Свежий номер

Франция перед выбором

09.03.2017

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

Никогда еще в истории Пятой республики президентская гонка не сопровождалась столь оглушительными разоблачениями и разборками, вбросами компромата, сведением счетов, вмешательством судебных инстанций и, наконец, кризисом системных партий, которые на протяжении более полувека правили страной.

Фото: Zuma/TASS

Главной жертвой избран экс-премьер Франсуа Фийон. Рейтинг победителя правоцентристских праймериз резко пошел вниз после того, как газета Le Canard enchaîné сообщила, что он пристроил в качестве своих парламентских помощников супругу и двоих детей. Разумеется, за счет бюджета Национального собрания. Следствие с поразительной поспешностью принялось раскручивать «дело Фийона». Серию допросов и обысков семьи и близкого окружения увенчал вызов к судебному следователю, который 15 марта якобы должен выдвинуть официальное обвинение. Среди прочего кандидату «Республиканцев» могут инкриминировать незаконное использование госсредств. 

Сам Фийон назвал эту операцию попыткой «политического убийства». Пока он не знает, кто именно его «заказал», но обещает найти виновных. В лагере бывшего премьера началось массовое дезертирство. Вчерашние соратники бегут один за другим. Ретировался даже стойкий боец — глава предвыборного штаба Патрик Стефанини. Видные деятели движения «Республиканцы» потребовали от недавнего любимца отказаться от борьбы за президентство. Вспыхнула паника: «Наш корабль дал сильную течь, и, чтобы спастись, нужен другой капитан». 

Баллотироваться предложили еще одному экс-премьеру Алену Жюппе, на праймериз ставшему вторым. После некоторых колебаний тот отказался, возложив вину за нынешний бедлам в стане правых на Фийона, который, дескать, «все испортил». Однако напомним, что сам Жюппе в 2004-м был приговорен к условному 14-месячному заключению. За трудоустройство ряда однопартийцев в парижской администрации, где он занимал пост вице-мэра. 

Раскол «Республиканцев» виделся неизбежным. Ждали «ночь длинных ножей». Один из бывших сторонников Фийона назвал его «одержимым»: «Поскольку Франсуа не хочет договариваться, против него надо послать спецназ». «В гонках пилота не меняют, — парировал участник многих авторалли Фийон. — Никто не сможет помешать моему участию в выборах. Никто не заставит снять кандидатуру. Это попытка использовать правосудие в своих интересах. Я абсолютно невиновен с точки зрения закона». Он напомнил, что разгромил всех соперников на праймериз с участием 4,5 миллиона французов. На днях Франсуа созвал двухсоттысячный митинг на площади Трокадеро. «Если Фийон уйдет, — предупредил верный электорат, — мы отдадим голоса Марин Ле Пен». Так партийной элите ответил «глас народа».

Попытки путча пока провалились, хотя отдельные очаги сопротивления еще тлеют. Тем не менее руководящий орган «Республиканцев» — политический комитет — единогласно высказался в поддержку несгибаемого Франсуа. Посрамлены многочисленные аналитики, утверждавшие, что отставка Фийона вопрос не дней, а часов. Однако впереди его ждут новые испытания — восстановление пошатнувшегося рейтинга. 

Местная Фемида грозит и Марин Ле Пен. Ее также вызывают к судебному следователю для предъявления обвинений в якобы фиктивном найме двух членов НФ в качестве помощников европарламентария. Кроме того, Марин шьют «пропаганду экстремизма и насилия» за размещение в Twitter снимка расправы ИГИЛ над заложниками. Преследователи забывают, что твит Ле Пен был ответом тележурналисту, сравнившему «Нацфронт» с главной террористической организацией. «Вот что творит ИГИЛ, — заявила политик. — Давайте не путать с НФ».

Фото: Francois Mori/AP/TASS

В отличие от Фийона, Марин отказывается идти по судебным инстанциям. Правда, согласно последним опросам, неявка никак не отразится на ее популярности. Она по-прежнему уверенно лидирует в президентской гонке с 25–27 процентами голосов, что гарантирует выход во второй тур. 

«Ле Пен сегодня сильнее, чем когда бы то ни было», — признает влиятельная левоцентристская газета «Монд». По мнению аналитиков, ветер дует в ее паруса. Причин тому много: обострение социального кризиса, высокий уровень безработицы, неспособность ЕС и Парижа справиться с миграцией, перманентная угроза терактов, волнения в пригородах, тотальная дискредитация брюссельских институтов, вереница скандалов во французской элите, отторжение системных партий, погрязших в скандалах и коррупции. Наконец, Брекзит и приход к власти в США Дональда Трампа.

Политическая платформа «Нацфронта» призвана служить, по словам Марин, одной цели — интересам Франции и патриотизму. Во внешней политике — курс на сближение с Москвой и отмена антироссийских санкций, выход из военной организации НАТО, кардинальный пересмотр отношений с ЕС. «Евро — это труп, который пока еще шевелится», — констатирует Ле Пен. По ее оценкам, единая валюта привела к потере двух миллионов рабочих мест во Франции. Патриотизм — краеугольный камень программы «Нацфронта». Исключительное значение Марин придает вопросам безопасности. Она предлагает поднять расходы на оборону, восстановить армейский призыв, увеличить число полицейских. Обещает сократить ежегодную миграцию во Франции до 10 тысяч человек, высылать нелегалов. Хочет отменить принятый социалистами закон об однополых браках. Снизить на 10 процентов подоходный налог для наименее обеспеченной части населения, провести национализацию платных автомобильных дорог, обложить 35-процентной пошлиной продукцию французских компаний, которые размещают предприятия в странах с дешевой рабсилой. Сторонник «прямой демократии», Ле Пен готова решать ключевые вопросы не в правительственных кабинетах и с трибун Национального собрания, а путем общенародных референдумов. 

Некоторые экономисты считают проект «Нацфронта» неосуществимым — для его реализации потребуются сотни миллиардов евро. Где их найти в условиях экономического застоя и гигантского внешнего долга? Тем не менее видный социолог Жером Жаффре полагает более чем вероятной победу Марин в первом туре. Однако затем ей, похоже, не удастся преодолеть планку в 50 процентов голосов. Против нее, скорее всего, будет сформирован так называемый «Республиканский фронт» из правых и левых сил. 

Наиболее вероятный соперник Ле Пен во втором туре Эмманюэль Макрон позиционирует себя как социал-реформатор, способный вытащить страну из трясины. Он, несомненно, ориентируется на Евросоюз и не ставит под вопрос членство Парижа в Североатлантическом блоке. Его часто сравнивают с бывшим британским премьером Тони Блэром. «В программе Макрона нет никакого видения будущего Франции, — убеждена мадам Ле Пен. — Это лишь политический маркетинг с набором обещаний, которые тысячу раз сулили французам».

Стоит отметить, что у 39-летнего кандидата небольшой политический опыт. Не считая того, что он два года возглавлял министерство экономики, где не оставил яркого следа, — солидного управленческого багажа нет. Кроме наспех сколоченного движения «На марше!», никакой серьезной партийной силы за ним не стоит.  Зато в отличие от большинства конкурентов он не замешан ни в каких скандалах. Но разве этого достаточно для того, чтобы править Францией?

Фото на анонсе: REUTERS/PIXSTREAM

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел