Не вечный «Городок»

15.11.2012

Марина СУРАНОВА

Умер один из основателей «Городка» — Илья Олейников. Он не дожил до юбилея передачи всего пять месяцев. Три года назад Илья Львович предсказал, что программа останется в эфире лишь до 20-летия. Так и вышло.

В 1993 году на телевидении появился «Городок». В 2013-м выходить в эфир он уже не будет. Как сказали на канале «Россия», записанных программ хватит лишь до конца года.

Кажется, еще недавно звонила ему: «Илья Львович, здравствуйте, давайте интервью сделаем?» Он не отказывал. Для друзей, коллег, журналистов, зрителей у него никогда не было плохого настроения и самочувствия. Олейников шутил даже в сорокаградусный зной на даче под Питером, едва переводя дыхание. Родившийся в Молдавии, совершенно не переносил духоту. Говорил, что мог терпеть ее только маленьким. «Я не люблю южные страны — стараюсь туда не ездить, — рассказывал Илья Львович. — Египет, Индия, Таиланд, Израиль — не представляю, как можно там жить».

Он считал родным городом прохладную Северную столицу, где поселился еще в юности. В Петербурге состоялся как артист, верил, что этот мистический город помогает обрести гармонию и в творчестве, и в личной жизни. Много раз предлагали переехать в Москву, вслед за Стояновым. «В столице все рычаги», — шутил Илья Львович. И отказывался. Три года назад в интервью Олейников делился со мной:

— В Москву, к Стоянову? Зачем? У Юры своя компания, у меня своя. Вот отметим 20-летний юбилей программы и адью — закончим «Городок».

— Зачем? Передачу ведь очень любят?

— Авторы тоже живые люди, и они устают.

— Шестьдесят с небольшим — это же расцвет для творчества. Сколько еще лет в искусстве себе отмерили?

— Не знаю. Ох, как не хочется быть вяло передвигающейся могилкой, впадающим в маразм старикашкой. Что может быть отвратительнее этого? Я хочу жить только до тех пор, пока смогу сам передвигать ноги.

— Юмор помогает продлить жизнь? Говорят, что пять минут смеха заменяют стакан сметаны.

— Юмор полезен для тех, кто его потребляет, а нам с Юрой Стояновым он жизнь только укорачивает. То время, которое мы проводим в студии, записывая «Городок», сильно зашкаливает за все нормы трудового кодекса.

Юмор — работа, среда его обитания. А в жизни часто были причины грустить. В интервью незадолго до смерти Олейников говорил, что у него все случилось, как хотел: любимая девушка Ирина стала женой, работа, слава. Вот только не нашел он самого главного — состояния внутреннего спокойствия. «Люди должны быть счастливы, хотя бы потому, что просто живут, только они этого не понимают. Вечно хочется больше заработать, перехватить ролишку получше, а это все суета сует. Она продолжается до тех пор, пока не попадаешь в депрессивную ситуацию и не понимаешь, что нет ничего дороже жизни самой по себе. У меня есть спектакль «Сутенер поневоле». Безумно смешная пьеса. Но я выхожу на сцену, а настроение, как перед похоронами. Тем не менее беру себя в руки, играю. Зал смеется».

Илья Львович сочинял музыку. Часто она помогала выбраться из глубокой депрессии. За три года до кончины, вместе с женой (они были в браке почти сорок лет) выпустили диск «Шансон на двоих». Это песни о любви.

Илья Олейников — актер, который оставался самим собой при любых обстоятельствах. Человек, которого все искренне любили. Наверное, потому, что он сам по-настоящему любил людей. Как и своих героев из «Городка» — с их недостатками и неосуществимыми мечтами. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть