайшее почтение Леопольду. Потом состоялось еще несколько высоких приемов. После одной из таких встреч русский император вышел из дворца настолько взволнованным, что бросился к озеру в парке, прыгнул в лодку и энергично прогреб несколько кругов. 

Пушкин так описал костюмированный бал в честь бомбардира Михайлова: «За столом хозяин встал и поднес бокал вина Петру, говоря: «Я знаю, что русский царь вам знаком, выпьем же за его здоровье». — «Правда, — отвечал Петр, — я его знаю, как и то, что он вам приятель, а вашим недругам — недруг».


О, бедный Павел!

Павел I

Если Петру приходилось трижды просить аудиенции и ждать ответа несколько дней, то почти век спустя положение изменилось кардинально. Иосиф II сам выехал навстречу к высоким гостям из России, чтобы встретить их на подступах к Вене. Несмотря на то, что Павел (тогда еще не коронованный) с супругой явились к австрийскому двору инкогнито, как когда-то первый русский император. 

Жена Павла, Мария Федоровна, брала несколько уроков музыки у Гайдна. В честь прибытия четы композитор написал «Русский квартет» и оперу «Роланд Паладин». В череде торжественных мероприятий граф и графиня Северные должны были посетить театр. Благодаря Моцарту до нас дошел анекдот. Когда актеру, игравшему Гамлета, сообщили, что на представление придет Павел, он якобы ответил: «Вы с ума сошли! Один Гамлет будет на сцене, другой — в зрительном зале». Иосиф II рассмеялся и дал актеру 50 золотых дукатов. В Вене гостил бесправный сын властвующей Екатерины, с согласия которой был убит его отец Петр III. В самом деле, параллель была слишком очевидной.



Дней Александровых веселое начало

Венский конгресс? Это было сумасшедшее время! Все тянулись в австрийскую столицу, как мотыльки на свет: начиная от политиков и журналистов и заканчивая проститутками. Снять квартиру тогда стоило безумно дорого. Двадцать лет длились наполеоновские войны. И наконец, нужно было утвердить новый порядок и границы. Уставшая от сражений Европа вздохнула свободно и закружилась в веселых вальсах. Не все же время ходить под барабанную дробь. Тогда появилось выражение «Конгресс танцует, но не двигается с места».  

Приехала половина русского двора. Разместились в самом центре города. Габсбургам даже пришлось уступить свою резиденцию Хофбург. Александр много гулял по Вене. Как победитель он чувствовал себя вольготно и пользовался огромной популярностью у женщин. О его похождениях слагали легенды. Так что императрица Елизавета, недолго пробыв в Вене, вскоре уехала в Германию. Тем не менее здесь она успела оставить добрый след, активно занимаясь благотворительностью.

Тамара БЛУМ

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть