«Счастье» для «Отморозков»

20.04.2012

Наталия КАМИНСКАЯ

Нынешняя церемония вручения национальной театральной премии «Золотая маска», увиденная большинством россиян по телевизору в тот же вечер, началась со скандальной ситуации, которую в телеверсии благополучно опустили.

(фото: ИТАР-ТАСС)И правильно — иначе кандидатам в разделе «оперетта/мюзикл» стало бы еще горше. Из трех спектаклей, представленных на фестивале и торжественно объявленных на церемонии, ни один не заслужил у музыкального жюри премии ни в единой номинации. Такого фиаско в истории «Маски» еще не было. В крайних случаях без награды оставалась одна какая-нибудь номинация. Но на сей раз жюри своим решением просто зачеркнуло целый жанр.

Проблемный, трудно приживающийся у нас жанр мюзикла (оперетта — разговор отдельный) все активнее осваивают драматические театры. Часто случается, что с актерской и режиссерской точки зрения такие спектакли выигрывают, однако по части профессионального вокала отстают. Это и решает у музыкально подкованных отборщиков их участь. Но верен ли подобный подход? Почему именно данный молодой жанр становится жертвой профессиональной щепетильности оценщиков, в то время как все прочие комфортно существуют в системе самых невероятных допусков и даже попустительств?

Конкурс по разделу «драма» в связи с этим дает богатую пищу для размышлений. Жюри под предводительством режиссера Римаса Туминаса отдает премию в номинации «лучший спектакль большой формы» «Счастью» Андрея Могучего в Александринском театре. На мой взгляд, это новое театральное сочинение, созданное на основе «Синей птицы» Мориса Метерлинка, могло бы стать идеальным объектом претензий по части и режиссуры, которая попирает все законы композиции, и текста (он написан самим Могучим и Константином Филипповым и коряв чудовищно). Однако необычайно сильны здесь сценография Александра Шишкина, музыка Александра Маноцкова. А если без буквоедства, то парадоксально сильна и сама режиссура вкупе с текстом — пусть они варварские, зато такие свежие, по-детски необузданные и свободные, что дух захватывает.

Нынче у драмы в чести высказывания активно непричесанные, зато, как принято считать, сугубо личные. Они решительно побеждают разумность и стройность, в параметрах которых личностное начало никто уже не желает видеть и слышать, даже если на самом деле оно там есть. Иначе, чем объяснить успех «Чайки» театра «Сатирикон» (Юрий Бутусов стал лауреатом в номинации «лучший режиссер»)? «Чайка» — спектакль очень дерзкий, невероятно «навороченный», что вызвало гнев у одних, а других сразило необычайно сильным исповедальным началом. Поскольку режиссер безжалостно проецирует чеховскую пьесу о трагедии творчества и на себя самого, и на сатириконовских артистов, и на весь этот сумасшедший мир людей, насмерть обожженных искусством.

Нынешняя «Маска» в разделе «драма» окончательно выровняла магистраль движения, крутую, как блогосфера. Где виртуальный Кромвель чувствует себя Кромвелем реальным, где анализ действительности может быть сделан с бодуна и уложиться в три предложения без соблюдения правил синтаксиса и пунктуации. Тот, кто едет тише и копает глубже, в блогосфере обязательно проигрывает. Как все остальные ведущие недавней церемонии «Ники» проиграли Ксюше Собчак, кинувшей в Чулпан Хаматову судьбоносный вопрос. Нынче понятие «актуально» затмевает иные соображения.

В номинации «лучший спектакль малой формы» «Отморозки» Кирилла Серебренникова победили и фокинского «Вашего Гоголя», и «Брата Ивана Федоровича» Студии Женовача, и вообще все, что не откликается на события текущей жизни в формате социальной сети. «Отморозки» же по Захару Прилепину, не лишенные, кстати, сильной театральной энергетики, бьют в нужном формате и объявляются на церемонии высказыванием о протестном движении. Человек-собака Олег Кулик, вручая «маску» в номинации «эксперимент» (Театр.doc, «Зажги мой огонь»), шутит со сцены насчет группы Pussy Riot, которой можно было бы вручить награду в обиженной номинации «оперетта/мюзикл». Актуальные опознавательные знаки на месте, не надо смотреть по сторонам, а тем паче в глубь себя.

На обочине нашей крутой магистрали остается не только вся театральная провинция, традиционно пасующая перед столицами (спецприз жюри барнаульской «Мамаше Кураж» — и то хлеб), но и, например, «Будденброки» Миндаугаса Карбаускиса в РАМТе, или «Константин Райкин. Вечер с Достоевским» Валерия Фокина в «Сатириконе», или «Три сестры» Льва Додина в Малом драматическом театре — Театре Европы. Проклятые вопросы, которые в подобных спектаклях ставятся не с той степенью святой простоты, что у Собчак, просто не доходят до слуха и сознания. Послания крупнее, чем запись в Facebook, наше око просто не видит.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть