Артем Чащихин-Тоидзе: «Казалось, что я беру интервью у Никиты Хрущева»

11.05.2012

Лариса РОМАНОВСКАЯ

15 мая на Первом канале стартует четырехсерийный документальный фильм «Никита Хрущев. Голос из прошлого».

Эпоха Хрущева — это время «оттепели» и рассвета советской космонавтики, обострения холодной войны и активного жилищного строительства по всей стране. Уже находясь в вынужденной отставке, Хрущев на протяжении шести лет надиктовывал на магнитофон воспоминания и размышления. Именно эти записи стали исходным материалом для нынешнего документального проекта. Подробнее о нем рассказывает автор, продюсер и режиссер фильма Артем Чащихин-Тоидзе.

культура: Как записывались воспоминания Никиты Хрущева, где эти пленки находились столько лет, а главное — что именно они хранят?

Чащихин-Тоидзе: В 1970 году сын бывшего лидера Сергей Хрущев принял решение передать пленки на Запад, поскольку опасался, что их конфискуют и уничтожат. Ему удалось скопировать записи и переслать их за «железный занавес». Там их расшифровали и опубликовали как книгу воспоминаний, правда, в урезанном виде. Это вызвало международный скандал. Оригиналы пленок и впрямь были потом конфискованы, еще при жизни Никиты Сергеевича. Обнаружить их впоследствии не удалось. А копии, снятые его сыном, хранились потом в Англии и в университетах США. Вот с этими записями — конечно, уже не с бобинами, а с оцифрованным вариантом — мы и работали. Там очень много материала: свыше 200 часов мемуаров. Помимо этого семья Хрущевых предоставила в наше распоряжение полный домашний киноархив. Сергей Хрущев увлекался любительской киносъемкой и с 1955 по 1971 год отснял множество восьми- и шестнадцатимиллиметровых пленок с участием отца. В наш фильм вошли интервью с людьми, знавшими Хрущева лично, с его родными, коллегами. О нем рассказывают Рада Никитична, Сергей Никитич, Алексей Аджубей. Эти съемки были сделаны в начале 90-х годов, большинство никогда не демонстрировалось.

культура: Первый фильм цикла «Никита Хрущев. Голос из прошлого» называется «Путь к власти». Там речь идет о детстве и юности будущего главы СССР, о его жизни в годы Великой Отечественной войны. А какие эпизоды из биографии Хрущева освещены в остальных трех сериях?

Чащихин-Тоидзе: Мы решили показать жизнь Хрущева хронологически. Первый фильм охватывает его биографию с момента рождения по 1952 год. Вторая серия называется «Холодная война», она посвящена внешней политике СССР. Третья — «Большие надежды» — рассказывает обо всех глобальных начинаниях Хрущева, как успешных, так и не очень. В том числе и о том, откуда у Никиты Сергеевича такая любовь к кукурузе. Четвертый фильм — о последних годах Хрущева, о том, чем он занимался на пенсии.

культура: Вы стали продюсером и режиссером документального сериала «Холодная война Никиты Хрущева», снимали фильмы о Сталине, Рузвельте, Черчилле, Кеннеди, Гитлере. С чем связан такой интерес к ведущим политическим фигурам XX века?

Чащихин-Тоидзе: Снимать фильмы об уже ушедших политиках интересно в первую очередь потому, что время и расстояние позволяют адекватно оценить то, что они сделали, обдумать их жизнь. Мы попытались нарисовать другой, не совсем обычный портрет Хрущева. Многие его начинания были неправильно истолкованы, многие реализовались не так, как он хотел. И в воспоминаниях он постоянно пытался объяснить свои поступки, оправдаться. Эти записи очень интересно слушать. Их главное отличие от обычных мемуаров — полное отсутствие редакторской правки, цензуры. Казалось, что я беру у Хрущева интервью.

Сначала мы планировали создать восьмисерийный фильм, но потом формат поменялся, наш проект сократили, и к сожалению, от многих эпизодов пришлось отказаться. Например, в окончательную версию не вошел момент, связанный со знаменитой выставкой авангардистов в Манеже в 1962 году. Зато удалось очень подробно рассказать о визите Хрущева в США.

культура: Какой эпизод из воспоминаний стал для Вас ключевым, заставил взглянуть на эту личность под другим углом?

Чащихин-Тоидзе: Вот что интересно: в мемуарах Хрущев периодически пропускал какие-то эпизоды, почти не рассказывал о личных, человеческих вещах. О юности и детстве говорил очень мало, а о Карибском кризисе, о взаимоотношениях со Сталиным — много, возвращался к этим моментам не единожды. Видимо, именно так у него в тот момент работало сознание. Ведь никто не задавал ему специальных вопросов, он просто каждый день садился, включал магнитофон и начинал говорить. Иногда вел запись двадцать минут в день, иногда — несколько часов. Больше всего меня удивило одно высказывание, которым мы начинаем четвертый фильм. Я изумился, услышав, как Хрущев произносит фразу: «Мне начинает казаться, что американская система работает лучше, чем советская». Услышать такое откровение от человека, который посвятил социализму всю свою жизнь, — это довольно интересно.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть