Свежий номер

V — значит Versace

18.01.2018

Юлия МДИВАНИ

Фото: Reuters/PixstreamСорок лет исполняется Дому Versace, в любви к которому признавались мириады знаменитостей, от Майка Тайсона до принцессы Дианы. Модная империя с символом в виде головы Медузы горгоны смотрит в будущее, но живет воспоминаниями о своем ушедшем творце.

К юбилею марки будут приурочены мероприятия в разных странах мира. Например, в Берлине, во Дворце кронпринцев, в конце января откроется ретроспектива, посвященная Джанни Версаче. А в рекламной кампании Versace весна-лето 2018 — снимки, сделанные Стивеном Мейзелом, официально представили в конце 2017 год  — появятся супермодели 1990-х в компании новых звезд подиума. По словам артистического директора бренда Донателлы Версаче, цель проекта — показать связь времен. Кроме того, это еще одна замечательная возможность по-новому интерпретировать богатейшее наследие мастера. Версаче часто сравнивают с другим легендарным итальянским кутюрье — Джорджо Армани. Впрочем, какое тут может быть сравнение, скорее уж противопоставление. Они, как два полюса, две взаимоисключающие стихии. Максимализм и минимализм, буйство и сдержанность, скандал и благопристойность, вульгарность и хороший вкус. Антиподы итальянской моды начинали почти одновременно, и каждый привнес на подиум свои верования. Сопоставляя художественные концепции дизайнеров, главный редактор Vogue Анна Винтур с иронией заметила, что Армани всегда шил для жен, а Версаче предпочитал одевать «любовниц». Так или иначе, самый популярный итальянский модельер 1980–90-х годов своей профессиональной отвагой не только восхищал, но и раздражал. Ему ставили на вид приверженность к кричащим принтам, падкость на все, что блестит. Его стиль — сплав античных мотивов и нарочитой театральности, архитектурного нарратива и элементов современного искусства, игривый реверанс злачным заведениям Нью-Йорка и борделю в его родном Реджо-ди-Калабрия.

К работе Джанни приобщился рано — в ателье матери, портнихи Франчески. Первое платье он создал в возрасте девяти лет. А в шестнадцать, когда отец потребовал определиться с будущей профессией, уже отлично знал, чем будет заниматься.

В числе ранних модных экспериментов Версаче стало соединение, как тогда казалось, несоединимых материалов: кожи и кружева. Ограничений для него словно не существовало. Он всегда полагал, что нарушать табу — обязанность художника. А себя считал этаким Марко Поло, виртуозно смешивающим разные культуры. Со стороны жизнь Версаче походила на феерию. Казалось, все давалось ему с легкостью, ничто не отягощало головокружительного полета, но только самому модельеру было известно, какие темные лабиринты скрывались под пышным барочным орнаментом, выставляемым напоказ перед восхищенной или негодующей публикой. По признанию Джанни, ему стоило немалых трудов заявить о себе. Еще сложнее оказалось удержаться на взятой высоте: тот, кто взошел на вершину, не должен сдавать позиций.

Фото: Reuters/PixstreamГрандиозный бизнес всегда был проникнут духом семейственности, дизайнер неизменно пребывал под защитой клана. Брат Санто — директор компании, сестра Донателла — муза и ответственная за связи с общественностью, правда, она изначально хотела участвовать в творческом процессе. Между ними порой кипели итальянские страсти. «Эти юбки нужно сделать еще короче!» — утверждала Донателла. «Но тогда они превратятся в широкие пояса!» — парировал Джанни. Родственники бурно скандалили, но уже через пару часов заливисто хохотали за семейным ужином. Огромная вилла была полна цвета и шума, повсюду суетились слуги, бегали собаки, играли дети... Модельер обожал своих племянников и племянниц и был к ним необыкновенно щедр. Свою империю он создавал для них и ради них был настроен исключительно на успех. Беспощадная гонка за славой сделала Версаче не просто знаменитым кутюрье, а настоящей суперзвездой. И, да, если надо было изобрести велосипед, он его изобретал.

Джанни «придумал» супермоделей — манекенщиц с безупречными внешними данными и раздутым до предела эго. «Меньше чем за десять тысяч долларов я даже с постели не встану» — высказывание Линды Евангелисты вошло в историю моды. То же самое могли бы о себе сказать и три другие представительницы великолепной четверки маэстро — Синди Кроуфорд, Наоми Кэмпбелл и Кристи Тарлингтон. Кутюрье выплачивал красавицам сумасшедшие суммы, чтобы крепче привязать их к себе. Впрочем, девушки и без того ценили работу мастера; смелый крой платьев подчеркивал совершенство их тел, обостряя чувственность.

Самой любимой моделью Версаче была Наоми: их отношения напоминали задушевность младшей сестры и старшего брата. В руках дизайнера «черная пантера» превращалась в податливый материал — ни капризов, ни истерик. Эскизы кутюрье рисовал, мысленно примеряя их на ее вытянутый, грациозный силуэт (хотя Версаче спокойно обходился и без всяких набросков, драпируя ткани прямо на манекенщицах).

Для работы над рекламными кампаниями Джанни привлекал лучших фотографов — Хельмута Ньютона, Брюса Вебера или Ричарда Аведона, много снимавшего для Vogue. А участвовать в съемках приглашал друзей — Мадонну, Принца, Элтона Джона... Ролики часто носили откровенно эротический, провокативный характер — как, например, опус, посвященный джинсам, с Жан-Клодом Ван Даммом в главной роли.

Дизайнер буквально притягивал к себе знаменитостей. В середине 90-х Голливуд определенно испытывал потребность в таком творце — всегда в превосходном расположении духа, ежеминутно готовым закатить вечеринку.

Для тружеников фабрики грез одеться у Versace для выхода на красную дорожку означало уж точно не пройти по ней незамеченными. В самом стиле кутюрье было что-то киношное, и дело не в том, вдохновлялся он каким-либо фильмом или нет. Наряды он конструировал, как истории, и всегда держал в голове «раскадровку» будущей роли.

Элизабет ХёрлиОдно из иконических творений под лейблом Versace — черное платье с боковыми разрезами, скрепленными гигантскими булавками. Это произведение, попавшее в летописи моды, решилась примерить актриса Элизабет Хёрли.

Кутюрье умел извлечь выгоду из всего, в том числе и из дружбы со знаменитостями, благодаря которой средства массовой информации не сводили глаз с его модного Дома. Он приглашал звезд занимать первый ряд на своих дефиле. Во многом именно благодаря Версаче сезоны модных показов стали событием, интересным широкой публике.

Принятый с распростертыми объятиями в мир шоу-бизнеса, дизайнер получил и классическое признание. Показательно его сотрудничество с театром «Ла Скала» в качестве автора костюмов для балетов «Легенда об Иосифе» Рихарда Штрауса и «Дионис» Мориса Бежара. В конце концов, если бы не страстное желание дать своей небогатой семье самое лучшее и доказать, что он достоин родительского уважения и даже обожания, Версаче, вероятно, стал бы художником или архитектором, как когда-то мечтал.

Версаче был застрелен в возрасте пятидесяти лет 15 июля 1997 года перед своей шикарной виллой Casa Casuarina в Майами. Почему это произошло? Выдвигались разные версии. Одни полагали, что модельеру отомстили за его открытую гомосексуальность, другие утверждали, что дизайнер стал жертвой мафиозной разборки. Даже спустя двадцать лет споры не утихают. Так, 17 января на телеканале FX начнется второй сезон сериала «Американская история преступлений», посвященный делу Версаче. В главной роли Эдгар Рамирес, компанию венесуэльскому секс-символу составили Пенелопа Крус и Рики Мартин. Уже известно, что Донателла Версаче выступила против киноленты. По мнению семьи, подобные творческие опусы — не более чем игра фантазии их авторов.


Фото на анонсе: versace.com

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел