Выстрелы в Далласе

14.07.2016

Ирина МАККЕЙ

Вечером 7 июля в техасском Далласе, печально известном как место убийства президента Джона Кеннеди, проходила демонстрация афроамериканцев, выступавших против действий полиции, результатом которых стала смерть двух чернокожих мужчин, застреленных накануне в Луизиане и Миннесоте. Подобные акции состоялись в тот день во многих городах США, кое-где принимая характер яростных схваток со стражами порядка.

В Далласе все поначалу шло сравнительно мирно: протестующие перекрыли главную магистраль, а полицейские старались оттеснить их, сохраняя хладнокровие. И вдруг раздались выстрелы. Люди в ужасе бросились врассыпную. Стрелок вел огонь прицельно: один за другим падали на мостовую сраженные пулями мужчины в темно-синей форме. Пятеро копов погибли. Снайпером оказался 25-летний афроамериканец, шесть лет прослуживший в армии и недавно демобилизовавшийся. Военный опыт помог ему выбрать удобное место для засады в многоярусном гараже, а затем спрятаться в здании соседнего колледжа. Окруженный, он два часа вел переговоры с полицией, пока не был застрелен. Выяснилось, что стрелок возмущен расовыми несправедливостями — ​к «акции возмездия» он готовился не один месяц.

Следующим утром «Нью-Йорк пост» вышла с фотографией убитых полицейских на обложке и броским заголовком: «Гражданская война». С такой характеристикой положения в стране согласны далеко не все, во всяком случае среди представителей белого населения. В самом деле трудно привыкнуть к мысли, что война идет не в каком-нибудь Судане или Ираке, а фактически у вас под окнами. Но чернокожие уверены, что это именно так: недели не проходит, чтобы СМИ не сообщили об очередном застреленном копами афроамериканце. В прошлом году от рук полисменов погибли около тысячи человек. Более трети — ​негры. А вот взгляд со стороны: председатель группы экспертов ООН по проблемам лиц африканского происхождения Рикардо Сунга заявил, что в США существует «структурный и институциональный расизм».

Однако, как в любой гражданской войне, здесь нет однозначно правых и виноватых. Многие считают, что сами афроамериканцы зачастую отнюдь не «невинные жертвы» и что нарушителей закона среди них больше, чем в других этнических группах. Напасть на копа среди чернокожей молодежи считается доблестью и геройством. Некоторые районы США буквально напичканы оружием, и, останавливая, например, превысившего скорость водителя или преследуя мелкого воришку, полицейский сам рискует жизнью. Взаимное предубеждение и недоверие создают взрывоопасную ситуацию. Современные технические средства позволяют заснять и мгновенно выложить в Сеть любой конфликт с представителем власти, сопровождая его комментариями автора, что порождает уже массовую ненависть и агрессию.

Что совершенно очевидно: за почти 60 лет, прошедшие со дня гибели Мартина Лютера Кинга, ситуация мало изменилась к лучшему. Не помогли ни внедряемая политкорректность, запрещающая использование слов «черномазый» или «негритос», ни «аффирмативная акция» — ​система создания благоприятных условий для учебы небелого населения, ни даже избрание в президенты мулата, окончившего Гарвард. Расизм, как «белый», так и «черный», легко отыгрывает утерянные позиции. Находясь во время далласской трагедии на саммите НАТО в Варшаве, Обама довольно неубедительно заявил: «нация не настолько расколота, как полагают некоторые». Между тем этот раскол налицо, и, похоже, никто не знает, что с этим делать. Даже успешное афроамериканское меньшинство, сумевшее вырваться из нищей полубандитской среды, выучиться, получить хорошую работу, испытывает гнев и боль за положение «своего народа в этой стране». Что же говорить о большинстве — ​о тех, кто считает себя униженными и оскорбленными? А это значит, неизбежны новые инциденты и жертвы.

За неделю после событий в Техасе, кажется, не было в Америке ни одного спокойного дня. Повсеместно состоялись массовые демонстрации чернокожих, в том числе в Вашингтоне и Нью-Йорке. Сотни участников арестованы. В самом Далласе появилось предупреждение о готовящемся нападении на два центральных полицейских участка города. В столице штата Луизиана пойманы трое афроамериканцев, выкравших из оружейного магазина винтовки, а в ходе беспорядков там задержали более 200 человек. Кто знает, где, когда и с какой стороны прозвучат новые выстрелы? Генпрокурор Лоретта Линч высказалась предельно откровенно: «По всей стране американцы чувствуют себя беспомощными, чувствуют себя в опасности».

Приближается к концу второй президентский срок Барака Обамы. Многие в США, в первую очередь молодежь и представители небелого населения, связывали с его приходом в Белый дом множество радужных надежд, которым не суждено было сбыться. Прекрасный оратор, обладающий несомненной харизмой политик, он, как считает значительная часть сограждан, оказался полным разочарованием. Внедряя непопулярную программу медицинского страхования, утверждаясь в роли мирового лидера, решающего за другие государства, как им жить, пытаясь «разорвать в клочья» экономику России скоординированными санкциями, Обама, похоже, проглядел беду в собственном доме — ​обострение расовых противоречий, ведущее к разобщению нации и эскалации насилия. Кто бы ни стал преемником 44-го президента, ему (или ей) достанется тяжелое наследство.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть