Леонид Каневский: «Томина воскресили по письмам трудящихся»

11.02.2016

Александр АНДРЮХИН

14 февраля отмечается 45 лет выхода на советские телеэкраны знаменитого сериала «Следствие ведут ЗнаТоКи». Фильм, сделанный по заказу ведомства — его создание инициировал министр внутренних дел СССР Николай Щелоков, — снискал огромную популярность. И сегодня многие помнят, что ЗнаТоКи — это комбинация из первых букв фамилий главных героев: следователя Знаменского, сыщика Томина и криминалиста Кибрит. 

До наших дней из этой тройки дошел только майор Томин — то есть сыгравший его Леонид Каневский. Актер, ныне живущий на два города — Москву и Тель-Авив, по-прежнему работающий в Театре на Малой Бронной, «связей с криминалом» не порвал — он известен еще и по документальному циклу о самых громких уголовных делах минувших лет «Следствие вели...».

культура: По иронии судьбы, из великолепной тройки только Вы отмечаете юбилей сериала — а ведь как раз Вашего героя и убили в восьмой серии. 
Каневский: Но потом воскресили по письмам трудящихся. Несмотря на то, что в следующих сериях Томина повышали в званиях — сначала до подполковника, а затем и до полковника, для телезрителей я навсегда остался майором. Кстати, очередные звания давались тоже по просьбам телезрителей. Они возмущались, что я столько лет честно служу в угрозыске, а все майор да майор!

культура: Но почему авторы сериала задумали убийство Томина? Планировали продолжать цикл без Вас или вообще хотели на этом закончить сериал?
Каневский: Не знаю, что было у них на уме. Не исключено, что собирались завершать. Никто ведь не думал, что сериал вызовет такой интерес у публики и растянется на 24 дела. Сначала было заготовлено четыре серии. Предполагалось снять еще парочку. Однако, как только начиналась очередная серия, улицы пустели — вся страна прилипала к экранам. После моей гибели в восьмой серии из Владивостока пришла телеграмма: «Сообщите группу крови майора Томина. Мы пришлем в нужном количестве!» Потом нас стали заваливать возмущенными письмами: «Убьете майора Томина — разобьем телевизоры!» К моему удовольствию, сериал решили продолжать, а меня оставили в живых, хоть я и получил смертельное ранение. В живот. Но в следующей серии я появился в госпитале — и перевязанным у меня оказалось плечо. Словом, авторы пошли на поводу у зрителей.

культура: Почему на роль офицера милиции пригласили именно Вас? Ведь до этого Вы прославились в небольшой, но очень характерной роли контрабандиста в «Бриллиантовой руке».
Каневский: Да, после гайдаевской комедии за мной закрепился образ отрицательного героя. Но после нескольких проб режиссер сериала Слава Бровкин решил утвердить именно меня. И тем самым выпустил джина из бутылки. Уже после второй серии народ начал в письмах благодарить телевизионное руководство за то, что оно наконец показало, какие прекрасные профессионалы работают в советских органах, какие умные и находчивые сыщики служат в угрозыске... 

культура: Слышал, что ваша тройка проходила перед съемками какие-то специальные милицейские курсы. Чему вас там учили? 
Каневский: Курсов мы не проходили. Но под видом практикантов из школы милиции присутствовали на допросах, выезжали на обыски. МУР для нас стал родным домом. В его кабинетах снимались многие сцены. Со многими сотрудниками мы подружились. Каждый искренне старался нам помочь. Однажды на допросе, на котором присутствовали мы с Георгием Мартынюком, игравшим Пал Палыча Знаменского, следователь долго чего-то добивался от подследственного, и все безуспешно. Тот проявлял удивительную бестолковость или упрямство. Следователь вышел из себя, начал кричать. Тогда подследственный повернулся к нам и сказал: «А вот следователь Знаменский никогда не повышает голос». Сотрудник устыдился и повел допрос в более спокойном тоне. 

культура: Да, такую, присущую некоторым сотрудникам манеру, как грубость, Вы в своем образе не использовали. 
Каневский: Разумеется. Зато я использовал другую. Чтобы вжиться в образ сотрудника МУРа, правдоподобнее изобразить своего героя, вбирал все, что замечал в сотрудниках милиции. Помню, привезли нас на обыск. Посадили в сторонке. Вошел следователь. Оперативник его спрашивает: «С чего начнем?» Следователь осмотрел квартиру, затем громко щелкнул пальцами и ответил: «С того угла!» И вот этот щелчок пальцами я взял на вооружение. Нашей задачей в наблюдении за работой правоохранителей было уловить человеческую сторону. До этого в кино существовал какой-то стандарт в показе милиционеров: один глуповатый, другой — умный. Но мы стремились показать на экране настоящих ребят, а не «мусоров», как в то время их порой называли, людей, которые служат честно, по-настоящему, понимают человеческую боль. Таких мы в МУРе видели достаточно.

культура: Вашим главным консультантом был очень сильный профессионал — замминистра внутренних дел Борис Викторов.
Каневский: Не только консультантом, но и ярым поклонником, а также мечтателем. Хотел, чтобы в милиции работали такие же постоянные тройки — следователь, сыщик и эксперт. Чтобы они трудились рука об руку и понимали друг друга с полуслова. Он считал, что это будущее милицейской работы. На самом деле в органах в таком составе не работали. Но, возможно, Щелоков планировал такое осуществить. Однако не успел. Как известно, его сняли после смерти Брежнева. 

культура: Из-за этого же на семнадцатом деле приостановили сериал?
Каневский: К сожалению телезрителей. Но в 1985-м возобновили. И популярность его из-за перерыва нисколько не уменьшилась. Более того, фильм оказал положительное влияние на многих людей. Много позже я встречал милиционеров в чине майоров, полковников. Они признавались, что пошли в милицию благодаря этому циклу. Многие граждане не видели разницы между нами, артистами, и героями, которых мы играли. К нам часто обращались люди со своими проблемами — как к сотрудникам милиции. Однажды возле театра ко мне подошла женщина. Рассказала, что приехала из Сухуми. Родственники хотят отобрать у нее квартиру, а местная милиция на ее жалобы не реагирует. Тогда ей сказали: езжай в Москву к майору Томину — он единственный, кто сможет помочь. Выслушав историю женщины, я направил ее к моему приятелю адвокату. И тот решил ее проблемы.

культура: Говорят, фильмы пользовались популярностью не только у честных советских граждан, но и у криминального элемента. Когда шла очередная серия, кривая преступности в стране резко шла вниз.
Каневский: Насколько мы были популярны среди воров, можно судить по истории, которая произошла в Комсомольске-на-Амуре. Мы приехали туда с Мартынюком, нас встретили сотрудники местной милиции. Очень тепло — повели в баню, поскольку уже знали, что мы обожаем париться. И вот, сидим в парной, вдруг влетает начальник уголовного розыска, такой крупный здоровый мужик, и говорит, что благодаря мне поймали матерого преступника! Оказывается, только что в моем номере взяли с поличным вора. Не простого, а в законе, да еще который завязал. Его спросили: «Зачем ты влез к артисту? Что вообще можно у него украсть?» А он ответил: «Мне надо, чтобы звон по зоне пошел, что я грабанул «Знатоков». Словом, хотел прославиться.

культура: Какие серии были основаны на реальных событиях? 
Каневский: Да практически все. Наши сценаристы — супруги Лавровы — оба работали в органах. Александр — следователем, а Ольга — инспектором детской комнаты милиции. О том, что пишут, знали не понаслышке. В основу их сценариев всегда ложились какие-то реальные дела. 

культура: Но цикл подкупает не криминальной фабулой, а человечной атмосферой. Какие из сегодняшних милицейско-полицейских сериалов Вам близки? 
Каневский: Пожалуй, «Каменская». Он более спокойный. Там больше правдоподобности, нет стрелялок, мордобоя и надуманного «суперменства».  

культура: Известно, что моральный облик ваших героев находился под неусыпным контролем консультантов в погонах. Ходили слухи, что вам даже запрещали курить в кадре и вести амурные разговоры с актрисой Эльзой Леждей. 
Каневский: Курить действительно не рекомендовали, но и не запрещали. Также авторы планировали, что у Знаменского с Кибрит разовьется роман. Не исключено, что их в перспективе планировали поженить. Но потом решили отдать ее замуж на сторону, чтобы не ссорить Знаменского с Томиным. А мы остались холостяками. Авторы приняли такое решение после коллективного письма женщин с множеством подписей, в котором говорилось, что если Знаменский женится, то они возненавидят его жену.

культура: Что больше всего запомнилось на съемках сериала?
Каневский: В нашем цикле снимались лучшие артисты страны — Леонид Броневой, Армен Джигарханян, Лев Дуров, Леонид Куравлев, Николай Караченцов, Георгий Менглет, Валерий Носик, Леонид Марков и другие. В каждой серии замечательные исполнители. Это был праздник. Мы не просто играли, мы этим жили. В первый год мы отсняли сразу четыре серии. Их в течение года и показали. Потом серии выходили раз в полгода, но нас постоянно узнавали на улицах и было ощущение, что мы на экране каждый день.

культура: Я слышал, Вы были дружны с директором Елисеевского гастронома Юрием Соколовым, которого расстреляли в 1984 году... 
Каневский: Не дружил, но был с ним знаком. Пользовался тем, что был известным артистом, и иногда брал у него какой-то дефицит. Предвосхищу вопрос — на основе его криминального дела сценарий не писался. Но позже я о нем рассказал в документальном фильме «Следствие вели...» Я знал, что это был за человек. Прошел войну, его обожали на работе. Он был высоким профессионалом и настоящим мужиком. Но такое было время и так сложились обстоятельства, что он оказался на пике криминальной истории. 

культура: Роль майора Томина как-то повлияла на Вашу творческую карьеру?
Каневский: Думаю, скорее, на майора Томина повлияла моя творческая карьера (смеется). В первую очередь я театральный актер. Все остальное — съемки в фильмах, сериалах, документальных циклах — это потом. В театральной среде меня многие, как и Вы сейчас, часто спрашивают: «Не мешает вам майор Томин?» Нет, не мешает. Я с большим уважением отношусь к этому герою. Правда, было два случая, когда мне из-за него отказали в киноролях. Хотя в одной даже почти утвердили. Но большой начальник вынес вердикт, что меня нельзя брать: у зрителей я буду ассоциироваться с майором Томиным. По этой же причине худсовет не рекомендовал меня брать на роль господина Бонасье в картине «Д’Артаньян и три мушкетера». Но режиссер заявил: «Он мне нужен, и никого другого я в этой роли не вижу». Хотя многие видели нас с Мартынюком исключительно сотрудниками милиции. Помню, когда мы играли с ним в спектакле «Белые флаги» (по Нодару Думбадзе), то предстали перед зрителями в качестве заключенных. Увидев нас за решеткой, зал отреагировал очень бурно. Реакция была забавной — смех в сочетании с изумлением.

культура: Ваша нынешняя роль — ведущего в документальном цикле «Следствие вели...» — имеет что-нибудь общее с тем сериалом? 
Каневский: Ничего. Ассоциативно, что Каневский снова на экране, может быть. На самом деле, это мой рассказ — чем люди жили, как общались, что это было за время. А было оно драматическим и веселым, трагическим и счастливым. Мне интересно именно это. А криминальная составляющая — лишь зацепка для рассказа.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть