Кабаре с разоблачением

16.06.2012

Анна ЧУЖКОВА

Морфинисты и кокаинеточки, парижские туалеты и борьба с домкомом — вся эта кутерьма поселилась на сцене МХТ имени Чехова, где впервые поставили «Зойкину квартиру».

(фото: ИТАР-ТАСС)Напоминают мне оне… Да что только не напоминают бесшабашные эксперименты Кирилла Серебренникова. Новый его спектакль «совмещает несоединимое», говорится в программке. Вероятно, в таких руках постановке и не могла быть предначертана другая судьба, кроме как стать оксюмороном.

Давняя мечта режиссера снять фильм по булгаковской пьесе отчасти сбылась. Спектакль вышел монтажный, с выразительными наплывами и сменой планов, с эстетикой, напоминающей телевизионную. Здесь блистает белоснежной рекламной улыбкой обворожительная красавица Зойка (звезда практически всех московских мюзиклов Лика Рулла), наделенная талантом продать все что угодно. Завораживают игрой света софиты и удивляют грандиозные вечно изменчивые декорации — особая заслуга Серебренникова как сценографа. Видеоизображение вступает в диалог с реальным пространством и актерами, создавая фантастическую мультипликационную выразительность, где булгаковские герои сосуществуют с наркотическими галлюцинациями и самой Квартирой (Татьяна Кузнецова) в образе некой расслабленной старушки.

Разумеется, не обошлось без критики современной России — это, пожалуй, главная тема спектакля. Полетели острые стрелы в адрес бюрократов и коррупционеров, коррумпированной милиции, да и вообще всего, что только есть продажного: «На земле весь род людской чтит один кумир священный». Так, Газолин (Антон Васильев) предстает служителем закона, торгующим наркотиками. В милицейских же форменных брюках появляется прохвост Аметистов (Михаил Трухин). Его костюм вообще вызывает живое любопытство зала, а сцена с переодеванием — отдельный номер программы. Явившись пешим с Курского, он сначала похож на нищего. Скидывая многочисленные одежды, Александр Тарасович во всех смыслах слова разоблачается, параллельно рассказывая свою авантюрную историю. На лацканах каждого последующего слоя пришпилены разноцветные ленточки всевозможных революций. Среди них затесалась и георгиевская лента... Наконец, герой остается в футболке с изображением действующего президента России. «Я сам, знаете ли, бывший партийный», — объясняется Аметистов с председателем домкома (Сергей Сосновский). У Серебренникова лицемер Аметистов, кстати сказать, являющийся литературным прототипом Остапа Бендера, вышел не таким уж и обаятельным.

Вообще с костюмами в спектакле — отдельная история. Поражает не только их количество и частая смена, но и пышность исполнения. Однако китч постановки измеряется не только разнообразием костюмов. Созданный на сцене наркотический хаос хвастливо выставляет напоказ изобилие знаков, аллюзий, насыщенность деталями, в том числе музыкальными — от куплетов Мефистофеля до Шопена и Вертинского. Вместо «Травиаты», звучавшей в постановке МХАТа имени Горького, в «Зойкиной квартире» Серебренникова рефреном исполняется романс Рахманинова на стихи Пушкина. «Напоминают мне оне…» — загадочно пропевает Квартира в белом платьице. «Напоминают мне оне…» — вторит ей Обольянинов (Федор Лавров), узнавший собственные брюки на проходимце Аметистове. Чтобы воспеть «другую жизнь и берег дальный», в постановке задействован целый ансамбль музыкантов. А под аккомпанемент рояля, украсившего квартиру Зои Денисовны Пельц, со сцены звучат не только романсы, но и зонги. Меткие стихи к песням немецкого кабаре, значительно потеснившим булгаковский текст, сочиняли Игорь Иртеньев и Владислав Маленко. Исполненные талантливой певицей Зойкой и ее безответственными дамами, зонги привнесли немало праздничного настроения в этот и без того развеселый балаган. Глядя на сцену, не верится, что в Париже, куда так страстно стремятся булгаковские герои, можно жить еще радостнее и вольготнее.

Постановка Серебренникова — это провокация всех и вся, в том числе системы жанров. Соседство элитарного искусства с нарочитой пошлостью, акробатическими номерами и оголениями составляет безумное нагромождение, обрушиваемое на зрителя со сцены. Режиссер не постеснялся ни тела, которого в спектакле представлено в избытке, ни пороков, которые смакует, эстетизирует и лакирует. Он выпускает демонов наружу и заставляет зрителя ими любоваться. Эдакий намек на декадентство. И Бодлер в спектакле звучит весьма кстати. Только вот это деланное декадентство облечено в очень уж съедобную форму. Съели.

«Зойкина квартира». Михаил Булгаков. МХТ имени А.П. Чехова. Режиссер-постановщик и художник Кирилл Серебренников. В ролях: Лика Рулла, Федор Лавров, Михаил Трухин, Ольга Добрина, Сергей Сосновский, Евгений Сангаджиев, Светлана Мамрешева, Алексей Кравченко

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть