Самюэль Лоран: «Путин был прав, обещая мочить террористов в сортире»

18.11.2015

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

После кровавой пятницы 13 ноября Франция пытается понять причины трагедии и найти способы не допустить ее повторения. В беседе с корреспондентом «Культуры» свое видение ситуации изложил известный эксперт по вопросам терроризма, автор книг «Исламское государство» и «Аль-Каида» во Франции» Самюэль Лоран. 

культура: Накануне атаки на Париж полицейские чины и следователи в один голос предсказывали неизбежность новых терактов. Все силы порядка были приведены в состояние повышенной боеготовности. Тем не менее преступники реализовали самую кровавую операцию в истории страны. Как такое могло случиться?
Лоран: Властям не удалось справиться с ключевой проблемой. Они занимались видимой частью айсберга, не замечая того, что скрыто в черных водах экстремизма. Полиция оказалась бессильна, так как невозможно держать под прицелом более 11 000 радикальных исламистов. На слежку за каждым из них нужны десятки агентов. Экстремисты пользуются полной свободой, потому что радикализм, не является, согласно закону, основанием для ареста. Это вопиющий прокол нашей «демократической» системы, чем исламисты активно пользуются. Например, один из участников последнего теракта несколько лет находился под наблюдением полиции, но оставался на свободе. Поэтому я убежден в неизбежности новых террористических актов. 

культура: Какие неотложные меры надо принять для защиты Франции? 
Лоран: Посадить экстремистов. Взять под жесткий контроль мечети — особенно те, где проповедуется радикальный ислам. Лишить всех, кто едет воевать в Сирию или Ирак, права возвращаться во Францию. Отнять у них гражданство,  еще лучше — ликвидировать прямо на месте. На войне — как на войне. Тем более, на такой грязной, которую ведут джихадисты. Сейчас я вам озвучу то, что обсуждал с некоторыми нашими политиками. «Надо пускать им пулю в лоб до того, как они вернутся во Францию», — говорил мне один видный социалист. Но нашим властям не хватает мужества принять подобные меры, так как это наделает много шума, в том числе и в мусульманской общине. Она начнет шумно протестовать, обвинять власти в исламофобии, устроит бунты в пригородах... А партии пытаются привлечь их голоса на выборах. Наши политики правят, ориентируясь на опросы общественного мнения. К тому же нет среди них настоящих государственных деятелей, способных на решительные действия. Поэтому Франция оказалась в такой трагической ситуации. 

культура: Чудовищная расправа, утверждают исламисты, стала ответом Парижу за Сирию. Можно ли им верить?
Лоран: Действительно, ИГИЛ мстит. Франция выбрана главной мишенью, потому что превратилась в мягкое подбрюшье Старого Света. Цель джихадистов — нанести удары по Западу. Во Франции, где сосредоточено большое количество мусульман и радикальных элементов, есть, на кого можно опереться. Согласно официальным данным, число мусульман в стране составляет шесть миллионов, но реально все восемь, то есть более 10 процентов населения.

культура: Впервые в налетах участвовали камикадзе...
Лоран: Надо признать, что с военной точки зрения их операция, как это ни кощунственно звучит, была мастерски спланирована и проведена. В сознание не укладывается, что в одной из главных западных столиц бандитам удалось совершить нападения сразу в шести разных местах. По всей видимости, террористы прошли выучку в Сирии или Ираке. «Мозговой центр» разместился в Брюсселе.

культура: Франция, признают эксперты, превратилась в настоящую зону боевых действий.
Лоран: Мы перешагнули порог третьей мировой войны, потому что у радикального ислама нет границ. Он пустил корни не только в Ираке, Сирии, Сомали, Ливии, но охватывает огромные территории от Атлантики до Балкан и Индонезийского архипелага. Не отличаются стабильностью и некоторые зоны Кавказа. 

На Западе мусульманская диаспора пользуется для пропаганды свободой слова. Это результат нашей трусости, благодушия и нерешительности. Сегодня европейским странам нужна авторитарная, жесткая власть, готовая идти на крайние меры. Следует ограничить личные свободы, угрожающие национальной безопасности. Нам противостоит настоящий террористический интернационал, который призывает убивать «неверных и мерзких французов». 

культура: Чем отличается ИГИЛ от «Аль-Каиды»?
Лоран: «Аль-Каида» призывала атаковать западные государства, постепенно перенося боевые действия на мусульманские страны со светскими режимами. Цель заключалась в том, чтобы объединить всех под своими знаменами. У ИГИЛ иная тактика: захватить часть мусульманской территории, превратить ее в страну с собственными институтами, валютой, социальной системой и т.д. Потом расширять свои владения. Его «внешняя политика» — теракты во всем мире. 

культура: В появлении ИГИЛ некоторые обозреватели обвиняют Соединенные Штаты...
Лоран: Я как раз работаю над новой книгой, где прослеживаю их «кровосмесительную» связь. Впервые мне об этом поведал эмир «Аль-Каиды» в Сирии, где я проводил расследование. Затем о том же мне рассказали чиновники минобороны Ирака. Когда «Аль-Каида» превратилась в настоящую угрозу и возникло так называемое «Исламское государство Ирака», американцы решили не мешать ИГИЛ, в котором видели противоядие радикалам. Вашингтон смотрел на них сквозь пальцы — это была абсолютно дебильная стратегия. В 2006–2007 годах американцы арестовали лидеров иракского ИГИЛ. Они провели в тюрьме полгода, а потом их выпустили на свободу. Некоторые мои источники считают, что они о чем-то договорились.

культура: Превратилось ли ИГИЛ в настоящее государство?
Лоран: Оно таковым является в большей степени, чем Ливия или Сомали. ИГИЛ располагает политическими, военными, экономическими и социальными структурами. Даже собирает налоги. 

культура: На какие средства существует ИГИЛ?
Лоран: Отчасти находится на самофинансировании. По некоторым данным, общий «бюджет» превышает два миллиарда долларов. Только торговля нефтью приносит им около миллиона долларов в день. В связи с этим возникает вопрос: почему Соединенные Штаты вместе с союзниками до сих пор не нанесли эффективных ударов по их нефтяным месторождениям? Кроме того, джихадисты организовали сбыт похищенного в Сирии, и в частности в Пальмире, антиквариата. Торгуют они и молодыми девушками, сбывая их в основном в Турции. Наконец, ИГИЛ щедро субсидируется Саудовской Аравией и Катаром. Они купили молчание Парижа, пообещав ему многомиллиардные инвестиции и контракты. При этом Катар входит в состав коалиции, которая якобы борется с ИГИЛ. На самом деле свою миссию Катар видит в распространении по всему миру радикального ислама. 

культура: Тысячи молодых французов, немцев, бельгийцев пополняют ряды ИГИЛ. Что их толкает на этот путь? 
Лоран: Кажется, Черчилль говорил, что коммунизм, по крайней мере, предлагает мечту... В настоящее время Запад переживает настоящую духовную нищету. Он утратил нравственные и иные ценности, уничтожается институт семьи. Поэтому некоторые молодые люди пытаются найти свой «идеал» или «смысл жизни» в исламизме и примыкают к террористам. По крайней мере, там четыре жены, какие-то деньги, впоследствии — райский сад с гуриями... Но к ним надо относиться как к предателям и принимать соответствующие меры. 

культура: Несмотря на все террористические угрозы, Вашингтон, Лондон, Париж и другие западные столицы до сих пор отказывались сотрудничать с Москвой. Правда, в последние дни наметилось сближение...
Лоран: В нынешних условиях Москва проводит наиболее разумный курс. Владимир Путин — единственный лидер, у которого есть глобальное видение ближневосточных проблем. Теперь Западу трудно признать свои ошибки, встать на сторону Москвы и поддержать Асада. Вашингтон и его союзники боятся потерять лицо. Однако надо идти на союз с Москвой — иного выбора нет. Еще одно преимущество русских заключается в том, что они работают рука об руку с сирийскими спецслужбами. Это помогло им наносить точные удары по террористам. 

культура: Дело идет к тому, что и на Западе начинают понимать необходимость самой широкой коалиции для борьбы с ИГИЛ.
Лоран: Но согласится ли Америка, у которой нет никакой стратегии в отношении Сирии, принять российское лидерство? Пока никто не хочет признать, что в течение стольких лет Запад совершал непростительные ошибки на Ближнем Востоке. Вместо того, чтобы поддержать Башара Асада, являющегося реальной альтернативой террористам, Запад становился на сторону оппозиции, финансировал «Сирийскую свободную армию». Одним из последствий и стала беспрецедентная трагедия в центре Парижа.

культура: Еще в 1999 году Владимир Путин заявил о том, что террористов мы будем преследовать везде и, если понадобится, «мочить в сортире». Тогда, помнится, Запад воротил нос...
Лоран: Путин был абсолютно прав. Только так можно добиться реальных результатов. Все прочее не работает — мы в этом многократно убеждались. Западу давно пора последовать путинскому примеру, но вместо этого его лидеры лицемерно рассуждают о «правах человека», о «толерантности». 

культура: «Мы будем безжалостны», — пообещал после бойни президент Франсуа Олланд. 
Лоран: Он утратил доверие и производит жалкое впечатление. Вообще, во Франции нет ни одного настоящего государственного деятеля. Есть мелкие политики, которые озабочены только тем, как бы им переизбраться на новый срок. Именно поэтому они опасаются обвинений в нарушении «прав человека» и в исламофобии. 

культура: Поразительно, но во Франции нашлись люди, приветствовавшие последнее побоище. 
Лоран: Обитатели пригородов Парижа, французы арабского происхождения ненавидят нашу страну, хотя живут на пособия и пользуются всеми социальными благами. Они не хотят становиться французами и радуются бедам Франции. Когда часть граждан ликует по поводу трагедии, это начало конца. Страна гниет. Надо было давно закрыть на ключ все европейские двери.

культура: Но ЕС во главе с немецким канцлером, напротив, распахнула их еще шире.
Лоран: Прагматик Ангела Меркель совершила историческую ошибку. Напомню, после взрыва на стадионе нашли сирийский паспорт одного из террористов, прибывшего в Париж в октябре. Мы принимаем людей из опаснейшего региона, зная, что любой документ можно купить за сотню евро. Границы Европы превратились в решето, через которое может просочиться кто угодно. Шенген и прием в ЕС все новых стран — величайшая глупость. Еще одна проблема: между западными спецслужбами нет эффективных контактов. 

культура: Известный писатель Паскаль Брюкнер предупреждает, что исламисты стремятся любой ценой уничтожить европейскую цивилизацию...
Лоран: Это не новость. Радикальные исламисты хотят учредить во Франции шариат. Они против демократии — системы, которая была придумана человеком, и считают, что люди должны подчиняться только Аллаху.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть