Доминик Жаме: «Запад начинает понимать, что Украина — ​непосильная ноша»

15.02.2016

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

Доминик Жаме — ​один из ветеранов французской журналистики. Автор около 30 книг, в том числе нескольких романов, он возглавлял ряд ведущих французских газет — ​Quotidien de Paris, France Soir, сотрудничал с телеканалами и радиостанциями. Сегодня Жаме — ​директор популярного интернет-издания «Бульвар Вольтера» и вице-председатель партии «Вставай, Франция!». С известным писателем и публицистом встретился парижский корреспондент «Культуры».

культура: В последние дни во французских правительственных кругах — ​от премьера до министра сельского хозяйства — ​все громче раздаются голоса в пользу отмены антироссийских санкций. Еще настойчивее этого требуют лидеры оппозиции: Николя Саркози, Франсуа Фийон, Марин Ле Пен.
Жаме: Подобные заявления свидетельствуют о том, что санкции были бессмысленны с самого начала, шли вразрез с французскими интересами и принесли всем огромные убытки. Кроме того, как можно сохранять санкции, когда мы вместе с Москвой ведем войну против ИГИЛ?

культура: «Без России невозможно урегулирование ни одного кризиса, — ​подчеркивает газета «Фигаро», — ​и то, что она возвращается на первые роли, — ​хорошая новость для всего мира». Почему же тогда Франция не хочет создать единую коалицию для борьбы с «Исламским государством»?
Жаме: Одна из главных причин в том, что в последние годы Париж отказался от независимой политики. Франция сократила оборонный бюджет и уже не претендует на заметную роль. Она все сильнее зависит от Америки, больше уповает на ее «помощь», чем на собственные силы.

культура: Помнится, чтобы ослабить зависимость от Вашингтона, Европа на протяжении многих лет пыталась создать собственную оборону.
Жаме: К сожалению, дальше формирования франко-немецкой бригады дело не пошло. Военной интеграции Старого Света не хотел опять-таки Вашингтон, который добивался его размежевания по принципу «разделяй и властвуй». Более того, сейчас стоит вопрос о полной интеграции Франции в НАТО.

культура: «Франсуа Олланд добивается статуса главной собачонки Соединенных Штатов», — ​только что заявил председатель партии «Вставай, Франция!» Николя Дюпон-Эньян.
Жаме: Когда-то «любимым пуделем» называли бывшего британского премьера Тони Блэра… Франция тогда знавала другие времена. Президент Жак Ширак даже отказался участвовать в американской войне против Ирака. Его решение поддержало подавляющее большинство французов.

культура: Сегодня, кажется, намечаются определенные подвижки в урегулировании сирийского кризиса. Но разве реально его окончательно решить без президента Башара Асада?
Жаме: Можно считать его диктатором, но нельзя забывать, что сейчас в Сирии стоит выбор между режимом Асада и ИГИЛ. Заменить Асада некем. Кажется, Запад и Франция это начинают понимать. Не следует забывать и о христианах, живущих на Ближнем Востоке. Со времен Франциска I, то есть с начала XVI века, Франция защищала христиан в этой части мира. Если ИГИЛ победит, всех христиан вырежут.

культура: «Сейчас в мире есть единственный настоящий глава государства — ​Владимир Путин», — ​заявил Дюпон-Эньян. Помнится, и Вы как-то заметили, что Ельцин оставил своему преемнику «разрозненную, дискредитированную, шаткую и спотыкающуюся, как он сам, Россию»…
Жаме: Путин вернул стране гордость и достоинство. Он патриот, и его движущая сила — ​защита интересов Отечества. Я бы сравнил его с герцогом Ришелье или канцлером Бисмарком. Из этого же ряда — ​нынешний китайский лидер Си Цзиньпин.

культура: В чем смысл систематической антироссийской политики Обамы? Какую роль сыграло ЦРУ в событиях на майдане? Почему Соединенные Штаты продвигают свои пешки на Украине?
Жаме: Мне неизвестны рецепты майдановской кухни. Однако ясно, что в событиях на Украине ключевую роль сыграло иностранное вмешательство. Очевидно, что США используют Украину в противоборстве с Россией. Но одно дело — ​финансировать беспорядки и революцию, другое — ​постоянно поддерживать страну на плаву. Запад начинает понимать, что Украина — ​непосильная ноша. Порошенко в конце концов утратит поддержку западных союзников.

Экономическая ситуация в стране катастрофическая, а лидеры бессильны что-либо изменить, неспособны выбраться из кризиса и вести борьбу с коррупцией. При этом растет недовольство населения.

культура: Киев продолжает претендовать на Крым…
Жаме: Двести с лишним лет назад Потемкин отвоевал его у турок, и с тех пор он часть России… Запад не отдает себе отчета в том, что Путина поддерживает народ. Вмешательство же Соединенных Штатов повсюду приводит лишь к дестабилизации — ​будь то на Украине или в других государствах. Так, в арабском мире «весна» сменилась «зимой».

культура: «Мечети — ​наши казармы, их купола — ​наши каски, минареты — ​наши штыки, верующие — ​наши солдаты», — ​заявил турецкий президент Реджеп Эрдоган в бытность мэром Стамбула.
Жаме: Он использует турецкий национализм для реисламизации страны. Эрдоган не является надежным партнером. Ему ни в коей мере нельзя доверять. Себя он считает человеком сильным, а Европу — ​слабой. Европа щадит Эрдогана, выдает миллиарды для помощи мигрантам, и это только усиливает его наглость и претензии. Будем надеяться, что Турция изменит свой курс.

культура: Тем не менее Турция по-прежнему стучится в двери Евросоюза.
Жаме: Несколько лет назад Анкару уже отказались принимать в ЕС, а сейчас тем более, ей не на что рассчитывать.

культура: Переживет ли Европа беспрецедентное миграционное цунами?
Жаме: Нашествие мигрантов идет не только из Ближнего Востока, но и из Африки и Азии. Хотя европейские страны пытаются контролировать свои границы, большинство из них не в состоянии справиться с потоком пришельцев. Обычно благоразумная фрау Меркель проявила удивительное легкомыслие, предложив принять более миллиона беженцев. Она почему-то решила, что Германия нуждается в рабочей силе… Следовало бы начать с восстановления мира в Сирии, Ливии, Ираке и в других горячих точках. Далее требуется помочь этим странам — ​это колоссальная задача — ​в становлении их экономики. Наконец, надо обезвредить демографическую бомбу третьего мира. Если этого не сделать, Европа обречена. Сегодня население Нигерии приближается к 200 млн через три десятилетия оно возрастет до 400 млн. Чтобы выжить, многие из них устремятся в Старый Свет.

культура: Французский город Кале, расположенный на Ла Манше, называют «джунглями». Здесь разместились около десяти тысяч мигрантов, желающих любой ценой перебраться в Англию.
Жаме: Великобритания отказывается их принимать, а Франция не в состоянии с ними справиться и не знает, что делать. Кале превратился в вопиющий символ бессилия не только Франции, но и всей Европы, в фиаско миграционной политики. Мы попали в ловушку наших благодушных, политкорректных фраз — ​«права человека», «гуманитарные ценности».

Мигранты приезжают со своим образом жизни, обычаями и религией, не хотят иметь никаких контактов с коренным населением. Из числа прибывших ИГИЛ рекрутирует своих бойцов. Если не проводить жесткой политики в отношении мигрантов, в Европе пустят корни разные этнические общины и конфессии. Британский премьер-министр Дэвид Кэмерон недавно пригрозил высылать из страны иностранцев, которые не смогут выучить английский. Если Англия выйдет из Евросоюза, за ней, согласно принципу домино, последуют и другие государства.

культура: Похоже, что Шенген доживает последние дни.
Жаме: Шенгенские соглашения предусматривали свободное передвижение только для граждан Евросоюза. Договор не предполагал, что любой, пересекший, к примеру, греческую границу, может обосноваться в одной из стран Евросоюза. Сейчас практически невозможно взять под контроль миграционные потоки. Первыми стали закрывать свои границы Словакия, Венгрия, Польша, потом Швеция и Дания и, наконец, Германия и Франция… Это значит, что Шенгенские соглашения либо рухнут сами по себе, либо от них откажутся.

культура: Почему Ваша партия называется «Вставай, Франция!»?
Жаме: Потому что моя страна находится на коленях. Французские лидеры не смогли остановить упадок. Мы переживаем стагнацию, рост безработицы. Наше движение хочет, чтобы страна шла независимым курсом. Нынешний политический класс — ​как правые, так и левые, доказали свою несостоятельность. Нужна кардинальная смена элит. В других европейских странах — ​Испании, Италии, Греции — ​появляются новые силы… Часть электората связывает обновление страны с «Национальным фронтом», другая — ​с партией «Вставай, Франция!». За нас сейчас голосует примерно миллион французов — ​ощутимая цифра. На недавних выборах мы обошли коммунистов и заняли четвертое место.

культура: Франция погружается в пучину забастовок. «Мы не собираемся умирать молча», — ​заявляют фермеры, из-за российского эмбарго они несут огромные убытки.
Жаме: Недовольство проявляется в разных социальных слоях и отражает кризис не только экономический, но и моральный. Согласно опросам, французы сегодня самые большие пессимисты в мире. Это говорит о многом.

культура: Почему Ваше интернет-издание называется «Бульвар Вольтера»?
Жаме: Мы последователи философа, который выступал за свободу слова. Наш сайт открыт для всех политических направлений.

культура: Как известно, Вольтер был другом Екатерины Великой. Хорошо бы эту традицию продолжить…
Жаме: Наши страны не только дружили, но и создали альянс, вместе сражались в двух мировых войнах. К сожалению, сегодня часть наших лидеров и прессы настроены русофобски, но французы в подавляющем большинстве питают к русским самые теплые чувства. Рано или поздно это распространится на всю Францию.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть