Морин Демидофф: «В России царит матриархат»

18.10.2017

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

В издательстве Editions des Syrtes вышла книга «Голова и шея. Истории русских женщин» французского антрополога и публициста Морин Демидофф. Автор провела в Первопрестольной больше восьми лет, создала популярный сайт Russie Info, опубликовала сборники «Жить в России» и «Портреты Москвы». В новой работе представлены документальные свидетельства четырнадцати россиянок трех поколений из разных слоев общества. С Морин Демидофф встретился корреспондент «Культуры».

культура: Название книги отсылает к известной пословице: «Мужчина — голова, женщина — шея: куда шея повернет, туда голова и смотрит». Значит, в России во многих сферах правит слабый пол?
Демидофф: Что бы ни говорили, здесь фактически царит матриархат. Женщины стоят во главе государственных институтов, экономических и торговых структур, учебных заведений и, конечно, семьи. Такое впечатление, что они никогда не отдыхают. Однажды моя русская подруга сказала: «Мы знаем, что власть в наших руках, но делаем все, чтобы мужчины думали иначе. Мы их оберегаем — пусть считают себя сильными». Знаменитые строки — «коня на скаку остановит, в горящую избу войдет» — по-прежнему актуальны. Русские женщины делают все, чтобы сохранить этот образ из поколения в поколение, включая нынешнее. Даже двадцатилетние убеждены, что они отважные, сильные, бесстрашные. Я всегда задавалась вопросом: «Не фантазии ли все это? Или они на самом деле такие?» Не знаю...

культура: Какие черты Вас больше всего удивляют в моих соотечественницах?
Демидофф: Устремленность, динамичность, неисчерпаемая энергия, жажда деятельности и новизны. Они настоящие воительницы, наделенные особой внутренней силой, которой я больше нигде не встречала. При этом они умудряются оставаться женственными и утонченными. Делают все, чтобы быть красивыми и модными, даже если у них на это нет особых средств. В сильный мороз ваши женщины при макияже, хорошо одеты, на 15-сантиметровых шпильках.

культура: В чем разница между русской и француженкой?
Демидофф: В отношении к жизни. Русских больше интересует внутренний мир. Они пытаются во всем найти смысл. Отсюда вечные вопросы: «Зачем?» и «Для чего?». Так, одна из моих героинь утверждает: «Русские — люди особые. Для них духовное важнее материального». По ее мнению, общество потребления не отвечает вашим ценностям, россиянам нужно нечто большее, чем «Икеа» и «Ашан».

культура: В книге четырнадцать историй. Что объединяет героинь?
Демидофф: Патриотизм и гордость за свою страну. Не случайно образом России служит «Родина-мать». Во Франции в патриотизме часто видят только национализм.

культура: По данным ЮНЕСКО, в мире научными исследованиями занимаются 29 процентов женщин, тогда как в России эта цифра значительно выше — 41 процент. Как думаете, почему?
Демидофф: Россиянки активно проявляют себя в науке и в других сферах, где на Западе традиционно доминируют мужчины. Это связано с эмансипацией, произошедшей в советские годы. Со школьной скамьи у вас не было и нет никакой дискриминации. В других странах принято считать, что наукой должен заниматься сильный пол, тогда как женщины отвечают, скорее, за гуманитарную сферу.

Кроме того, в России после революции и всех войн женщин оказалось больше, чем мужчин. Такого не было ни в одной другой стране. Женщинам пришлось взять на себя некоторые несвойственные им обязанности. Отсюда уверенность в том, что они олицетворяют силу, волю и мужество.

культура: Но и «железные» леди не лишены слабостей?
Демидофф: Разумеется. Несмотря на всю свою независимость, ваши женщины остаются консервативными. Мечтают о верном спутнике, в себе видят добродетельных жен и матерей. Но, к сожалению, многих постигает разочарование: мужья пьют, уходят из семьи. Отсутствие надежного человека заставляет женщин чувствовать себя несчастными и одинокими.

Дело в том, что у представительниц слабого пола часто слишком завышенные требования, которые мешают им найти супруга, — отсюда и разочарование.

культура: «Женщина — это будущее мужчины», — говорил знаменитый поэт Луи Арагон. Не имел ли он в виду нашу страну?
Демидофф: Может быть. Однако, думаю, в скором времени ситуация изменится, и мужчины займут достойное место. Молодежь, которую условно можно называть «поколением Путина», кардинально отличается от предыдущих генераций. Они целеустремленные, мужественные, много занимаются спортом.

культура: Почти все героини книги, независимо от возраста, подчеркивают, что любят сильных людей — таких, как Владимир Путин.
Демидофф: Для них он — «идеальный мужчина». На него, человека консервативных взглядов, можно положиться. С ним нечего бояться. При этом не все поддерживают его в политическом плане.

культура: Одна из женщин, о которых Вы пишете, утверждает, что она «в тысячу раз предпочитает Путина Франсуа Олланду», а «русским нужная сильная власть»...
Демидофф: Путин — настоящий лидер. Спас Россию, провел реформы. Нравится и то, что он умеет демонстрировать мускулы на международной арене.

культура: Персонажи интересуются политикой. Многие ностальгируют по прошлому, жалеют, что потеряли Советский Союз. «Беда пришла, когда Горбачев стал генеральным секретарем компартии. Он убил наше общество своими либеральными реформами. Мы его не любим, но он очень популярен на Западе именно потому, что разрушил СССР», — полагает 56-летняя Марина, чей муж был дипломатом.
Демидофф: Женщины старше 45 лет тоскуют по СССР. Но не все, а только те, кто тогда хорошо жил. Большинство сожалеют о временах, когда не боялись завтрашнего дня. В брежневские годы — может, и не самые радостные — в стране царила стабильность. Напротив, молодежь не хочет говорить о советском прошлом, но считает, что сегодняшняя Россия не имеет с Союзом ничего общего. Человек, родившийся в 90-е, и русский советской эпохи — люди совершенно разные. Но и те и другие преданы своему Отечеству. Думаю, что ни в одной другой стране мира нет такой сильной привязанности к родной земле... Несмотря на все страшные социальные потрясения, выпавшие на долю русских, они остались самими собой, сохранили корни. Многие молодые люди возвращаются к традиционным ценностям. «Мы поняли, какое общество существует на Западе, — говорят они, — но разве оно нам подходит? Зачем нам социум, основанный на сверхпотреблении?» Им важнее человеческие отношения. Парадокс русских в том, что, с одной стороны, они открыты западным ценностям, путешествуют по всему миру, свободно говорят на иностранных языках, а с другой — испытывают потребность хранить ценности старой России.

культура: Вы жили в Москве, когда Крым вернулся в состав нашей страны. Вы видели реакцию россиян на это событие?
Демидофф: Для них нет сомнений в том, что Крым — русский. Все были взволнованы и обрадованы. Путин стал настоящим героем, а его популярность выросла еще больше.

культура: «Нам наплевать на ваши санкции, они просто смешны, — говорит на страницах книги Карина, — если понадобится, мы можем жить только на хлебе и воде».
Демидофф: Карина, у которой армянские корни, во многом типично русская. Я обратила внимание, что женщины, получившие хорошее образование в эпоху СССР, больше всего преданы своему Отечеству, гордятся им. Они решительнее всех выступают против Запада. Многие занимают хорошее положение в обществе, возглавляют предприятия. Они остаются советскими по своему менталитету. Порой у них возникает недопонимание с теми, кто сформировался в новые времена.

культура: 27-летняя Елена переехала во Францию в 2010 году. Ей не хватает России. Называет французов снобами и не любит, когда критикуют ее Родину. Вас не удивляют ее слова о том, что русские, оказавшиеся за границей, становятся большими патриотами, чем те, кто живет дома?
Демидофф: Во многом это реакция на критику. Ваши сограждане крайне болезненно переживают подобные нападки. Французская пресса чаще всего чудовищно освещает события в России. При этом французы любят и защищают вашу страну.

культура: Что связывает сегодня наши государства?
Демидофф: Культурные и исторические узы. Россия по-прежнему вызывает колоссальный интерес. Недавний пример — огромный успех выставки в Версале, посвященной Петру I.

культура: Как чувствует себя французская колония в России?
Демидофф: Прекрасно. Мне очень нравилось жить в вашей стране. Больше всего французов в Москве, в Калуге, где выстроен автомобильный завод, и в Петербурге. Может, это звучит парадоксально, но в России чувствуешь себя по-настоящему свободной: кажется, что все легко и возможно. Заряжаешься особой энергией. Русские не ломают комедию, они открыты, говорят, что думают, не скрывают чувств. Им чуждо лицемерие. Правда, поначалу мешает языковой барьер, но когда начинаешь говорить по-русски, открываются все двери. Появляются замечательные друзья.

культура: Как изменилась Москва за годы, что Вы провели в Первопрестольной?
Демидофф: Когда я только приехала, в городе было много плохих дорог. Автомобили ставили где попало. Дома выглядели обшарпанными. На моих глазах столица преобразилась, похорошела. У вас принято критиковать мэра за бесконечные ремонтные работы, но результат поражает.

культура: У Вас есть в Москве любимые места?
Демидофф: Патриаршие пруды, парк Горького, Чистые пруды, где мы жили с мужем и детьми.

культура: У Вас, француженки, известная русская фамилия. Кто Ваш муж?
Демидофф: Александр Демидофф — потомок белых эмигрантов. Его отец и дед — донские казаки. В 1921 году они уехали из России и обосновались в Париже. Когда мужу предложили работу в вашей стране, он сразу согласился. Возвращение на родину предков он воспринял как знак судьбы. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть