Свежий номер

Евгения Миро: «Русской культуре присуща сказочность»

08.03.2017

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

Во Всероссийском музее декоративно-прикладного и народного искусства в Москве открылась выставка «Шелковый лабиринт». На ней представлено более ста платков знаменитого дома Hermès из частной коллекции Александра и Екатерины Цыбиных — Maison Carré Foundation. 

Фото: André Berg

Целый раздел экспозиции посвящен истории и культуре России. В частности, здесь показаны работы Евгении Миро (Мирошниченко) — единственного русского дизайнера, сотрудничающего с именитым брендом. С мастером встретился парижский корреспондент «Культуры».

культура: Как началось Ваше взаимодействие с Hermès?
Миро: В Москве, мои работы представила директор бутика Ирина  Педько. Меня сразу пригласили в Париж для встречи с главой дома. Я получила задание на 15 дизайнов для трех департаментов — платки, фарфор и браслеты. С тех пор сделала для них около 70 проектов. Также работаю с другими европейскими брендами — это ювелирка, стекло, фарфор, текстиль, витражи, мозаика, недавно подписала контракт и с Тайванем на эмалевые браслеты. Французские бренды в основном заказывают произведения на русские сюжеты. Но у меня есть коллекция керамики на стихи Поля Элюара, которого я очень люблю.

культура: В европейском дизайне сегодня крайне редко встречается русский стиль, не так ли?
Миро: После Дягилевских сезонов он фактически сошел на нет, несмотря на то, что западные фирмы проявляют интерес к нашим мотивам и у некоторых модельеров, как у Жан-Поля Готье, есть даже русская коллекция. Творцов привлекает стилистика отечественного эпоса. Ведь, пожалуй, ни в одной стране мира нет такого разнообразия промыслов, как у нас: Хохлома, Жостово, Филимоново и так далее. Нашей народной культуре присуща сказочность, которая проявляется в цвете, формах, линиях. Все это богатство потрясающе смотрится в любом дизайне. 

Фото: André Berg

культура: Вашим работам свойственна старинная символика, не всегда понятная непосвященным. 
Миро: В представленном на выставке «Русском алфавите» нарисована Стратим — прародительница всех птиц. Конь — означает бессмертие рода, а также мощь, благополучие, удачу. Поэтому на крышах ставился деревянный конек. 

культура: Вы уроженка Харькова, выпускница Санкт-Петербургской академии художеств, сейчас живете в Париже. Следите за развитием отношений между Москвой и Киевом?
Миро: Я никогда не разделяла Россию и Украину. Для меня это поток мощной славянской культуры, единой и неделимой. Когда я занималась в художественном училище в Харькове, мы постоянно ездили на выставки в Москву, впитывали русское искусство. Да, мы учили украинский язык, но в Харькове всегда говорили на русском. 

культура: Вы побывали во многих странах. Какие места оставили наиболее яркий след? 
Миро: Прежде всего Петербург, любовь к которому у меня возникла еще в школьные годы. Я выбрала этот город для учебы, поскольку там можно получить лучшее в мире художественное образование. Преддипломную практику проходила в Эрмитаже, где делала копию старинной фламандской шпалеры XVI века. Кроме того, обожаю Коктебель, чей духовный пласт во многом связан с именем Максимилиана Волошина. Я помню еще тот Коктебель, где на набережной не было ни одного ресторана и молодежь собиралась на литературные вечера в разных усадьбах. Как свои пять пальцев знаю и крымский Карадаг — удивительное по энергетике место. Все эти впечатления так или иначе отразились в моих работах. 

культура: Кто из художников Вам особенно близок?
Миро: Михаил Врубель. Потрясающий мастер Иван Билибин, которого, кстати, очень любят в доме Hermès.  

Фото: André Berg

культура: С каким цветом предпочитаете работать?
Миро: Нашей традиции свойственно соединение белого и голубого. И, конечно, красный. Он очень важен для понимания отечественной истории. Не случайно таков был цвет советского флага. 

культура: Несть числа Вашим международным премиям и наградам. Льстит, когда Вас называют послом российской культуры?
Миро: Служить ей — моя судьба. Часто повторяю, что Россия безгранична, нет у нее ни начала, ни конца. Готовлю новую коллекцию, посвященную России. Хочу создать свой бренд аксессуаров — платков, ювелирки и керамики. 

культура: Пойдете по стопам Вашего друга — легендарного кутюрье Славы Зайцева?
Миро: Вячеслав Михайлович — удивительный человек, который беззаветно любит Россию и ее культуру. Его Дом моды — воплощение не только таланта, трудолюбия и ответственности, но и желания передать свое мастерство следующему поколению.

культура: На Ваш взгляд, обоснованы ли претензии Парижа на звание столицы моды? 
Миро: Несомненно. Здесь очень высокий уровень дизайна. Помимо Франции, своей эстетикой меня восхищает Италия. Как говорят, у итальянцев в жилах течет искусство. К сожалению, умение рисовать сегодня во многом утрачено. Это связано среди прочего с наступлением компьютерной графики.  

Фото: André Berg

культура: Помимо западных брендов, Вы сотрудничаете и с российскими компаниями и театрами.
Миро: Разумеется, с Императорским фарфоровым заводом, Павловопосадской мануфактурой, а также с Мариинкой и Большим симфоническим оркестром имени П.И. Чайковского. Участвовала в проекте «Лавка Мира» для Музейно-выставочного комплекса «Новый Иерусалим». На открытии экспозиции присутствовали премьер-министр Дмитрий Медведев, Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. 

культура: Есть мнение, что творческий человек обречен на одиночество. Согласны?
Миро: Когда входишь в мастерскую, утверждал Рембрандт, оставляешь жизнь за порогом. Когда я занимаюсь творчеством, то полностью отключаюсь от остального мира.

культура: Вы прихожанка русской православной церкви Трех Святителей в Париже. Красота ярко проявляется в духовности и вере?
Миро: Они необходимы для понимания того, зачем нужен этот мир и почему мы в него пришли. Человек верующий может создать гораздо больше, ибо лучше осознает, откуда идут сила духа и талант.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел