Русский народный Митяй

17.02.2012

Лариса РОМАНОВСКАЯ

В результате долгих — и преимущественно малоудачных — сериальных экспериментов наше телевидение предъявило, наконец, зрителю настоящего народного героя. Дмитрий Буханкин отделился от ситкома «Сваты» и зажил на канале «Россия» самостоятельной жизнью.

Герой, сыгранный великолепным драматическим актером Николаем Добрыниным, напомнит хоть сколько-нибудь начитанному зрителю и деда Щукаря, и шукшинского Броньку Пупкова. На протяжении двадцати серий безалаберный и неугомонный житель далекого поселка Кучугуры с блеском решает нетривиальные житейские задачи, которые сам же перед собой и ставит. В критические моменты фантазия у Митяя включается на полную мощность, и он с легкостью выдает себя то за первого солиста группы «Ласковый май», то за космонавта, слетавшего на Луну задолго до Армстронга, или за сверхсекретного агента КГБ...

Алексей Кирющенко: «Я решил попробовать стилистику Гайдая»

Режиссер проекта — Алексей Кирющенко, снимавший русские версии ситкомов «Моя прекрасная няня» и «Кто в доме хозяин?»

культура: Чем «Байки Митяя» отличаются от других комедийных сериалов?

Кирющенко: Когда один из авторов идеи и продюсеров, Андрей Яковлев, пригласил меня сотрудничать, он предоставил мне возможность самому выбрать ключевое решение для картины. Уже существовали определенные наброски, но не было понятно, как именно это все снимать. Я решил попробовать стилистику Леонида Гайдая, у которого в комедиях всегда много разных эмоций, а не только смех. В «Байках» есть и комедийные, и трагедийные мотивы. В конце фильма Митяя обидела деревня, он уязвлен и уходит. Однако развязка этой ситуации будет достаточно неординарной, зрителей ждет большой сюрприз.

культура: Телеаудитория непременно будет сравнивать «Байки Митяя» со «Сватами». В чью пользу, как Вы думаете?

Кирющенко: Мне кажется, зрители не сравнивают эти два сериала, а воспринимают один как продолжение другого. И телеканалы им в этом помогают: и на Украине, и у нас перед премьерой «Баек» показывали «Сватов», закрепляли ассоциативную связь. А ведь это очень разные субстанции, с абсолютно разным посылом. Да, наш Митяй вырос из второстепенного персонажа, из пустого балагура, но теперь он гораздо выше и масштабнее. Он сказочник, народный собирательный образ. Нам давно не хватало такого героя — с жаждой жизни, огромной силой любви, со всеми принципами настоящего русского человека.

культура: Где проходили съемки?

Кирющенко: «Байки Митяя» снимались в прошлом году в Киевской области. Сериал процентов на девяносто состоит из натурных съемок, и нам крайне везло с погодой. Практически все время — и летом, и осенью — стояли хорошие, солнечные дни. Однако бесперебойно везти никому не может, и натура подвела нас в самый ответственный момент. Мы снимали эпизод из воспоминаний Митяя, сцену падения кометы. В колхозное поле привезли огромную массовку, человек двести, поставили сельскохозяйственную технику 1950-х годов, очень серьезно подготовились... И тут без всякого предупреждения небо темнеет, начинается жуткий ливень. Мы несколько часов ждали, что распогодится, но, увы, дождь так и не перестал. Группа до пяти утра тракторами вытягивала из раскисшего поля раритетную сельхозтехнику. Это всем запомнилось надолго.

культура: Известно, что «Байки Митяя» снимались одновременно со «Сватами 5». Сложно было актерам совмещать два проекта?

Кирющенко: Труднее всего в этом плане приходилось Коле Добрынину, у которого был очень жесткий график съемок: он одновременно был занят в «Сватах», в «Байках» и при этом постоянно летал в Питер, где у него была еще одна картина. Из-за этого мы периодически простаивали. Но гораздо серьезнее другое: Митяй из «Сватов» и Митяй из «Баек» — не один и тот же персонаж, играть их требовалось похоже, но по-разному, Добрынину приходилось все время перестраиваться, переключаться. Он справился с этой задачей, но работал на износ.

культура: Вы довольны конечным результатом?

Кирющенко: Мне сложно оценивать, у меня сейчас самый настоящий «передоз» этого проекта. Я не в первый раз «утопаю» внутри фильма, так было и с «Приключениями Ивана Чонкина», которые я мечтал снять, когда еще только прочитал текст Войновича в «толстом» журнале. Но там я сделал серьезную ошибку, уступил продюсеру, и по его воле все монтировалось, перекраивалось. А в «Байках Митяя» у меня было полное ощущение свободы. Я мог снимать то, что действительно хотел. Я говорил, что мне нужна специальная техника, просил особый реквизит — мне это доставали. Экзотические животные, страусы, даже крокодил, тонны рыбы — нам все привозили. Не было никаких ограничений. Я этим воспользовался, разыгрался не на шутку, сделал все, что хотелось.

культура: Будет ли у «Баек Митяя» продолжение?

Кирющенко: Честно говоря, мне пока об этом страшно думать. Когда тебе дают столько возможностей, есть риск захлебнуться. Я сейчас просто видеть уже этот проект не могу, я год в нем жил, вложил в него все, что мог, он меня практически съел.

Николай Добрынин: «Всякая харизма — камень на актерской шее»

культура: Два Митяя не накладывались друг на друга в Вашем сознании?

Добрынин: Сериал «Байки Митяя» не имеет прямого отношения к «Сватам». Мой персонаж выступает отдельно от других героев, он тут появляется без своих замечательных родственников, без семьи. Нынешний Митяй — как Мюнхгаузен или Остап Бендер. Он постоянно создает маленькие фантастические истории, на которых держится сюжет каждого эпизода. Митяй из «Сватов» и Митяй из «Баек» — персонажи с разной историей, и задачи перед ними тоже разные.

культура: Митяй Буханкин — персонаж лубочный, фольклорный. По сути дела, Вы сыграли народного героя. Думали об этом, когда начинали сниматься?

Добрынин: Меньше всего мне бы хотелось становиться героем. Любая харизма — она как булыжник, который ты берешь однажды и рискуешь, что этот булыжник навсегда повиснет на твоей шее. Есть много таких примеров, в том числе и в отечественном кинематографе. Однажды, когда Вячеслав Тихонов был уже в достаточно почтенном возрасте, ему стало плохо с сердцем. Вызвали скорую, повезли в больницу. И тут он слышит, как фельдшер сообщает: «Мы Штирлица везем!» Как будто не было у него других ролей, будто он не играл Андрея Болконского, не снимался в «Доживем до понедельника», «Они сражались за Родину». Вот именно такой зрительской реакции мне бы крайне хотелось избежать. Я хочу сам решать свою дальнейшую творческую судьбу, я люблю свою профессию, мне нравится воплощать разных героев. Меньше всего на свете я хочу, чтобы во мне видели только и исключительно Митяя. А уж насколько это народный персонаж, пусть публика сама решает. Наш сериал добрый, в нем многое заложено, и каждый зритель сам может что-то для себя выбрать из «Баек Митяя».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть