Клинический случай

21.11.2017

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

В парижском Доме-музее Виктора Гюго открылась уникальная экспозиция «Безумие в живописи». На ней представлены около двухсот работ пациентов психиатрических лечебниц: картины, скульптуры, рисунки, вышивка, изделия из бумаги. Апартаменты автора «Собора Парижской Богоматери» выбраны не случайно: его брат Эжен и дочь Адель страдали от умопомешательства.

В экспозицию вошли коллекции четырех видных психиатров XIX и XX веков — британца Уильяма Брауна, француза Огюста Мари, швейцарца Вальтера Монгенталера и немца Ханса Принцхорна. «Они поощряли больных заниматься искусством, давали советы, порой трудились вместе с ними, —  рассказывают кураторы выставки. — Психиатры были убеждены в эффективности арт-терапии, которая облегчала страдания подопечных. Кроме того, доктора видели в этих работах несомненную художественную ценность».

Подавляющее большинство пациентов, разумеется, не были профессиональными художниками, поэтому им поначалу давали уроки рисования. Будущие живописцы посещали выставки, трудились на пленэре, писали с натуры.

В прошлом столетии в нескольких европейских городах состоялись первые выставки «безумцев». Тогда же вышло несколько монографий. Еще в 1922 году Ханс Принцхорн издал книгу «Искусство душевнобольных», куда включил работы 450 пациентов из разных лечебниц. По мнению психиатра, именно безумец, который находится в мистическом союзе с Вселенной, способен совершать настоящие живописные открытия.

Принцхорн выступал неутомимым пропагандистом этого искусства — устраивал выставки во Франции и Германии. Со своей стороны, австрийский литератор Альфред Кубин утверждал, что живопись душевнобольных расширяет пределы нашего сознания. В конце концов, всех гениев принято считать в той или иной степени безумцами.

В результате творчество пациентов клиник открыли для себя экспрессионисты и сюрреалисты — Сальвадор Дали, называвший себя параноиком, Макс Эрнст, Пауль Клее, Андре Бретон. Среди сумасшедших были люди исключительно одаренные. Одним из наиболее талантливых арт-критики считают швейцарца Адольфа Вёльфи, который содержался в известном заведении Вальдау неподалеку от Берна. Он оставил после себя десятки тысяч работ. Вёльфи также сочинял стихи, впоследствии послужившие основой оперы.

В той же больнице многие годы провел великий танцовщик Вацлав Нижинский. В Вальдау он написал десятки картин. Некоторые из них до сих пор выставляются на аукционах. Специалисты ценят работы и россиянина Александра Лобанова. Художник прожил более полувека в лечебнице «Афонино», расположенной в одноименной деревне Ярославской области. После смерти его полотна выставлялись в Москве, Париже и Сан-Франциско.

Тем не менее «безумное искусство» всегда оставалось на периферии художественной жизни. Наиболее трагические страницы его существования пришлись на Вторую мировую войну, когда десятки больных художников стали жертвами гитлеровской «Операции Тиргартенштрассе 4», имевшей целью уничтожение физически и умственно неполноценных людей. В рамках этой «программы» нацисты отправили в газовые камеры от 70 000 до 80 000 человек.

В послевоенные годы едва ли не решающую роль в признании живописи душевнобольных сыграл известный французский художник и скульптор Жан Дюбюффе. Он выступил идеологом так называемого ар-брюта — искусства, созданного непрофессионалами-маргиналами (умалишенными, инвалидами, заключенными, бездомными и т.д.). По его мнению, подобные творцы более восприимчивы, наделены исключительным воображением и способны достичь небывалой свободы самовыражения. Их живопись отличает спонтанность, экспрессивность, загадочность, отсутствие каких бы то ни было канонов. Дюбюффе подарил свою коллекцию Лозанне, где она до сих пор хранится в замке Болье.

Несмотря на реабилитацию «безумцев», долгое время их работы пребывали в забвении. Наконец, в 2001 году при психиатрической клинике Гейдельбергского университета создали музей, где разместилось собрание Ханса Принцхорна, насчитывающее около 5000 картин. Cреди них, полагают эксперты, еще предстоит обнаружить настоящие шедевры. Нынешняя выставка в Доме-музее Виктора Гюго может стать важным шагом в этом направлении. 


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (1)

  • alt

    Михаил Панфёров 28.11.2017 00:31:28

    В Москве подобный был музей.
    Но это грустная история.
    В итоге же музейчик сей
    Был переправлен в Черногорию.
    А ведь писали Форбс о нём,
    Заметно было то собрание.
    Подняли плату за наём-
    Музей-давай-ка,до свидания!
    Володя Абакумов был
    Так поражён такою суммою.
    Собранье взял и укатил
    Он из России с тяжкой думою.
    Чего имеем,не храним
    Транжирим,и транжирить будем.
    Музей-то,Бог мол,с ним.
    Но пострадали ведь и люди.
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть