Погоны без оборотней

10.11.2012

Денис БОЧАРОВ, Андрей ЩИГОЛЕВ

«Побудьте день вы в милицейской шкуре,

Вам жизнь покажется наоборот.

Давайте выпьем за тех, кто в МУРе —

За тех, кто в МУРе, никто не пьет»

(Владимир Высоцкий, «День рождения лейтенанта милиции в ресторане «Берлин»)

10 ноября у правоохранительных органов двойной юбилей: 95 лет назад, в 1917 году вышло постановление Наркомата по внутренним делам «О рабочей милиции», а в 1962-м, ровно полвека назад, День милиции начал отмечаться официально. В связи с этими знаменательными датами мы решили вспомнить выдающихся киномилиционеров.

Степан Степанов.

«Дядя Степа — милиционер», 1964

Режиссер Иван Аксенчук

Анимационная экранизация одной из частей легендарной поэмы Сергея Михалкова, в которой бывший моряк Степан Степанов примеряет на себя форму милиционера. Стихи о дяде Степе по прозванью «Каланча» знали наизусть все дети СССР, а поэма о Степане Степанове для большинства граждан была первым опытом знакомства с работой рядового сотрудника внутренних дел. В настоящее время главный советский милиционер выполняет функции талисмана баскетбольного клуба «Динамо».

Суровый милиционер (Владимир Басов).

«Операция «Ы» и другие приключения Шурика», 1965

Режиссер Леонид Гайдай

Не имеющий в титрах фильма даже имени собственного, худощавый, долговязый милиционер в исполнении Владимира Басова — строг и чист сердцем. «Ну, граждане алкоголики, хулиганы, тунеядцы... Кто хочет сегодня поработать?» — из числа главных цитат советского кинематографа. Правда, отклик — «Огласите весь список, пожалуйста...» — вообще вне конкуренции.


Максим Подберезовиков (Олег Ефремов).

«Берегись автомобиля», 1966

Режиссер Эльдар Рязанов

«Почему же все-таки он хотел угнать именно вашу машину?», «Он, конечно, виноват, но он... не виноват», «Эта нога — у того, у кого надо, нога»... Максим Подберезовиков, благодаря Эмилю Брагинскому и Эльдару Рязанову, получил немало реплик, сразу ушедших с экрана в народ.

Полковник милиции (Николай Трофимов).

«Бриллиантовая рука», 1968

Режиссер Леонид Гайдай

— Наверное, мне бы надо...

— Не надо. Он согласился?

— Согласился. Теперь у меня такое предложение. А что, если...

— Не стоит.

— Ясно. Тогда, может, нужно...

— Не нужно.

— Понятно. Разрешите хотя бы...

— А вот это попробуйте.

Разыгранный Станиславом Чеканом и Николаем Трофимовым уморительный диалог из «Бриллиантовой руки» — шедевр актерского искусства. Трофимову хватило минуты экранного времени, чтобы превратить служебную милицейскую дискуссию в одну из главных изюминок фильма.

Федор Анискин (Михаил Жаров).

«Деревенский детектив», 1968

Режиссер Иван Лукинский

Роль детектива Анискина — последняя заметная киноработа Михаила Жарова. Обаятельный лирический персонаж в милицейской форме, «мент от сохи», появляется в трех картинах: «Деревенский детектив», «Анискин и Фантомас», «И снова Анискин».

В 2003 году продюсеры Первого канала предприняли попытку «воскресить» Анискина. Так появился многосерийный фильм «Участок» с Сергеем Безруковым. Создатели проекта не скрывали источника своего вдохновения — даже действие картины происходит в деревне Анисовка. И хотя сериал получился довольно симпатичным, до уровня первоисточника он не дотягивает.

Пал Палыч Знаменский (Георгий Мартынюк).

«Следствие ведут ЗнаТоКи», 1971 – 2003

Режиссеры Вячеслав Бровкин, Юрий Кротенко, Виктор Турбин, Геннадий Павлов, Василий Давидчук, Владимир Хотиненко, Вячеслав Сорокин

Один из самых популярных телесериалов в истории советского ТВ появился в результате инициативы знаменитого брежневского министра МВД Николая Щелокова. То, что именно на середину 70-х приходится львиная доля лучших советских картин о сотрудниках МВД, не случайно. В это время министерство проводило внутреннюю реформу, а задачей сериала было создать на экране положительный образ сотрудника милиции.

«Следствие ведут ЗнаТоКи» — единственный телесериал, выходивший на советском и российском ТВ. В 2002 году, спустя 23 года после последней серии, «Знатоки» вернулись на экраны. Правда, Эльзы Леждей уже не было в живых. Увы, закрыв лишь два дела, Пал Палыч и его команда тихо ушли на пенсию.

Николай Кондратьев (Евгений Жариков).

«Рожденная революцией», 1974

Режиссер Григорий Кохан

Телевизионный десятисерийный фильм «Рожденная революцией. Комиссар милиции рассказывает», снятый в 1974-1977 годах по роману Алексея Нагорного и Гелия Рябова «Повесть об уголовном розыске» и отражающий историю создания советской милиции с ее первых дней до брежневской эпохи, — пожалуй, главный фильм, посвященный работе правоохранительных органов. А Николай Кондратьев, прошедший путь от рабочего Путиловского завода до генерал-лейтенанта милиции, — главная творческая удача Евгения Жарикова.

Глеб Жеглов (Владимир Высоцкий).

«Место встречи изменить нельзя», 1979

Режиссер Станислав Говорухин

Начальник отдела по борьбе с бандитизмом, наводящий порядок в послевоенной Москве, стал самой заметной ролью в кинокарьере Высоцкого. Бескомпромиссный и чертовски харизматичный Жеглов является едва ли не самым любимым в народе образом милиционера. И пускай говорухинское «Место встречи изменить нельзя» — в не меньшей степени фильм о Шарапове, чем о Жеглове, идеалистические размышления «зеленоватого» Володи на фоне четкого и простого заключения Глеба: «Вор должен сидеть в тюрьме!» явно проигрывают.

Иван Лапшин (Андрей Болтнев).

«Мой друг Иван Лапшин», 1984

Режиссер Алексей Герман

Герой лучшего фильма Алексея Германа — колоритный начальник провинциального УГРО Иван Лапшин, суровый и одновременно беззащитный, наивный идеалист с грустными глазами, ведущий расследование серии зверских убийств. Лапшин мечтает, что еще немного — и мир благодаря его усилиям станет чище. Он хочет завести семью, влюбляется в актрису местного театра Наташу. Но его неуклюжие ухаживания терпят фиаско. «Мой друг Иван Лапшин» — это не мелодрама и не детектив. Это фильм о времени и людях.

Соловец (Александр Половцев), Казанова (Александр Лыков), Ларин (Алексей Нилов), Дукалис (Сергей Селин), Мухомор (Юрий Кузнецов).

«Улицы разбитых фонарей», с 1998 года

Этому кустарному трехкопеечному проекту, рожденному в стенах разваливающегося «Ленфильма», российское телевидение обязано возрождением интереса к отечественным сериалам. За 14 лет существования народный сериал сменил восемь телеканалов, оброс несколькими спин-оффами вроде «Хроник убойного отдела» и «Убойной силы». «Менты» (под таким названием «Улицы разбитых фонарей» появились на видеокассетах) покорили зрителей достоверностью трущобных питерских реалий. Впервые за долгое время в «ментах» увидели не плакатных слуг закона, а самых обычных людей: они так же страдали похмельем, по мелочи преступали закон и жили в однокомнатных квартирках без евроремонта.

Давид Гоцман (Владимир Машков).

«Ликвидация», 2007

Режиссер Сергей Урсуляк

— Картина маслом...

— Всем сидеть! Я Гоцман!

— Фима, закрой рот с той стороны, дай доктору спокойно сделать себе мнение!

Давиду Гоцману в блистательном исполнении Владимира Машкова обеспечено видное место в пантеоне самых харизматичных представителей профессии.

Так же как Анискин вдохновил новое поколение на создание «Участка», «Место встречи изменить нельзя» послужило образцом для «Ликвидации». Конечно, Одесса — не Москва, а Давид Маркович — не Глеб Егорович. Гоцман дружит с блатными, знает криминальный мир и его законы изнутри, а потому предпочитает авторитетов не отстреливать, а договариваться с ними. Чем не герой нашего времени?

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть