Росгосцирк. Перезагрузка

30.09.2012

Виктория ПЕШКОВА

Новый сезон Большой московский цирк на проспекте Вернадского встретил не только новой программой, но и изменением статуса собственного директора: Фарзана Халилова на конкурсной основе возглавила Российскую государственную цирковую компанию (Росгосцирк).

Профессионалов второе событие, несомненно, волнует сильнее. Но цирк все-таки существует для зрителей, а им интересно, что происходит на манеже, а не за кулисами. Поэтому сначала о премьере «Острова грез».

Похоже, в Большом московском решили вернуть на манеж старую добрую традицию — развлекать, поучая. Представление начинается в библиотеке, где герои — Фантазерка (Дарья Костюк, она же режиссер-постановщик шоу), Весельчак (Михаил Рамзин) и Денди (Вячеслав Курков) — ищут книгу о волшебном острове, куда им очень хочется попасть. По ходу дела рассказывая юным зрителям, для чего эти самые библиотеки нужны и как там следует себя вести.

Гремит музыка, с фантастической скоростью сменяются манежи (всего их у «вернадцев» пять, в этом представлении задействованы три — обычный, ледяной и водный). На манежах происходят чудеса, в которых на самом деле ничего сверхъестественного нет. Есть сила, ловкость, отвага и точный расчет. Все то, чего нам так часто не хватает и ради чего мы, по сути, и ходим в цирк.

А еще цирк — это такое место, где сами собой вспоминаются простые истины. Например, что похвала результативнее наказания: даже морскому льву аплодисменты нравятся больше, чем рыба, которой его угощает дрессировщица Светлана Бордодымова. Или то, что хотя человек и считает себя царем природы, но звери-то не в курсе: нужна немалая храбрость, чтобы заставить красавцев-леопардов выполнить даже самый простой трюк. У Дарьи Костюк в «Созвездии Большой кошки» их шесть, и особым человеколюбием, кажется, не отличается ни один. Впрочем, еще неизвестно, кто опаснее — леопарды или белые медведи, поддающиеся дрессировке гораздо хуже своих бурых собратьев. Такие аттракционы, как у Юлии Денисенко с ее огромными мохнатыми питомцами, — большая редкость.

Никаких тебе комбинированных съемок и 3D-эффектов. Все вживую: и скользящие, словно в пустоте, канатоходцы Игоря Чижова с их запредельным эквилибром, и «Колесо смелости» высотой метров 10-12, на наружной стороне которого Марио Себаллос выполняет головокружительные трюки без всякой страховки.

Чем дальше идет программа, тем яснее понимаешь, почему так востребованы наши артисты за рубежом. И становится обидно за страну, где новых Бугримовых и Поповых зритель уже не знает ни в лицо, ни по фамилиям. Пока отечественным талантам не воздадут должное, публика будет считать, что западный цирк «круче», отдавая предпочтение заграничным конкурентам. А там тщательно запрограммированная касса позволяет платить более высокие гонорары, оснащать свои шоу по последнему слову техники и снова — замкнутый круг — не скупиться на агрессивный пиар.

По силам ли отечественному цирку реванш? Фарзана Халилова, директор Большого московского цирка, убеждена, что — да. Кстати, прибыльность своего коллектива она за год смогла увеличить в четыре раза. На днях Халилову избрали гендиректором Росгосцирка. Назначение вызвало в цирковом сообществе реакцию отнюдь не однозначную. Тем не менее из семи представленных соискателями программ реализации «Концепции развития циркового искусства до 2020 года», одобренной Владимиром Путиным, вариант, предложенный Халиловой, признан самым аргументированным.

Уникальная система стационарных государственных цирков, которой Россия по праву гордилась, давно пребывает в состоянии кризиса. Большинство цирковых зданий нуждаются и в капитальном ремонте, и в техническом переоснащении. Все это — проблемы вполне решаемые, если учесть, что целевым назначением из госбюджета выделены немалые средства — 28 млрд рублей.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть