Все, что было, все, что мило

22.11.2012

Андрей ЩИГОЛЕВ

На днях неподалеку от подмосковного Нахабино компания «Централ Партнершип» завершила съемки восьмисерийного фильма «Петр Лещенко». Мы провели рядом с режиссером и актерами последний съемочный день.

Ноябрь 2012-го — теплый лишь по версии термометра. Температура хоть и колебалась в районе нуля, холодный ветер не позволял забыть, что на дворе глубокая осень. К счастью для актеров, на съемках заключительных сцен сериала «Петр Лещенко» экранное время года совпало с реальным.

По военному полигону в армейской форме времен Первой мировой расхаживает колоритная массовка. Кучкуются вокруг электрических чайников.

— Будете как-то отмечать конец съемок?

— А мы и отмечаем. Чайком-с, — строго шутит штабс-капитан.

Последний съемочный день пришелся на 1915 год.

Вольноопределяющийся Петр Лещенко получит на румынском фронте тяжелое ранение и будет отправлен в госпиталь Кишинева. Выйдя из госпиталя, он обнаружит, что Российской империи больше не существует, примет румынское гражданство, а спустя десять лет станет одним из самых знаменитых эстрадных певцов своего времени...

На родине легендарного шансонье 30-х вдруг снова вспомнили в перестроечные времена. Тридцать лет спустя после смерти Лещенко с его имени было снято негласное табу. В 1988-м «Мелодия» выпустила пластинку, которая неожиданно стала сенсацией: сборник занял первое место по объему продаж за месяц, опередив «Аквариум», «Браво», «Алису».

Биография Петра Лещенко полна драматичных сюжетных поворотов — она прямо просится на экран. Сценарий написал выдающийся драматург Эдуард Володарский, для которого «Петр Лещенко» стал одной из последних работ в кино — 8 октября Эдуарда Яковлевича не стало.

— Это очень странно — снимать по сценарию недавно ушедшего человека, — признается режиссер Владимир Котт. — Появляется какая-то особая ответственность.

Петра Лещенко в картине играют сразу две звезды — Хабенский и Стебунов. Для Ивана Стебунова, которого с первого появления на экране называют «младшим братом Хабенского», «Петр Лещенко» — своего рода вызов. Актер вздыхает: вопросы о Хабенском ему изрядно поднадоели.

— Во-первых, мы с Константином Юрьевичем находимся в дружеских отношениях. А во-вторых, у меня давно выработался иммунитет на эту тему. Просто работаю.

— Ход, может, и очевидный, но до сих пор они вместе ни разу не снимались, — говорит Владимир Котт. — Обоим очень понравился сценарий. Ваня согласился сразу. Была у него эта проблема, над которой все до сих пор шутят. Но Ваня тонкий, чувствующий актер, играет главные роли в «Современнике» — для него важен проект, режиссер и роль, а не сплетни. А вот Константин долго думал по поводу своего участия, но по другим причинам...

Изюминка фильма в том, что обоим исполнителям придется продемонстрировать свои вокальные данные — специально для роли пришлось брать уроки пения.

— Никогда, честно говоря, не интересовался тем, кто такой Петр Лещенко, — признается Стебунов. — Когда мне позвонил Володя и предложил эту роль, я сразу полез в интернет. Для меня это история о человеке, который очень шумно жил. У него было два ресторана в Кишиневе, один так и назывался — «У Петра». Лучший в городе, на главной улице. (На самом деле — ресторан «Лещенко» в Бухаресте — «Культура») Просто он всем надоел — жил слишком ярко... Любимая песня? «Что мне горе»!

Съемочная площадка в черном дыму — военного кино у нас снимается много, и пиротехник всегда найдет работу.

Владимир Котт проходится по репликам Евгения Сидихина — генерала Елизарова, а из рации доносится:

— Где Мерзликин?

— Ему усы клеят.

Гример достает из папки свое богатство — несколько листов бумаги, на которые наклеены усы разного фасона с подписями. Тут усы мерзликинские и сидихинские, генеральские. Без усов лишь Стебунов — в 1915 году его герою 17 лет.

Усатый Мерзликин — вылитый казачий поручик — рвется в окоп. Поздно — оператор уже разводит мизансцену. «Поручик Храпак» присаживается у монитора.

— Встанешь вот здесь, — указывает режиссер. Когда Женя Сидихин пройдет, скажешь свою реплику.

— Сигнал к атаке — красная ракета. Стоп, — задумался Мерзликин. — А были тогда красные?

— Не знаю. У нас все ракеты белого цвета. Скажи просто: сигнал к атаке — ракета. Репетируем.

— Зачем репетировать — снимать надо! Мерзликин прыгает в окоп. Ему не привыкать — за плечами «Утомленные солнцем 2» и «Брестская крепость». Следом ныряет замерзшая гримерша, бросая на ходу: «Ненавижу войну. Хоть бы ее не было».

— Всем курить! — командует второй режиссер. Массовка дружно задымила. При виде генерала Елизарова солдаты встают навытяжку. Пара дублей, обратная точка — сцена готова.

Снимают быстро, график сумасшедший: сегодня запланировано аж семь минут материала. Натурные съемки, интерьерные, массовая сцена с участием каскадеров — успеть бы до утра. Владимир Котт заметно нервничает — последний съемочный день.

— В кино не говорят последний, — поправляет Котт. — Крайний.

В отличие от брата, Александра Котта, автора «Конвоя PQ-17», «Героя нашего времени» и «Брестской крепости», Владимир известен как постановщик малобюджетных драм «Муха» и «Громозека». Они получали призы на фестивалях, но до российского проката добирались ничтожным количеством копий. «Петр Лещенко» — первый для Владимира Котта проект серьезного масштаба.

— Я вообще-то любитель камерных историй. Но иногда надо попробовать. Это как для мальчика поиграть в войнушку: пулемет, взрывы...

В этом году братья впервые набрали режиссерский курс во ВГИКе — по площадке шныряют вездесущие студенты, для которых «Петр Лещенко» — первые съемки.

— Прежде чем согласиться возглавить мастерскую, мы с Сашей довольно долго думали. Во-первых, это большая ответственность. А во-вторых, переход в какой-то другой статус. До сих пор мы числились в молодых режиссерах, а сейчас называемся «мастера». Хотя себя таковыми, конечно, не ощущаем. Ведь не сделали пока ничего значительного. Я еще нахожусь в поисках своего кино. Как и Александр, который не хочет быть режиссером только «Брестской крепости».

К апрелю «Петр Лещенко» должен быть готов. На каком канале состоится премьера, пока неизвестно.

Эмигрант поневоле

Петр Лещенко родился в 1898 году в Херсонской губернии. Мальчиком пел в церковном хоре. В 17 лет ушел на фронт. После тяжелого ранения был отправлен в госпиталь Кишинева, а выписался уже в другой стране — Российской империи больше не существовало, Бессарабию Румыния присоединила к себе. Так Лещенко стал эмигрантом поневоле.

На протяжении следующих десяти лет будущий шансонье гастролирует по Польше, Турции, Латвии в составе различных артистических групп — как певец, музыкант, танцор. Решающим событием в карьере стало знакомство с латышским композитором Оскаром Строком — на его музыку были написаны такие знаменитые песни, как «Ах, эти черные глаза», «Синяя рапсодия», «Скажите, почему».

Имя артиста ассоциируется, прежде всего, с фокстротами и танго Строка и Марьяновского. На музыку последнего Лещенко исполнил одну из своих самых известных песен «Татьяна», которую называли в СССР «шедевром пошлости». А еще были «Моя Марусечка», «Что мне горе», «У самовара», «Чубчик», «Все, что было», «Сердце»... Пластинки Лещенко выпускались под лейблом Columbia и расходились стотысячными тиражами.

В 1941 году Петр Лещенко получил повестку явиться в румынскую воинскую часть и тогда же — предложение директора Одесского оперного театра дать несколько концертов в оккупированном городе. Артист пытается отказаться от гастролей. Но билеты уже проданы. И в мае 42-го он все-таки дает три концерта. Выступления имели грандиозный успех. Здесь же, в Одессе, он знакомится со своей будущей второй женой, девятнадцатилетней студенткой консерватории Верой Белоусовой, которую затем увозит в Бухарест. В июле Петр Константинович получает очередную повестку с требованием явиться в 13-ю дивизию. Он пытается уклониться от призыва, но в октябре 1943 года все-таки вынужден отправиться в Крым. Там Лещенко присоединился к румынскому корпусу. Факт участия в военных действиях и определил его дальнейшую судьбу. В конце марта советские войска вышли к государственной границе Румынии. В августе она признала себя побежденной и объявила войну Германии.

В начале 1951 года Петр Лещенко просит о предоставлении ему советского гражданства. А 26 марта во время концерта в городе Брашов Петра арестовывают румынские спецслужбы. Поводом мог стать один только факт сотрудничества с оккупантами, не говоря уже об участии в боевых действиях, о которых раструбила нацистская пресса.

Статью, опубликованную в «Комсомольской правде», где Лещенко называют не иначе, как «кабацким хамом» и «фашистским пропагандистом», можно считать заочным приговором.

Чуть более года спустя, летом 1952 года арестовали и жену Лещенко. Ее обвинили в том, что она состоит в браке с подданным иностранного государства, а это квалифицировалось как измена родине. Вера была приговорена к смертной казни, которую впоследствии заменили двадцатью пятью годами лагерей. В 1954 году постановлением от 12 июля Белоусова-Лещенко была освобождена и полностью реабилитирована. Четыре дня спустя в румынской тюремной больнице Тыргу-Окна скончался Петр Лещенко. С материалов по его делу до сих пор не снят гриф «секретно».

Вера Белоусова-Лещенко на протяжении всей жизни безуспешно пыталась узнать место, где похоронен муж. В 2008-м, за год до своей смерти, она выпустила книгу о Петре Лещенко «Скажите, почему?».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть