Милен Демонжо: «Смелость делает людей счастливыми»

09.02.2017

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

«Любовные письма»

Милен Демонжо вернулась на сцену. В театре Comedie des Champs Elysées она вместе с дуайеном актерской гильдии Жаном Пья играет в «Любовных письмах» Альберта Гурнея. После премьеры корреспондент «Культуры» встретился с актрисой и побеседовал о «сладких таинствах любви».

Пьеса давно вошла в репертуар многих театров мира. Главных героев — Мелиссу и Энди — связывает эпистолярный роман длиною в жизнь, который обрывается только смертью героини. В свое время в «Письмах» блистали Элизабет Тейлор, Мел Гибсон, Эли Макгроу, Райан О’Нил, Анук Эме, Ален Делон, Жерар Депардье. Большой популярностью произведение пользовалось и в России. В постановках участвовали Ирина Купченко и Армен Джигарханян, Ольга Яковлева и Олег Табаков. Сейчас спектакль идет в Московском театре имени А.С. Пушкина с Верой Алентовой и Владимиром Меньшовым. 

культура: Чем Вас привлекли «Любовные письма»?
Демонжо: Это одна из самых трогательных историй. Мне всегда ужасно хотелось примерить ее на себя. Наконец долгожданный шанс представился. У многих в жизни было нечто подобное. Мы любим человека, и нам не хватает мужества для важного шага. Смелость не только города берет, но и делает людей счастливыми. Нерешительность, напротив, обрекает на страдания. Знаменитый французский комик Колюш говорил: мы часто любим друг друга, но не одновременно — фазы не совпадают. Не умеем идти нога в ногу.

культура: Это не Ваш случай. Вы счастливо прожили 35 лет с режиссером и сценаристом Марком Сименоном, не так ли? 
Демонжо: Совершенных отношений не бывает. Многие убеждены, что сильные чувства существуют несколько месяцев, максимум — три года. Нам повезло: наша взаимная страсть длилась целых семь лет. Однако магия постепенно улетучилась, и пришли будни. 

культура: Разве они непременно убивают любовь?
Демонжо: Страсти изнашиваются. Люди постоянно вместе, и наступает пресыщение. Исходя из своего опыта, могу сказать: если у пары нет детей, жить нужно порознь, надо отдыхать. Каждому необходима хотя бы личная комната. Временное одиночество благоприятствует поддержанию огня в семейном очаге. Так или иначе, самые яркие чувства превращаются в дружбу, взаимную приязнь, нежность, что не менее важно, чем любовь. Муж и жена становятся сообщниками. Я советую моим молодым друзьям идти в отношениях на уступки, искать компромиссы, а не спешить хлопнуть дверью. Это слишком легко. Семейная жизнь — искусство и наука, которые постигаются годами. Все начинается с безумного взаимного притяжения, когда в каждом из нас просыпается инстинкт. Люди тоже животные,  стремящиеся к обладанию. Конечно, в эпоху моих бабушек было иначе. Встреча, долгая помолвка, будущие молодожены привыкали друг к другу. Тогда считали, что брак по расчету и здравому смыслу самый прочный. Сегодня, не успев познакомиться, занимаются сексом. Но к чему спешить? 

культура: А как же любовь с первого взгляда. Говорят, именно так начался Ваш союз с Марком Сименоном?
Демонжо: Ни до, ни после не испытывала подобного накала страстей. У нас не было сил сопротивляться. Мы попали в эпицентр цунами. Когда я брала его за руку, то чувствовала что-то вроде электрического разряда. Если вы пережили нечто подобное, можете считать, что жизнь прошла не зря. Счастье — это когда вам везде хорошо вместе.

«Любовные письма»

культура: Что именно Вы больше всего цените в мужчине? 
Демонжо: То же, что и в женщине: доброту, щедрость, сострадание, ум, открытость. 

культура: Любовь, как известно, требует жертв. Вы принесли на алтарь карьеру. Не жалели? 
Демонжо: Может, мое сравнение покажется чересчур смелым, но есть проститутки, которые называют сутенера «мой мужик». Ради него они готовы на все, буквально отдают себя целиком. Примерно так я относилась к Марку. Забывала обо всем, в том числе о ролях. Нет чувства слаще, чем принадлежать другому человеку. Меня ничего не интересовало. Хотела лишь одного, чтобы он был счастлив и успешен. К сожалению, карьера супруга не задалась. Быть сыном Жоржа Сименона — тяжелая ноша. Я убеждала его сменить фамилию, стать Дюпоном или Дюраном. «Когда придет успех, ты снова будешь Сименоном, сыном великого Жоржа», — говорила так. Но ему не хватило духа. 

культура: К тому же Марк много пил…
Демонжо: Пристрастился к бутылке лет через десять после начала нашей совместной жизни. Алкоголизм — болезнь, и ее можно побороть. Об этом вместе с доктором Изабель Соколофф мы даже написали книгу «Ловушка». Процент излечившихся невелик, но нельзя опускать руки, особенно когда страдает любимый человек. Я делала невозможное. Однако потерпела поражение в схватке с недугом мужа. Признаюсь: не смогла простить, когда он не захотел завязать с пьянством. Проигрывать я никогда не любила. 

Кроме того, нашу жизнь отравляла бешеная ревность. Презираю это чувство, но мы ничего не могли с собой поделать. Хотя и не изменяли друг другу, я не переносила девушек, ходивших за ним табуном. 

культура: На Ваш взгляд, женщина счастливее замужем или в свободном союзе?
Демонжо: Женщина, как правило, стремится вступить в брак, ибо до сих пор материально зависит от мужчины. Но, когда благоверный, прожив с ней двадцать лет, уходит к молодой девушке, она остается ни с чем. Вообще, если не хотите обзаводиться потомством, то брак совершенно не обязателен. По-настоящему семья создается только для этого. Мой приятель, крупный биолог, утверждает, что ребенок нуждается в родителях до 12-летнего возраста. Поэтому людям с маленькими детьми стоит запретить разводиться. Я никогда не видела действительно счастливых союзов, где были бы дети от разных браков. Каждому нужны собственные отец и мать, здесь мы как животные. У Марка было двое от первой жены. Как же они меня ненавидели. 

Фото: Keystone Pictures USA/ТАСС

культура: У Вас русские корни. Что Вы унаследовали от матери, уроженки Харькова Клавдии Трубниковой? 
Демонжо: Внешность и характер. Во мне превалирует эмоциональное начало. Чувства часто берут верх над разумом. В свое время я посвятила маме книгу «Харьковская сирень». Недавно вместе с двумя художниками издала комиксы «Прощай, Харьков», где рассказывается о ней и о моей собственной жизни. 

культура: В 2015 году Вы представили мемуары «Мои священные чудовища», посвященные селебрити, с которыми сводила судьба. Почему среди 52 героев воспоминаний нет ни одной дамы?
Демонжо: Меня в этом неоднократно упрекали. Наверное, потому что гораздо больше общалась с мужчинами. К тому же среди слабого пола «священные чудовища» мне почти не попадались. Я хотела включить в сборник Жанну Моро, но издатель сказал: «Давай лучше посвятишь женщинам отдельную книгу». 

культура: Кто из Ваших «чудовищ» казался самым неотразимым? Жан Маре, Ален Делон, Ив Монтан, Пьер Ришар, Жан-Поль Бельмондо, Жерар Депардье, Жак Ширак или принц Чарльз? 
Демонжо: Прежде всего назвала бы Жерара Филиппа и Лорана Терзиеффа, выходца из русского дворянского рода. И, разумеется, Жана Маре. Он был самым обворожительным из всех, кого я встречала. К сожалению, он интересовался исключительно мужчинами. Великолепен был и молодой Депардье — например, в фильме «Вальсирующие», но с тех пор он сильно поправился. 

культура: Вам покровительствовал Луи де Фюнес?
Демонжо: Я его обожала. Это настоящий гений — находчивый, изобретательный, неповторимый. Умнейший клоун. Фильмы с его участием по-прежнему пользуются колоссальным успехом.

культура: С кем из режиссеров Вам было интереснее всего сотрудничать?
Демонжо: С Мишелем Девилем, сыграла у него в двух фильмах. Совсем недавно снялась вместе с Катрин Денёв и Катрин Фро в «Акушерке» Мартена Прово, картина скоро появится на экранах. Хотелось бы поработать с Франсуа Озоном. Пока не сложилось, но я не теряю надежды. Время еще есть (смеется)

культура: Эпоха звезд во французском кино окончательно канула в Лету?
Демонжо: Молодые звездочки порой вспыхивают на небосклоне, но не оставляют следа. Все летит слишком быстро. Из нынешних актрис, которые могут претендовать на этот статус, назвала бы только Марион Котийяр. 

Фото: Rights Managed/ТАСС

культура: Вы снялись почти в ста фильмах. Какие, на Ваш взгляд, останутся в истории кинематографа?
Демонжо: Наверняка не забудут «Фантомаса» и «Трех мушкетеров», где я играю Миледи. Возможно, останется картина «Здравствуй, грусть» по книге Франсуазы Саган. Наконец, в марте выходит отреставрированный фильм «Салемские колдуньи», где моими партнерами были Симона Синьоре и Ив Монтан. Именно в этой ленте 60 лет назад меня впервые заметили критика и публика. 

культура: Есть ли хорошие актеры среди французских политиков?
Демонжо: Не говорите мне о них. Они наводят на меня ужас. Это все комедианты, умеющие только торговать обещаниями. 

культура: Что сегодня главное в Вашей жизни?
Демонжо: То, что я счастливая и свободная женщина. Много времени провожу в деревне в окружении любимых животных. Обожаю читать, писать книги, слушать музыку, играть в театре. У меня масса друзей. Мне больше ничего не надо. Проживаю седьмую жизнь и чувствую себя кошкой, которая облизывается перед горшком со сметаной. 

культура: Вы по-прежнему заботитесь о животных?
Демонжо: Сильнее, чем когда бы то ни было. Опекаю приют «Ковчег». Помогаю фонду Брижит Бардо. Поскольку президентские выборы на носу, мы пытаемся привлечь внимание властей к участи братьев наших меньших, и в частности к тому, как с ними безжалостно расправляются на бойнях. Человек не царь природы, а самый жестокий зверь на земле. Существование homo sapiens оправдывает лишь то, что он создал искусство, музыку, литературу, кино.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть