И жизнь, и слезы, и судьба

12.10.2012

Лариса РОМАНОВСКАЯ

14 октября на канале «Россия» начинается показ сериала Сергея Урсуляка «Жизнь и судьба». Сценарист фильма Эдуард Володарский не дожил до премьеры пять дней.

Еще в январе телеканал «Россия» объявил двенадцатисерийную картину по книге Василия Гроссмана «Жизнь и судьба» главной премьерой нынешнего года. Физика-атомщика Виктора Штрума играет Сергей Маковецкий, его возлюбленную Марию Ивановну — Анна Михалкова, политработника Крымова — Александр Балуев, капитана Грекова — Сергей Пускепалис, полковника Новикова — Евгений Дятлов. Премьера состоится спустя семьдесят лет после описанных в книге событий.

Рассказывает продюсер картины Евгений ПОПОВ.

Попов: Эдуард Володарский несколько раз приезжал к Урсуляку на площадку, смотрел рабочие материалы. И как только появился черновой монтаж фильма, Эдуард Яковлевич был одним из первых, кто его увидел. Он говорил, что это очень честная работа и хотел, чтобы ее увидели как можно больше людей.

культура: Володарский работал над сценарием почти два года...

Попов: Надо было деликатно подойти к роману Гроссмана, осторожно отобрать для картины сюжетные линии. Многие говорили, что экранизировать этот текст невозможно, но Урсуляк и Володарский серьезно отнеслись к идее, долго и кропотливо работали с первоисточником. Мы не могли вместить в картину весь текст целиком, оставить всех персонажей Гроссмана. И тогда Эдуард Яковлевич предложил объединить судьбы двух юношей — Толи Штрума, пасынка главного героя, и Сережи Шапошникова. В картине останется Анатолий Штрум — он попадет в самое пекло Сталинграда, в дом Грекова.

культура: Один из самых пронзительных эпизодов «Жизни и судьбы» — письмо из еврейского гетто, в котором Анна Штрум, мать главного героя, прощается с сыном, зная, что завтра ее не станет. Как экранизирован этот фрагмент?

Попов: Мы долго спорили, как воплотить этот страшный, честный, очень эмоциональный текст. Придумали интересный и вместе с тем простой ход: Сергей Маковецкий читает письмо, а на экране идет хроника Великой Отечественной, реальные кадры тех событий.

культура: Маковецкий был сразу утвержден на главную роль?

Попов: Никто не собирался делать сценарий специально «под Маковецкого». Урсуляк работал с этим актером на пяти картинах, знал его возможности и способности и рассматривал Сергея как первого, но не единственного кандидата. Актерская группа сформировалась очень быстро. Проблема возникла с ролью командира Грекова, которого изначально должен был сыграть Владимир Машков. Но он отказался, его связывал жесткий контракт с американской киностудией, которая снимала очередной фильм «Миссия невыполнима». Грековым стал Сергей Пускепалис. На роль Марии Ивановны, женщины, которую безнадежно любит Штрум, Урсуляк пригласил Анну Михалкову. Она мгновенно вписалась и в съемочную группу, и в кадр. Мы были потрясены тем, как у них с Маковецким все получалось на площадке. Вышла замечательная экранная пара. В картине есть трогательная, лирическая сцена: герои Маковецкого и Михалковой сидят на скамейке, говорят о разрыве отношений. Зритель увидит неуклюжих, прекрасных людей, у которых отняли право любить.

культура: Как проходили съемки?

Попов: Они начались в январе 2011-го. Съемочные периоды разбили пополам — подобно тому, как события в романе Гроссмана делятся на войну и мир, на фронт и тыл. Сначала были отсняты эвакуация, работа Штрума в институте, все московские, казанские, куйбышевские события. Прошлой осенью началась съемка сталинградских батальных эпизодов. Большой бюджет позволил создать беспрецедентные декорации. В Ярославле территорию старого кирпичного завода превратили в сталинградские улицы, создали целый квартал. Художник-постановщик Алим Матвейчук работал на картине «Штрафбат», делал декорации к фильму «Брестская крепость». Его опыт очень пригодился. В «Жизни и судьбе» много ретро-транспорта, костюмов. В массовке было занято свыше пятисот человек, но иногда их не хватало. Выручала компьютерная графика, но мы старались как можно больше снимать вживую. Сергей Урсуляк придумал воссоздать в картине сюжеты самых известных фотографий обороны Сталинграда. Один из эпизодов скопирован со снимка, который обошел весь мир: по разрушенной сталинградской улице идет человек с контрабасом...

культура: Литературные критики не раз сравнивали роман «Жизнь и судьба» с «Войной и миром» Льва Толстого. Вы не боитесь, что зритель начнет искать аналогии между Вашей картиной и фильмом Сергея Бондарчука?

Попов: Нет, не боимся. Эти ленты очень разные — не только по содержанию, но и по своему эмоциональному посылу. Куда больше меня интересует реакция на фильм читателей «Жизни и судьбы». Экранизация известного романа — всегда конфликт между тем, что ты представлял во время чтения, и тем, что видишь на экране.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть