Корабль дураков

13.04.2012

Наталия КАМИНСКАЯ

В новой постановке Камы Гинкаса разворачивается шекспировский карнавал, где герои — Лир или Макбет, Гамлет или Джульетта, Ричард III или Ромео — уравнены в правах с массовкой.

Здесь все шуты, собранные режиссером из Шекспира, но явно и по подсказке авторов эпохи раннего Возрождения, на палубе «корабля дураков». Корабль, понятно, — аллегория людского толковища, вечных подмостков, на которых разыгрывается человеческая комедия. В красном кубе сцены художник Сергей Бархин помещает черную трубу, похоже, пароходную, а может быть, и печную, и вообще трубу, куда может вылететь не только пар...

Парочка профессиональных шутов Сергей Лавыгин и Алексей Дубровский для начала разогревают публику, но вскоре длинная вереница костюмированных персонажей заполняет сцену. Музыка легкомысленна и агрессивна, народ возбужден, а в руках таблички с разными лозунгами, среди которых и «Свободу Ходорковскому!» Еще чуть-чуть, и развернется площадная картина нынешней российской жизни. Но на этом «чуть-чуть» Гинкас нажимает кнопку «стоп», не допуская иллюстрации, предпочитая сложную рифму.

Путь, по которому идет режиссер, не претендует на новизну, миксты из тем и персонажей Чехова, Гоголя, Пушкина да и того же Шекспира, развернутые в карнавал, уже бывали. Последний по времени, наиболее заметный пример — «Тарарабумбия» Дмитрия Крымова, нескончаемое карнавальное шествие чеховских героев, вместившее в себя и лейтмотивы творчества писателя, и штампы нашего восприятия, и прямые цитаты, и изысканные ассоциации. То был явно спектакль не для всех, скорее для гурманов. Гинкас же при всей его принципиальной неориентированности на доступность ставит своих «Шутов» так, что они понятны даже тем, кто не в состоянии определить, откуда диалог, сцена или персонаж. Ну, допустим, короля Лира — Игоря Ясуловича, впавшего к моменту бури в детское безумие, многим узнать легче, чем ослепленного Глостера — Валерия Баринова. Романтическая сцена объяснения между Джульеттой — Татьяной Рыбинец и Ромео — Сергеем Беловым куда более популярна, чем гнусный эпизод соблазнения леди Анны — Ольги Демидовой уродом Ричардом — Игорем Балалаевым. Да и Гамлета с Гертрудой обычному зрителю идентифицировать проще, нежели волшебника Просперо или Макбета. Однако не грех и покопаться в памяти, и даже снять, придя домой, с полки книгу, чтобы уяснить частности. Ибо главное уже выстроено в сознании.

«Шуты Шекспировы» — это спектакль о вечных надеждах и заблуждениях человека, которые начинаются в возрасте Ромео и Джульетты, продолжаются в летах Макбета и Ричарда, венчают судьбы Лира, Глостера и Просперо. С той лишь разницей, что одним суждено прожить жизнь короткую, как миг, а другим — плясать на этом карнавале до состояния полного безумия. От Гинкаса не дождешься ни сантимента, ни романтики, но острый привкус сострадания к не умнеющему ни под какими ударами судьбы человечеству в его спектакле силен. И все-таки самое, пожалуй, сильное в нем — это гармоничное сочетание современной общественной рефлексии с классической театральной формой. Смело перемешивая тексты пьес, даже сдабривая их отсебятиной, режиссер и его артисты в каждой сцене или интермедии все же воплощают Шекспира: его интригу и философию, трагедию и фарс, героику и трансвестию, высокую поэзию и низкую прозу. В иные минуты жаль, что Ясулович и Баринов не играют всего «Короля Лира», а Балалаев — целиком «Ричарда III», ибо и мельчайшие детали, и главные темы в коротких сценах схвачены артистами.

У нас нынче с классикой — либо актуально, либо архаично, в результате выходит то варварская перелицовка, то унылый пересказ. Но шуты МТЮЗа ухитряются оставаться свободными и от того и от другого. Им терять нечего.

«Шуты Шекспировы». МТЮЗ 

Режиссер Кама Гинкас 

Сценография Сергея Бархина 

Костюмы Елены Орловой 

В ролях: Игорь Ясулович, Валерий Баринов, Татьяна Рыбинец, Ольга Демидова, Сергей Белов, Игорь Балалаев

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть