Цискаридзе остается в Большом театре

20.01.2012

Елена ФЕДОРЕНКО

За пару недель до Нового года администрация Большого театра России уведомила премьера театра Николая Цискаридзе, что отстраняет его от педагогической работы.

(фото: Дамир Юсупов)Решение это вызвало множество неравнодушных комментариев. Ситуацию комментировали не только руководители театра, но даже сам министр культуры РФ. Ставка педагога-репетитора понадобилась для переноса спектаклей на легендарную сцену, открытую после ремонта. Решить задачу намеревались простым арифметическим действием: к полставки Цискаридзе добавить полставки солиста Яна Годовского, который как репетитор поддерживал состояние современных постановок. Оба сохраняли свои права танцовщиков, но лишались педагогической нагрузки. И Цискаридзе, и Годовский — оба подходят к порогу сорокалетия и впереди — неизбежное расставание с театром.

Однако пока ситуация замерла. «Руководство театра удовлетворило просьбу Н.М. Цискаридзе не прерывать с ним срочный трудовой договор в качестве репетитора по балету на условиях внутреннего совместительства до окончания срока его действия — 30 июня 2012 года»  — это все, что говорят в театре.

Николай Цискаридзе пояснил нашей газете: «То, что меня оставляют, удивительно. С самого начала все это — глупость и элементарная откровенная месть. Хочу четко сказать: я ни о чем не просил. Просто сказал, что если будет приказ, то тут же последует мое обращение в соответствующие органы, которые должны разбираться с явным нарушением закона. Меня удивило заявление министра культуры России, уважаемого мною человека, который прокомментировал случившееся, как якобы внутритеатральное дело. Неправда! Нарушение законодательства Российской Федерации — это есть не внутритеатральное дело, а прежде всего, государственное. Когда ущемляют права артиста, много лет лидирующего в главном театре страны, значит, надо разбираться серьезно, а не пускать дело на самотек. Понятно, что ту же самую бумагу мне пришлют в конце июня. У меня есть один вопрос: какими должен обладать качествами человек, который придется ко двору в Большом театре? Если это не Николай Цискаридзе (извините), который 20 лет прослужил одним из первых артистов этого театра и получил все награды, которые возможно иметь в стране и мире, с высшим образованием, опытом педагогической работы в театре и Академии хореографии, то каким должен быть критерий отбора?»

Напряжение, пусть временно, но разрядилось, а вопросы остались. Первое. Разве нельзя было открыть дополнительную ставку? Или действительно вся эскапада сводилась к «симметричному ответу» руководства Цискаридзе, который отважился на критику ремонта Большого, назвав ее «актом вандализма»?

Второе. Характер определяет судьбу. Эпатажное «не боюсь» Николая Цискаридзе всегда приводило к чрезмерной разговорчивости. В излишней скрытности его укорить трудно. В отдельных интервью, на мой взгляд, он переходил черту дозволенности, постоянно что-то критикуя при любой власти в Большом. Можно, конечно, сказать, что боролся за правду, а можно — что выносил сор из избы, не учитывал корпоративной этики.

Третье. Театр — производство. Большой театр — большое производство, в котором возможны любые перестановки и пертурбации, дабы процесс не останавливался. Но все-таки это театр, в котором художественная целесообразность должна превалировать. Дело не в том, хороший или плохой педагог Цискаридзе. Для его квалификации театр имел достаточно времени — педагогической работой премьер начал заниматься в 2004 году. Напомним, что Цискаридзе работает с Анжелиной Воронцовой и Денисом Родькиным, а до того репетировал и готовил к конкурсу «Арабеск» Артема Овчаренко — парень получил на состязании 1-ю премию и золотую медаль. Не подозрительно ли решение уволить «играющего тренера»? Тем более что оно совпало с приходом на должность худрука балетной труппы Сергея Филина — коллеги, ровесника и не самого близкого Цискаридзе человека.

Скандалы Большого театра выплескиваются наружу (в антрактах обсуждаются закулисные проблемы — и не только специалистами, но и обывателями, далекими от понимания балетной специфики), что вредит репутации первой сцены страны.

Трудно ожидать, что enfant terrible прославленного театра изменит свой имидж и перестанет будоражить общественность своими высказываниями. Остается ждать, что руководство театра выберет более мудрую, взвешенную и дальновидную политику — как в отношении кадрового вопроса, так и в области менеджмента.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть