Инструкция по выниманию души

15.07.2012

Елена ФЕДОРЕНКО

«Коппелия» от Ролана Пети пополнила репертуар Московского Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко.

В «Коппелии» Пети читаются две любимые им темы: веселый мюзик-холл, манивший хореографа всегда, и мрачная мистика, дававшая поводы определять пограничные ситуации между явью и бредом, жизнью и смертью.

Почивший ровно год назад французский мастер (к слову, Ролан Пети — единственный иностранный хореограф, удостоенный Государственной премии РФ, — за «Пиковую даму» в Большом) поставил «Коппелию» для Марсельского балета без малого четыре десятилетия назад, и спустя век после первой постановки. Лео Делиб сочинял музыку «Коппелии» во второй половине XIX века, в пору, когда Франция была увлечена сказками Гофмана. Дело не в «Песочном человеке», положенном в основу «Коппелии», а в зыбкой грани между фантазией и реальностью, в теме «человек и кукла», характерной для многих новелл Гофмана. Из программки «Коппелии» Пети имя немецкого романтика выпало, что отчасти справедливо: за время жизни балета сумрачная фантастика Гофмана мимикрировала до неузнаваемости. Получился балет о том, как влюбляется в загадочную незнакомку, что часами сидит у окна в доме ученого Коппелиуса, красавец Франц, и забывает о своей подружке Сванильде. Та, снедаемая ревностью, проникает в дом Коппелиуса, не зная, что туда же через окно попадает и Франц. Дама оказывается куклой, которую смастерил Коппелиус, затеявший эксперимент: перенести в игрушечное тело душу Франца. Конечно, Сванильда спасает любимого, и дело завершается свадьбой.

В первом действии Ролан Пети признается в любви опереточной легкости, придумывая танцы а-ля кабаре. Площадь перед казармой в небольшом французском городке, где остановились лихие гусары (как не вспомнить «Привал кавалерии» — веселый балет Петипа) — все бравые, как на подбор, в усах, киверах, мундирах. Все не прочь приударить за местными барышнями, кокетливыми и легкомысленными. Мазурки и чардаш, воздушные поцелуи, зазывные вихляния бедрами и привкус канкана в движениях. Танцуют — все как один похожи друг на друга, как близнецы.

Второе действие — камерное и мистическое, его Ролан Пети ставил для себя и исполнял роль Коппелиуса долго, даже перешагнув рубеж 70-летия. Мрачный зал в доме Коппелиуса пугает таинственным светящимся шкафом, а пуще — жуткой игрой частей тела — голов, ног и торсов, заготовок для будущих кукол. Подружки Сванильды в ужасе убегают, встретившись с хозяином дома, сама же она прячется за ширму. Коппелиус ухаживает за куклой, угощает ее шампанским в предвкушении того счастливого времени, когда очеловечит свое создание. Он кружится с ней в вальсе — ступни куклы прикреплены к ботинкам Коппелиуса, и она, изгибаясь, как парус, скользит вместе со своим повелителем. В роли Коппелиуса — Луиджи Бонино, ассистент и танцовщик Ролана Пети, он же перенес балет мэтра на сцену Музтеатра.

Танец с куклой Бонино уже показывал москвичам на вечере Ульяны Лопаткиной и тогда танцевал его легко — как юмореску. Сейчас — серьезно, с надрывом, хотя и не играет злодея, скорее — безумца-мастера, чье вдохновение парализовало здравый смысл. Он готов манипулировать человеческими душами, лишь бы оживить свое творение. Тут и подвернулся Франц. Опоенный зельем, Франц засыпает, а Коппелиус начинает свой чудовищный опыт. Сванильда тем временем переодевается в платье куклы, Коппелиус, не уловив подмены, торжествует: его любимое создание ожило. Диалог дерзкой и отчаянной Сванильды, вступающейся за любимого, и Коппелиуса, «вынимающего» душу из юноши, — одна из лучших сцен спектакля, его квинтэссенция. Пети хотел рассказать о судьбе творца, о безраздельной любви создателя к своему творению, о трагедии художника, оставляемого тем, кого создал, — в мире балета эта тема актуальна. Сегодня в спектакле рефлексии Пигмалиона потерялись. Хотя старика жалко — он остается и одиноким, и одураченным.

А балет, между тем, свадебным праздником выруливает к финалу, где вовсю торжествует музыка. Маэстро Антон Гришанин с оркестром Музтеатра словно вторит Александру Бенуа, называвшего партитуру «Коппелии» чудесным миром сладостных грез с «какой-то чарующей нежностью, какой-то сладостью, без привкуса приторности…».

Первый вечер танцевали «новобранцы»: выпускница вагановской академии Кристина Шапран и Сергей Полунин — еще в прошлом сезоне премьер Королевского балета Великобритании, а теперь москвич. Второй спектакль вели Эрика Микиртичева, изящная, выразительная и сноровистая танцовщица, и старательный Семен Величко из Новосибирска, только-только начинающий карьеру в Москве. Увлеченные артисты Музтеатра, коллекционирующего образцы мировой хореографии, научились усваивать разные стили и делать это качественно и вдохновенно. «Коппелией» труппа, похоже, очарована, как и постановщиком. Луиджи Бонино танцует только первые спектакли, потом на сцену вместо него выйдет замечательный мастер Антон Домашев.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть