ПРЕМЬЕРЫ с Анной ЧУЖКОВОЙ

09.12.2012

Анна ЧУЖКОВА

«ЦЕНА»

Артур Миллер
Театр им. Маяковского
Режиссер Леонид Хейфец
Сценография: Владимир Арефьев
В ролях: Александр Андриенко, Татьяна Аугшкап, Ефим Байковский, Виктор Запорожский

Бесформенная груда реликвий и старой мебели, еще не успевшей стать антикварной: стол «испанский якобизм», очередной раз вошедшие в моду шкафы, комоды, бесчисленные стулья загромоздили не только маленькую комнату, но и потолок над зрительным залом, беспорядочно свесив ножки... Чтобы выяснить отношения и разрешить многолетний конфликт, на развалинах семейного гнезда встречаются два брата. Отеческий дом предназначен под снос, а хранящую воспоминания рухлядь пора продать. И если ее стоимость определит вызванный по случаю старичок-оценщик (Ефим Байковский), то собственные чувства и поступки герои вынуждены оценивать сами. Но сойтись в цене и найти общий язык оказывается не так-то просто. Осталось ли место любви в мире товаров, где «все должно быть заменяемо»? Жила ли любовь в этом доме хоть когда-нибудь?

Захламленную квартиру населяют характеры живые, детально проработанные: честный малый Вик (Александр Андриенко), принесший карьеру в жертву семье, его жадная женушка Эстер (Татьяна Аугшкап) с мещанскими замашками и преуспевающий самодовольный брат Уолтер (Виктор Запорожский). Настоящим украшением спектакля стала работа Ефима Байковского. Его Соломон — персонаж не только обаятельный, с хитрецой и непредсказуемым прошлым, но даже мистический, умудренный временем и богатой судьбой. Споры и рассказы героев увлекают, а тонкий психологизм держит зрителя в напряжении. «Цена» Хейфеца — постановка такая же крепко сколоченная и трогательно старомодная, как эта пыльная мебель на сцене. В ней нет внезапных режиссерских поворотов и отступлений. Кажется, Миллер представлял себе спектакль именно таким — в 1968-м, когда писал «Цену». Правда, во время расцвета постструктурализма со своей резкой критикой капиталистических нравов, эта пьеса была остро модной. Сегодня же максимы, развенчивающие общество потребления, звучавшие некогда бунтарски, больше напоминают старческое причитание. Хотя, надо признать, менее верными от этого они не стали.

«ГЕНАЦИД. ДЕРЕВЕНСКИЙ АНЕКДОТ»

по роману 
Всеволода Бенигсена
Театр «Современник»
Режиссер Кирилл Вытоптов
Сценография: Нана Абдрашитова
В ролях: Илья Древнов, Дарья Белоусова, Сергей Шеховцев, Светлана Коркошко, Елена Козина, Клавдия Коршунова, Георгий Богадист, Дмитрий Смолев...

«В связи с растущей опасностью дестабилизации обстановки в нашей стране» правительство прибегает к радикальным мерам — ГЕНАЦИДу, иными словами Государственной Единой НАЦиональной ИДее. Сплотить россиян предполагается на почве русского литературного наследия: каждый гражданин обязан выучить наизусть выданный ему текст в трехнедельный срок. Такую любопытную антиутопию на сцене «Современника» ставит молодой режиссер Кирилл Вытоптов.

Чудо-проект приходит в Богом забытые Большие Ущеры. Панорама сельской жизни представляет собой сомнительную пастораль на фоне деревенского клозета и поленницы. Местное население — сплошь самогонщики и дегенераты. О знакомстве с русской классикой говорить не приходится: их лексикон состоит из гаммы междометий, да причудливого матерного фольклора вроде вечной присказки «Эээх, мля, фуе-мое, кабы, епт, сырок плавленый фуячить мог, так и киздоболить не об чем было». Но приказ есть приказ: «Баратынский-Хератынский... Учи, и все!» Вот и приходится местным полуграмотным пролетариям вспоминать буквы и приобщаться к великому и могучему. Из всего этого, собственно, и выходит деревенский анекдот.

Однако в правительственные планы закрался просчет. Великая русская литература массы сплотить не смогла, а только разделила на заик (прозаиков) и рифмачей. Результат просветительского проекта — уличные беспорядки, драки и даже самоубийство. Комедия превращается в трагифарс.

«СТАРЫЙ СЕНЬОР И...»

по мотивам новелл 
Г. Маркеса
Театр кукол им. С.В. Образцова
Постановка и сценография: Виктор Никоненко
Роли исполняют: Андрей Нечаев, Дмитрий Чернов, Дмитрий Богданов, Халися Богданова...

В Театре кукол имени Образцова появилась еще одна постановка для взрослых. Задумчивый лиричный спектакль создан по мотивам трех новелл Маркеса: «Старый сеньор с большими крыльями», «Самый красивый утопленник», «Набо — негритенок, заставивший ждать ангелов».

Фантастический мир Маркеса своим сказочным устройством и трогательными героями действительно похож на кукольный театр. Но в трактовке Виктора Никоненко чудесные истории колумбийского писателя меньше всего напоминают игрушечные рассказы. Его спектакль — казалось бы, вполне реальное волшебство, которому и удивляться-то не принято. Вот старенький ангел упал с неба в нелетную погоду. Хоть и случается такое нечасто, поразительного ничего нет: поживет немного в курятнике, да и улетит по весне. Куклы, участвующие в спектакле, — почти в натуральный человеческий рост, управляемые невидимыми тростями, — очень похожи на людей. Среди героев — старая колоритная сеньора с трубкой, играющая в куклы, и малыш Набо, который любит танцевать. Притчи о счастливом случае здесь рассказывают под пение одинокого саксофона. Ведь, как пишет Маркес, играть на саксофоне — «пожалуй, единственное в жизни, что бы стоило делать». Помимо добра, конечно.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть