Прививка французского стиля

20.01.2012

Дмитрий МОРОЗОВ

Основатель «Новой Оперы» Евгений Колобов родился на Крещение, 19 января, и вчера ему исполнилось бы 66. Сжигавший себя без остатка на музыкальном алтаре, маэстро ушел почти девять лет назад, и вот уже восьмой раз в январские дни в стенах театра зажигается алтарь в его честь — фестиваль «Крещенская неделя в «Новой Опере».

Название фестиваля, впрочем, следует воспринимать лишь в смысле времени его проведения, и то условном: одной неделей дело здесь давно уже не ограничивается. Программа «Крещенской недели» — фестиваля вполне себе светского — включает, как правило, только одно духовное сочинение. На сей раз это библейская кантата «Христос» Отторино Респиги (созданная композитором в студенческие годы и без малого столетие ожидавшая своей мировой премьеры), которую «Новая Опера» исполняет первой в России. Духовная тематика, впрочем, представлена еще и в «Хованщине» Мусоргского, и в «Таис» Жюля Массне. Опера об обращении блудницы (написанная по одноименному богоборческому роману Анатоля Франса) и открыла фестивальную программу, став приношением театра к 170-летию со дня рождения и 100-летию со дня смерти выдающегося французского композитора, отмечаемым как раз в этом году. «Таис» прозвучала в концертном исполнении под руководством Яна Латама-Кёнига, став первым оперным проектом британского маэстро в качестве главного дирижера «Новой Оперы». И это было лучшее за все годы открытие фестиваля, посвященного Колобову, у которого наконец-то появился достойный преемник.

Нет, преемственность здесь, конечно же, далеко не прямая: Колобов и Латам-Кёниг — дирижеры с весьма различными музыкальными пристрастиями, характерами и темпераментами. Индивидуальность и собственно дирижерский стиль Колобова определяло, прежде всего, эмоциональное начало, во многом стихийное. Кёниг — дирижер более рационального склада, что, разумеется, не исключает открытых эмоциональных проявлений, но они у него всегда под контролем. И все же именно Кёнигу — сначала в вагнеровском «Лоэнгрине» (с постановки которого началось четыре года назад его сотрудничество с «Новой Оперой»), а теперь, пожалуй, даже еще в большей степени, в «Таис» — удалось приблизиться, хотя и на совсем ином материале, к исповедовавшемуся Колобовым звуковому идеалу, к той особой атмосфере, что возникала на его спектаклях и концертах.

В интерпретации Кёнига звуковые кружева тончайшей выделки — притом без грана приторной слащавости, каковой эту музыку наделяют иные дирижеры, — предстают во всей красе, органично сочетаясь с отголосками вагнеровского «Тристана» и вместе с тем воспринимаясь иногда неким предвестием «Пеллеаса и Мелезанды» Дебюсси. Дирижер «заразил» французским стилем не только оркестр с хором (хормейстер Андрей Лазарев), но также и солистов, для которых именно стилистические проблемы оказываются нередко особенно трудными. Однако для участников нынешней «Таис» все это было чем-то само собой разумеющимся. Среди них лишь исполнительница заглавной партии была приглашенной. Болгарка Соня Йончева спела ее очень хорошо в целом (может быть, только в верхнем регистре не все звучало безупречно). Впрочем, и два молодых солиста «Новой Оперы» — баритон Антон Виноградов (Атанаэль) и тенор Ярослав Абаимов (Никиас) — были ей вполне под стать.

«Крещенская неделя в «Новой Опере» продолжается. Впереди — «Ломбардцы в первом крестовом походе» Верди (не звучавшие в России аж с девятнадцатого столетия), которые, как и предстоящая «Хованщина» Мусоргского, будут даны в концертном исполнении. Впереди также две оперы «упоительного» Россини: «Золушка», решенная художником и режиссером Виктором Герасименко в стилистике 3D (премьера нынешнего сезона), и «Севильский цирюльник» с итальянскими гастролерами.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть