Ролан Дюма: «Конфронтация с Москвой — не в интересах Парижа»

25.05.2015

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

92-летний Ролан Дюма — один из наиболее влиятельных французских государственных деятелей XX столетия. Ближайший соратник президента Франсуа Миттерана, сначала он возглавлял министерство по европейским делам, затем был главой МИДа, и наконец, председателем Конституционного совета Пятой республики. Накануне очередной годовщины высадки союзников в Нормандии г-н Дюма, с гордостью именующий себя «другом России», поделился с «Культурой» своим видением политики Запада в отношении нашей страны. 

культура: Французская общественность шокирована тем, что Олланд не поехал в Москву на торжества, посвященные 70-летию Великой Победы, в то время как Путин год назад принял приглашение Парижа и посетил юбилей высадки в Нормандии. Шестьдесят парламентариев, включая бывших министров, публично выразили возмущение и назвали поступок французского лидера «исторической ошибкой» и «оскорблением памяти» миллионов погибших россиян. 
Дюма: Да, я тоже считаю это возмутительным скандалом. Наш президент не имел права не воздать должное советскому народу в Москве. Так было всегда — со времен генерала де Голля, который подчеркивал исключительную роль Красной Армии. Именно он, как вы знаете, направил в СССР легендарную эскадрилью «Нормандия — Неман»: Свободная Франция пыталась помочь Восточному фронту, чем могла. Должен сказать, что, подобно де Голлю, я восхищаюсь действиями Сталина во Второй мировой войне. По своим масштабам и стратегическому таланту он значительно превзошел любого западного лидера. Навсегда врезалось мне в память его знаменитое обращение к своему народу: «Братья и сестры!..»

культура: Должно быть, Вам, участнику Сопротивления, особенно больно видеть, как сейчас в некоторых республиках бывшего СССР поднимает голову обыкновенный фашизм?
Дюма: Разумеется! Ведь моего отца, бывшего одним из героев антигитлеровской партизанской войны, расстреляли нацисты. Но, что очень важно, они не были немцами. После войны я провел тщательное расследование и выяснил: эти палачи не говорили на немецком языке. Повсюду в оккупированных странах, и в частности на Украине, фашисты вербовали местных в свои вспомогательные отряды. Которые отличались особой жестокостью. 

культура: К сожалению, исторические параллели слишком очевидны. Тем более, что военное присутствие НАТО на Украине набирает обороты. 
Дюма: Действительно, НАТО превратилось в инструмент проникновения в другие страны. Уверен, что после распада Варшавского договора надо было демонтировать и Североатлантический альянс. Не понимаю, почему руководство СССР не поставило такое условие Западу в обмен на уход советских войск из Восточной Европы. В результате возник опасный дисбаланс. Остается надеяться на мудрость Путина и тех политиков, которые сохраняют трезвость. Однако на примере украинского кризиса видно, насколько трудно им противостоять политикам иных устремлений.

культура: Западу совсем не важно, что будет с Украиной и ее рядовыми гражданами?
Дюма: Нет. Запад руководствуется лишь собственными стратегическими императивами. Он всячески поддерживает Киев, подливая масла в огонь. Вместе с тем, как следствие, в Европе крепнет уже не очень хорошее отношение к украинцам в целом. 

культура: Какова, на Ваш взгляд, перспектива западных санкций в отношении России?
Дюма: В свое время я изучал вопросы, связанные с санкциями, которые принимались против различных стран на протяжении предвоенного периода и во второй половине минувшего века. Весь подобный опыт свидетельствует: санкции бессмысленны против крупного самодостаточного игрока. Давно доказано, что в таком случае любое эмбарго — не железный, а дырявый занавес.  

культура: Как Вы оцениваете эпопею с «Мистралями», бросающую довольно заметную тень на французское политическое руководство? 
Дюма: В соответствии с международным правом, контракт обсуждают, подписывают и выполняют. В противном случае платят неустойку. Позиция русских очень проста: либо Париж поставляет оплаченные «Мистрали», либо возвращает деньги. Разговоры о том, чтобы потопить корабли, напомнили мне французского комического персонажа — простофилю Грибуйя. Он залезал в воду, чтобы не промокнуть под дождем. 

культура: А в какой мере на такую позицию Франции и шире — Европы — влияют США? 
Дюма: Проблема с американцами в том, что они ведут себя как древние римляне. Хотят собрать всех под знамена НАТО. К сожалению, Франция изменила собственной внешней политике, вернувшись в объединенное военное командование альянса. Это был ошибочный ход, который не отвечает нашим интересам. Тотальное подчинение евроатлантическим идеалам и конфронтация с Москвой абсолютно не в интересах Парижа. Да и не только Пятая республика, а весь Старый Свет уже пожинает плоды. Кремль, который мы оттолкнули, взял курс на сближение с Индией и Китаем. Есть все основания полагать, что связи между ними будут успешно развиваться. Треугольник Москва — Дели — Пекин поистине феномен XXI века. 

культура: «Ливия, бывшее Эльдорадо, сегодня превратилась в хаос», — написала недавно газета «Монд». Вы хорошо знали полковника Муаммара Каддафи... 
Дюма: В начале 80-х годов я летал к нему с секретной миссией по поручению Миттерана. Затем встречался с Каддафи, когда был главой МИД. С ним всегда можно было договориться. Запад совершил колоссальную ошибку, организовав эту расправу. Меня особенно поразило, с какой настойчивостью Вашингтон требовал от Парижа возглавить операцию. Напомню, именно Франция в итоге вступила главным застрельщиком, и только затем присоединилось НАТО. По всей видимости, сам Каддафи был также убит одним из агентов французских спецслужб. 

культура: Нелишне вспомнить, что Запад не отказался и от планов по свержению сирийского президента Башара Асада. 
Дюма: События не станут развиваться по ливийскому сценарию уже потому, что этого не допустят русские. Мне вообще многое нравится в русских. Не только то, как вы относитесь к своим друзьям, но и то, что вы — настоящие патриоты. Очень импонирует, как вы гордитесь своим лидером. Конечно, в росте внутренней популярности Путина сыграло роль возвращение Крыма. Референдум является важнейшим инструментом на пути любого народа к реализации права на самоопределение... Кстати, в свое время советские коллеги попросили меня предоставить доступ к французским материалам, относящимся к Крымской войне 1853–1856 годов. Во Франции, принимавшей участие в осаде Севастополя, эти архивы самые обширные. Еще тогда я подумал, что для русских это святая земля.

культура: Насколько справедливо мнение, что в противовес тому же Путину Олланд останется в истории самым непопулярным президентом 5-й Республики? 
Дюма: Сегодня Олланд прижат к стенке, но ему осталось два года, за которые он рассчитывает добиться результатов — прежде всего, в борьбе с безработицей. В таком случае, популярность может возрасти. Так или иначе, его рано списывать со счетов. Думаю, что Олланд все-таки будет выдвигаться социалистами на президентских выборах 2017-го. 

культура: Его романы дают неисчерпаемую пищу светской хронике. На протяжении нескольких лет спутницей Олланда была корреспондент «Пари матч» Валери Триервейлер. На смену ей пришла актриса Жюли Гайе... Теперь уже против бесконечных домогательств со стороны политиков и народных избранников протестуют 40 журналисток, которые только что опубликовали в газете «Либерасьон» свой манифест «Руки прочь!» 
Дюма: Ну что поделать, у него всегда была репутация дамского угодника... Можно, конечно, протестовать, но журналисты и политики образуют единый мир. Власть эротична, она притягивает. Помню, как вокруг Франсуа Миттерана дамы устраивали «танец живота». Он вел себя с ними одновременно очень ловко и осторожно. У него был роман со шведской журналисткой Кристиной Форсне. Когда она не могла найти президента, то обычно звонила мне и спрашивала: «Где Франсуа?» А Жак Ширак? Одна из его секретарш вспоминала: «Секс с Шираком — это три минуты, включая душ». 

культура: Спасибо за откровенность, но хотелось бы закончить на иной ноте. Вы известный поклонник русской культуры: как возник этот интерес? 
Дюма: Я всегда восхищался героизмом вашего народа. Поэтому сразу после войны начал изучать русский в парижском Институте восточных языков. Когда стал министром, взялся его совершенствовать. Возглавив МИД, первый же визит нанес в Москву. Прямо в Шереметьево, и это было для меня большой честью, познакомился с ветераном советской дипломатии Андреем Громыко. Обратился к нему на русском: «Добрый день! Как поживаете?» Громыко улыбнулся и повернулся к свите: «Он говорит по-русски!» Это сразу всех ко мне расположило, а мне позволило уже с первых шагов на вашей земле узнать несколько больше, нежели могли бы рассчитывать другие западные гости. 

культура: Вы прекрасно знаете нашу литературу, но кто Ваш любимый писатель?
Дюма: Не скажу, что оригинален: мне особенно близок граф Лев Толстой. Я даже повесил его фотографию в спальне. Для меня «Война и мир» — величайшее произведение мировой литературы. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть