Василий Ливанов: «Холмс всегда с народом»

28.11.2013

Алексей КОЛЕНСКИЙ

Восемь вечеров, 25-миллионная аудитория, резкие столкновения мнений — все это «Шерлок Холмс» от Андрея Кавуна, показанный на телеканале «Россия 1». Сравнения с легендарным фильмом советских времен были неизбежны, да канал и сам их провоцировал, объединив новое и старое в эфирной сетке. Самым пристрастным зрителем, конечно, оказался лучший Шерлок Холмс всех времен и народов Василий Ливанов.

культура: Как Вам нью-Холмс? 
Ливанов: Представьте, телевидение и пресса трубят об экранизации «Войны и мира». Отложив дела, спешим к экранам и не верим своим глазам. Пухлая блондинка хохотушка Ростова влюбляется в князя Болконского. Тайный воздыхатель Наташи, благородный старик Безухов, смертельно ранит соперника на дуэли. Убитая горем героиня идет под венец с гусаром Василием Денисовым, влюбленным в нее с самого детства. Война 1812 года? И без нее все ясно. За исключением главного: при чем тут одноименный роман? Интерпретация не должна искажать классический текст, переживший многие десятки лет. Миллионы читателей знают Холмса. Он невообразим без трубки. А тут смолит папироски «а-ля рюс», суетливый чудак в круглых очках. Ясное дело: очкарик — значит умный.

Фрагмент интервью Василия Ливанова газете «Культура»

Загрузка плеера

культура: Кто такой Холмс, знает лишь Уотсон (именно в такой транскрипции) — Панин. Непроницаемый, дерзкий, отважный. Возможно, истинный Холмс — это он?  
Ливанов: Ватсон Конан Дойла задает сыщику вопросы, выяснить ответы на которые хочет каждый читатель и зритель. В новом сериале я осмысленных диалогов не заметил. Два эксцентрика ввязываются в криминальные авантюры — палят, носятся... Обслуживают не выстроенный сюжет. Каждые десять минут теряю нить, не могу стать участником событий. Мне скучно.

Игорь Петренко — симпатичный актер, дай Бог ему удач, — проговорился где-то, что Панин дал ему установку: «Игорь, жги!» Будто Холмса можно сплясать.

культура: У Гая Ричи Холмс тоже заводной типчик. Не раздражает?
Ливанов: Совсем другое дело. Там режиссер не стремится показаться умнее и талантливее классика. 

культура: Приглашая Вас на роль в 79-м, режиссер Масленников заказывал сыграть «англичанство»... 
Ливанов: В ответ мы с Соломиным предложили персонажей, спешащих на помощь к тем, кто попал в беду. Это зерно образа. 

культура: Зерно проросло, но Ваш Холмс остался загадкой. Как личность он крупнее предлагаемых обстоятельств. Мир скрывает тайны, преступники страшатся разоблачения. Выводя злодеев на чистую воду, Шерлок очищает и реабилитирует действительность. Он — рыцарь, противостоящий древнему злу.
Ливанов: При гениальной одаренности и внешней надменности, Холмс очень человечен. Уже сто лет в Лондоне существует контора, отвечающая на письма, приходящие на адрес Бейкер-стрит 221b. Читатели со всего света делятся с Холмсом проблемами и получают бесплатные консультации опытных юристов. Разве они сумасшедшие? Нет, просто одинокие люди рассказывают о своих бедах человеку, которому доверяют.

культура: Трудно назвать другого литературного героя, которому пишут современные читатели. Холмс умеет слушать, понимать и действовать. В этом секрет его обаяния? 
Ливанов: Да. И он всегда в гуще жизни. С народом. 

культура: Как родился тот, ныне ставший легендой сериал?
Ливанов: «Ленфильм» купил двухсерийный сценарий Фрида и Дунского. Несколько лет никто не решался за него взяться. Масленников рискнул, собрал хорошую актерскую компанию, пригласил замечательного оператора Юрия Векслера, фактически ставшего постановщиком картины. 

культура: С Холмсом Вы подружились в детстве? 
Ливанов: Да, подростком. Читал запоем. В голову не приходило, что когда-нибудь достанется роль такого роскошного мужика. Любовь можно сыграть, дружбу — нет. Таинство. С Соломиным мы моментально подружились — и это мистически проявляется в кадре. История развития человеческих отношений интереснее любого детективного сюжета. Главным образом успех объясняется тем, что мы работали в соавторстве с Артуром Конан Дойлом. 

«Коллеги»

культура: История дружбы, едва просматривающаяся в романе, — центральная тема Вашего творчества: «Коллеги», Крокодил Гена с Чебурашкой, Карлсон с Малышом, сыщик с доктором... 
Ливанов: Много лет размышлял, почему Шекспир ставил дружбу выше любви? Понял: любовь возможна без взаимности, дружба — никогда. 

культура: Это дар, которым владели Ваши сверстники, так называемые «шестидесятники». 
Ливанов: «Шестидесятников» можно перечесть по пальцам. Я не из их числа. Эти ребята родились из хрущевского доклада — поносили Сталина, возвеличивали Ленина. Посттравматический синдром. Евтушенко, Вознесенский втянули в свой круг честного человека, фронтовика Окуджаву: «Я все равно паду на той единственной Гражданской...» В этой фразе вся их недолговечная, неправедная идеология.

культура: Но ведь автор «Коллег», Ваш тезка Аксенов, причислял себя к «шестидесятникам»...
Ливанов: С Васей мы дружили в юности, он об этом не говорил. «Коллег» объединяло другое. Мы — мальчишки военного поколения, дружба для нас — святое. Как для фронтовиков.

 «Неотправленное письмо»культура: Большую роль в Вашей судьбе сыграло несчастье, случившееся на съемках «Неотправленного письма» Калатозова...
Ливанов: Носились по тайге, орали на сорокаградусном морозе. Я — громче всех. Потерял голос, испугался жутко. Не разговаривал недели две, потом «заскрипел». Ужасно — исчез усредненный баритончик, а я был им очень доволен. Но вспомнил слова великого артиста Томмазо Сальвини: «Актер — это голос, голос и голос». Не обязательно громкий и красивый. Индивидуальный. Понял — там, в тайге, я выиграл в лотерею. 

культура: Как стали сказочником?
Ливанов: Жизнь заставила. Вернее, дочка, родившаяся в 63-м. Первую мою сказку опубликовали с предисловием Льва Кассиля в «Литературной России». Год спустя «Союзмультфильм» пригласил написать сценарий. Прочитали — позвонили: «Сами не хотели бы ставить?» Заканчивал Высшие курсы сценаристов и режиссеров. Мастер Михаил Ромм поддержал: «Сделать мультфильм гораздо сложнее, чем игровую картину!» За «Самый, самый, самый, самый» получил диплом с отличием. 

культура: И стали сотрудником «Союзмультфильма»?
Ливанов: Никогда не числился в штате. Для съемок в «Неотправленном письме» взял академический отпуск в Вахтанговском театре. На «Мосфильме» познакомился с Юлием Райзманом: «Вася, Вы будете много сниматься, уходите из театра!» Воспользовался советом, благодарен по сей день. 

«По следам бременских музыкантов»культура: У Вас около двадцати сценариев, поставленных другими аниматорами. И «Бременских музыкантов» делала Инесса Ковалевская. А «По следам...» шли уже Вы. Почему?
Ливанов: Она долго не могла пройти худсовет. Всех персонажей нарисовал сам, когда придумывал первую серию. 

культура: Почему вместо Анофриева партию Трубадура запел Магомаев?
Ливанов: Трубадур повзрослел, женился. Требовалась иная интонация, характер. И пригласить Муслима было удачей. 

культура: Слава настигла внезапно? 
Ливанов: Абсолютно. Мы просто веселились. Кот — фокусник, Осел — трудяга, Пес — хиппи, Петух — стиляга. Гладков потребовал ввести Принцессу для развития музыкальной лирической темы. Возникла история любви. А дружба помогла ей раскрыться и стать счастливой.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть