Павел Деревянко: «Мне трудно называть милиционера полицейским»

10.11.2012

Марина СУРАНОВА

На Первом продолжается показ картины «Обратная сторона луны». 16-серийный фантастический фильм режиссера Александра Котта об оперативнике, попавшем из нынешнего времени в прошлое, заинтересовал публику и остротой сюжета, и ностальгичностью антуража. «Культура» встретилась с исполнителем главной роли Павлом Деревянко.

Старший лейтенант российской полиции Михаил Соловьев преследует маньяка, убивающего молодых женщин в столице. Злодейски сбитый машиной герой впадает в кому и оказывается в 1979 году — да еще и в образе своего отца, тоже Михаила Соловьева, советского милиционера.

культура: Новая картина — не столько фантастика, сколько психология. Личность в двух разных временах, фактически — в разных измерениях...

Деревянко: Это работа моего героя со своим альтер эго. Я играю человека, проживающего жизнь отца. Он всегда был для Михаила лучшим, но, оказавшись на месте родителя, сын понимает, что Соловьев-старший не так уж идеален. Совершал нехорошие поступки, выгоняли с работы, крутил с любовницей... Михаил пытается исправить ошибки — изменить настоящее, вернувшись в прошлое. Эту ситуацию каждый может перенести на себя. Живи, меняйся сейчас, и только тогда твое завтра будет другим. Совсем иначе складывается жизнь, когда ты честен с самим собой.

культура: В картине Вы, так или иначе, сравниваете милиционера прошлых лет и сотрудника полиции дня сегодняшнего.

Деревянко: Да, мой герой — полицейский нашего времени. Чтобы получить информацию, он использует все доступные средства, незаконные в том числе. Может вломиться без ордера в квартиру, избить подозреваемого. В 79-м такого не было. Сравнение не в пользу нашего времени.

культура: Милицию переименовали в полицию в 2011 году. Что-то изменилось в правоохранительных органах после этого?

Деревянко: Мне неудобно даже называть милиционера полицейским. Не знаю, может, какие-то перемены и произошли. Хотя вряд ли, по сути, все осталось тем же. Разве что туристам стало удобнее — там полицейский, у нас полицейский, все одинаково.

культура: Как думаете, могли бы Вы стать сотрудником полиции в реальной жизни?

Деревянко: Даже в самых ярких своих фантазиях и в детстве — никогда не представлял себя милиционером. Это не мое. Просто очень уважаю честных людей, профессионалов, а чем они занимаются — не важно. К сожалению, есть сложившееся негативное мнение — никто сегодня не верит в честных полицейских. Мне очень хочется, чтобы люди начали думать по-другому.

культура: В полиции Москвы сегодня работает много приезжих. Ребятам платят немного, но они прекрасно понимают, что добрать можно взятками. А если сотрудникам правоохранительных органов зарплату повысить, перестанут брать?

Деревянко: Нет, не поможет. Я как-то разговаривал с Кончаловским Андроном Сергеевичем о вещах глобального характера, в том числе и о взятках. Он считает, что можно угробить на борьбу с коррупцией всю жизнь, но ничего не изменится. У нас страна такая, и нарастает это как снежный ком — ужасно, отвратительно. Единственное, что можно делать, — изменять жизнь общества личным примером. Начать с себя. Я – ты – вы. Только так. Это невероятно трудная внутренняя работа. Она может длиться десятилетиями, всю жизнь. Но дает потрясающий результат.

культура: В Азии говорят: «Жить так, чтобы не портить себе карму».

Деревянко: Именно. Поступки, слова, мысли — все имеет значение и может работать против тебя. Я бываю иногда в Юго-Восточной Азии: Таиланд, Камбоджа, Лаос. Там по-настоящему заряжаешься свободой. Люди невероятные. Даже если нищие, неустроенные, они по-настоящему свободны. Их глаза наполнены любовью, удивительной силой и спокойствием. Эгоцентризма, который так заметен в России, особенно в Москве, нет. Ты смотришь на другой мир и потихонечку меняешься сам.

культура: Но вернемся к нам. Говорят, что наши граждане более-менее соблюдают законы, только если боятся, например, смертной казни.

Деревянко: Да, пока палкой не ударят, не прикрикнут, часто не понимает наш человек. Но Чехов верно заметил: «Нужно по капле выдавливать из себя раба». Всего года четыре назад я начал понимать, что это такое. Рабу нужна палка, это правда, а свободному человеку она не нужна. Я люблю Россию, людей, но очень многое раздражает у нас. Как можно жить и не смотреть друг другу в глаза, вечно носить маски?

культура: А как актеру без маски?

Деревянко: В жизни мы примеряем на себя разные роли — родителей, начальников, студентов. Но нельзя погружаться в это серьезно, ведь так легко потерять самого себя. Потом невозможно вернуться к себе прежнему, и уже не ты — твоя маска, личина будет руководить тобой.

культура: Почему так вышло, что преступник — это не презираемый обществом человек, как должно быть, а «романтик с большой дороги»? Не виноваты ли в этом создатели многочисленных сериалов о бандитах?

Деревянко: Об этом мы с режиссером Ниной Чусовой делали спектакль «Герой». Появляется полное ничтожество, которое заявляет: «Я убил своего отца». И этот человек сразу получает признание в обществе. В него влюбляются женщины. Сам как был упырем, так и остался им, но в глазах обывателей он — герой. Мораль такова: когда преступление происходит где-то далеко, не на наших глазах, мы можем говорить об идеализации зла, но когда это касается лично нас, наших близких, романтика эта сразу же исчезает. Проступает безобразие — настоящая сущность преступления.

культура: Через какое время мы придем к правовому государству?

Деревянко: Чтобы изменилось общественное сознание, должны пройти поколения. Много было случаев, когда отважные, безрассудные плыли против течения, но машина пожирает таких, и все оказывается якобы бессмысленным... Лично я — за подобные попытки, за безумство храбрых. Для кого-нибудь твой пример может стать путеводной звездой. Но это радикально. А я хочу жить счастливо. Сейчас эпоха больших возможностей. У меня растет дочка Варвара, и я хочу дать ей то, чего сам недополучил в детстве, — осознанную свободу выбора.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть