Мэрилин Монро на каникулах

14.09.2012

Феликс ГРОЗДАНОВ

Почти полвека отдала телевидению Ангелина Вовк. 16 сентября «тетя Лина» отмечает 70-летие. Накануне юбилея корреспондент «Культуры» встретился с ведущей программ «Спокойной ночи, малыши!» и «Песня года».

культура: Людям по-прежнему хочется Вас называть «тетей Линой»...

(фото: PHOTOXPRESS)Вовк: Была «тетя Таня» Веденеева — очень хорошенькая, «тетя Валя» Леонтьева, которую любила вся страна, но то, что я, всегда считавшая себя средненькой и страшненькой, оказалась в их числе — огромное счастье. Сегодня, когда пересматриваю старые записи, думаю: напрасно переживала — очень даже неплохо смотрюсь. Когда утром просыпаюсь, сама себе говорю у зеркала: «Ангелина, какая ты хорошенькая, а завтра будешь еще лучше и моложе». И от этого мне легче. Признаюсь, куда страшнее было отмечать 50-летие. Казалось, что пересекаю некий важный рубеж. Правда, если тогда ощущала себя девчонкой, то теперь — молодой женщиной. Кажется, цифра в паспорте не имеет ко мне никакого отношения. Но поскольку жизнь движется к закату, часто думаю: сколько же мне Господь еще оставил?

культура: Ваше имя стоит рядом с теми, кто пришел на телевидение раньше: Жильцова, Шатилова, Кириллов. Могли ли мечтать, что тоже станете легендой?

Вовк: Я отдала телевидению всю жизнь. Это такая зараза, от которой не избавиться. Если ты в «ящике», то не принадлежишь себе, семье, у тебя нет праздников. Другой отпросится, возьмет отгул или бюллетень. Но только не в нашей профессии. Когда я пришла на телевидение, то была счастлива от того, что меня брали в передачи без всяких условий. Никто не рвался проводить домой, не делал личных предложений — возможно, потому что работала вместе с мужем (первый супруг Ангелины Вовк — актер и диктор Геннадий Чертов — «Культура»). Признаюсь, на телевидении меня сразу полюбили. И пусть не доверяли престижных программ — я не обижалась. Бралась за любую передачу. Подменяла Элеонору Беляеву в «Музыкальном киоске». Работала ведущей на концертах классической музыки. Как-то прославленный скрипач Давид Ойстрах сказал: «У Вас не голос, а какой-то сказочный инструмент, в котором я не слышу ни малейшего диссонанса».

культура: В начале 80-х Вы стали вести популярный фестиваль «Песня года»…

Вовк: Фестиваль придумали в начале 70-х Черкасов и Мееровский. Вначале его вели Кириллов, Шилова и Леонтьева, а я присоединилась позже. «Песню года» несколько раз пытались закрыть, и всякий раз я ее отстаивала. В 90-е годы Игорь Крутой убедил меня, что он должен стать во главе фестиваля. Я согласилась, почему нет? Мне, воспитанной по-советски, в голову не приходило приватизировать телепроект. Но с приходом Крутого «Песня» потеряла популярность. Он не имел права менять концепцию и делать из передачи коммерческое мероприятие. Думаю, что она должна была сохраниться в том виде, в котором была задумана, как это произошло с «КВН» или «Что? Где? Когда?». Когда ведущей «Песни года» сделали мою любимую Аллу Пугачеву, мне отводилась лишь роль «певца за сценой», которая меня никак не устраивала.

культура: Почти одновременно с «Песней года» Вы стали ведущей и программы «Спокойной ночи, малыши!». Почему ушли из нее?

Вовк: Я вела эту передачу с 1971-го и до конца перестройки. Спасала Хрюшу и Каркушу, пробивала эфиры программы, которую хотели закрыть, нашла банк-спонсор, который всех одел. И вдруг меня перестали приглашать в студию. На мое удивление редактор бессовестно заявил: «А ты нам плати!» Это после всего, что я сделала для «Спокойной ночи…»!

культура: Фильм «Прощай» и эпизодическая роль в сатирическом киножурнале «Фитиль» — вот и все Ваши работы в кино. Никогда не жалели, что не сложилось с кинематографом?

Вовк: Меня приглашали в фильм «Дикая собака Динго», где затем блистательно сыграла Галина Польских. Но муж взбунтовался, ведь командировка продлилась бы полгода. Он сказал, что не представляет, чем шесть месяцев будет без меня заниматься. Прав был, конечно. Я его безумно любила, поэтому и про кино забыла, а в Одессу, где должны были проходить съемки, отправила телеграмму на имя режиссера Карасика: «Спасибо за утверждение на главную роль. Принять предложение не могу. Будете в Москве — заходите на чашечку кофе». Мне этой последней фразы долго не могли простить — невозможно, чтобы актриса отказалась от главной роли да еще так спокойно. В театр супруг тоже меня не пустил. Он уже успел там поработать и сказал: «В театре нужны когти, зубы и локти, а у тебя их нет, ты там со своим мягким характером просто погибнешь».

культура: Я знаю, что мама была категорически против того, чтобы Вы шли учиться на актрису...

Вовк: Мама хотела, чтобы я стала врачом. Об актерах ходили слухи, что они развратные пьяницы. И ее, всю жизнь проработавшую бухгалтером в аэропорту Внуково, это возмущало. Она великолепно играла на гитаре и балалайке, вышивала — словом, была необыкновенно талантлива. Мама родилась в Белоруссии, потом семью сослали в Сибирь. Я всю жизнь восхищалась ее манерами. Возможно, ими она и покорила папу. Он был родом из Днепропетровской области, где протекает река Вовча. Отсюда и происходит фамилия Вовк. А в маленьком поселке в Иркутской области находилась военно-воздушная база, где отец служил летчиком-истребителем. Там они с мамой и встретились. К сожалению, счастливы были недолго — когда мне было два года, папа разбился в Югославии. Его самолет из-за тумана упал в горы.

культура: А Вы о какой карьере в детстве мечтали, к чему себя готовили?

Вовк: Хотела стать стюардессой. Когда маленькой девочкой бывала во Внуково, у мамы на работе, то находила бирки с чемоданов с загадочными для меня, но такими манящими названиями: «Адлер», «Ашхабад», «Каир». Я подбирала эти бирочки и думала: «Анкара... А что это? А где это?» И хотела облететь весь мир. Английский язык у меня был хороший — ездила заниматься в спецшколу на Молчановке, собиралась поступать в Институт иностранных языков, чтобы летать на международных линиях.

(фото: ИТАР-ТАСС)культура: А поступили в итоге в ГИТИС.

Вовк: Я подавала большие надежды, когда училась. Мой педагог, Григорий Григорьевич Конский, очень ценил меня как актрису и даже, кажется, был влюблен. Для меня он был небожителем. И когда вел занятия, это был большой праздник. Как-то я поехала в Питер к подружке. Она уговорила меня показаться прославленному Товстоногову. В ту пору БДТ гремел, со всего Союза летали на спектакли. Я пошла на просмотр. Уж не знаю, чем понравилась, но Товстоногов сказал: «Я Вас беру и в свой театр, и в свою актерскую школу». Для меня, конечно, это предложение было большой честью, льстило самолюбию. Но я обожала Москву, не хотела оставлять семью, в столице был мой любимый педагог Конский. Как я боялась, что он услышит о моей встрече с Товстоноговым... Он все-таки узнал и не преминул меня как-то во время лекции поддеть: «Слышал я, что наша Вовк произвела в Ленинграде фурор. Ну, что тут скажешь? Мэрилин Монро на каникулах». А я была худенькая, натуральная блондинка. Прошли годы. Работала на телевидении. Меня начали узнавать. Вместе со вторым супругом — чехом Индржихом, художником киностудии «Баррандов», я поехала в Ленинград на съемки его очередной картины. В театре встретила Георгия Александровича. Подошла поздороваться. А он посмотрел на меня недовольно и отвернулся со словами: «Я телевизор не смотрю».

культура: В ГИТИСе Вашей однокурсницей была дочь знаменитого шахтера Алексея Стаханова. Дружили?

Вовк: Не могу сказать, что дружила с Аллой Стахановой, но общались. Умная, с острым язычком, она знала себе цену. И цену вещам. Помню, у нее появились модные в ту пору духи «Магриф». Она мне продала флакончик за бешеные деньги — 50 рублей! Нужную сумму мне дала бабушка, которая очень меня любила и не могла отказать. Вместе с Аллой Стахановой мы работали в дикторском отделе ЦТ. Она рано ушла из жизни.

культура: Чем сегодня живете?

Вовк: Много лет боролась за создание детского фестиваля «Песенка года». В 2000-х проект запустили. При поддержке генерального директора детского центра «Орленок» Александра Джеуса собираем талантливых детей на берегу Черного моря и проводим музыкальный смотр. Кроме того, уже третий срок работаю депутатом муниципального собрания района «Арбат». Участвую в комиссии по вопросам семьи, детей и молодежи. У меня семья большая: десяток крестников. Опыт есть.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть