Канареечка жалобно поет

21.07.2012

Анна ЧУЖКОВА

«Заходите-заходите»: «Мастерская Петра Фоменко» приглашает на заключительную премьеру сезона.

(фото: ИТАР-ТАСС)Молодой режиссер Юрий Буторин уже не впервые берется за прозу, на сей раз — современную. Роман израильского писателя Меира Шалева «Как несколько дней» — это движущаяся сквозь время панорама жизни — людей, птиц, одной коровы, пунктуального Ангела Смерти, а также «отрезанной косы, веселого дяди, двух гранатовых деревьев и острых вил». Брейгелевские человечки любят, ссорятся и строят свои планы, над которыми одинокий скучающий Бог не устает смеяться.

Среди высмеянных — необычная еврейская семья, вероятно, очередная шутка Всевышнего: три отца, мама и сынишка по имени Зейде, то есть Старичок (Николай Орловский). На камерной сцене «Мастерской Фоменко» уместились лишь два тоскующих персонажа: сын и один из отцов — Яков Шейнфельд (Владимир Топцов). Незримо присутствует здесь и женщина, связывающая героев, — мать и возлюбленная. От Юдит остались воспоминания и свадебное платье. Оно то прячется в коробке — белом гробу, то, будто саван, накрывает Якова. Вокруг этой загадочной молчаливой женщины, которая так и не захотела нам показаться, крутятся все мысли и вопросы героев — в могиле Юдит тесно, должно быть, от секретов, унесенных с собой.

Усеченная до одной сюжетной линии, широкая картина человеческой жизни становится романтической историей, а непредсказуемый рок, рассмотренный под увеличительным стеклом, из всеобщего закона превращается в нелепое стечение обстоятельств, отчасти смешных, немного горьких. Масштаб романа сократился до пределов канареечной клетки. Сцена окружена железными прутьями с небрежно наброшенной драпировкой. Здесь, расположившись на жердочке, рассказывает свою историю Шейнфельд. Вместо люстры — клетка, вместо ножек обеденного стола — опять же клетки. Канарейки давно упорхнули, остались только их проецируемые на задник тени и, конечно, пение. Жизнь героев тоже давным-давно пролетела — зрителю достались лишь рассказы. Застрявшее на кухне Шейнфельда повествование монотонно перетекает из эпохи в эпоху, из возраста в возраст. Время здесь, как в любом воспоминании, потеряло линейность, запуталось или вовсе исчезло, оставив только засечки на бутылке коньяка.

В речи, ставшей чуть ли не единственным выразительным средством, зачастую мелькают словечки на идише, но совсем нет умилительно картавого еврейского говора. Вероятно, это намеренный уход режиссера от скоморошничанья. Интонации скупы, как пространство тесной кухоньки. Отсутствие сюжета компенсируется невероятным количеством реквизита, который, видимо, призван играть вместо актеров. Здесь есть настоящая электроплита с кипящей водой в кастрюле, посуда, продукты, специи. Яков прямо перед зрителями разрубает топором кусок свинины и бросает в суп. Пища получается категорически не еврейская, зато ближе к середине спектакля у зрителей начинают течь слюнки от аппетитного аромата.

«По правде, Зейде, я не так уж и восхищался пением канареек. На воле, в лесу, есть птицы, которые поют куда красивее», — так звучит последняя реплика. Откровенно говоря, вне сценической клетки эта трудно подъемная театральными средствами проза тоже звучит красивее.

«Заходите-заходите» по роману Меира Шалева «Как несколько дней» Мастерская Петра Фоменко. Режиссер Юрий Буторин Художник Владимир Максимов В ролях: Владимир Топцов, Николай Орловский

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть