И от каторги ушел, и от кризиса ушел

02.12.2012

Анна ЧУЖКОВА

В декабре столичный Театр Киноактера выпустит две премьеры: «Утиную охоту» Вампилова — на малой сцене и «Панику» по пьесе финна Мюллюахо — на большой. За последний год в афише появилось шесть новых названий. И это повод говорить о возрождении театра, еще недавно служившего всего лишь площадкой для антрепризных проектов.

«Дом каторги и ссылки» — дружелюбно зазывала надпись на фасаде нынешнего Театра Киноактера лет семьдесят пять назад. Рядом с вывеской на фронтоне красовалось мозаичное панно: рабочий, разбивающий цепи капитализма. Здание на Поварской было построено в 1935 году как музей и дом общества политкаторжан. И тогда необычное название учреждения никого не смущало. Впрочем, уже через год ДК переквалифицировался в кинотеатр «Первый». С тех пор и с кино, и с театром это здание связало себя на долгие годы.

— После войны наше кино почти не снимали, шли зарубежные фильмы. Профессию терять не хотелось, и ведущие артисты попросили у правительства сцену. Первый спектакль в 1946 году выпустил Борис Бабочкин — «Бранденбургские ворота». В то время театров в Москве было немного, а этот спектакль произвел такой фурор! Были и конная милиция, и военный оркестр. Здесь собрались все звезды. Потом пришло и новое послевоенное поколение: Ладынина, Рыбников, Моргунов, в их числе и я, — рассказывает старейший актер театра Геннадий Юхтин.

Хотя многие прославленные артисты, числясь в театре, здесь не появлялись. Просто руководство пошло на бюрократическую хитрость. Здесь хранились трудовые книжки актеров, чтобы в перерывах между съемками не терялся стаж.

Но созданный как запасной аэродром, театр стал невостребованным, едва отечественный кинематограф пошел в гору. В 60-е здесь расположился Дом кино, спектакли не шли вовсе. В 1969-м театр вновь обретает свое здание, возобновляются репетиции.

Однако после перестройки пресловутые цепи капитализма, некогда изображенные на фронтоне, напомнили о себе с пугающей настойчивостью. Лакомые площади в центре Москвы приглянулись не только содержателям всевозможных антреприз, но и организациям, вовсе не имеющим отношения к театру, а также банальным мошенникам.

— В перестройку театр едва избежал приватизации. Тянули все, что можно было тянуть, — рассказывает Геннадий Юхтин. — Каждый новый арендатор переделывал под себя зал. Растаскивали оборудование. Окна в фойе были расколочены, некоторые забиты фанерой, туалет в ужасном состоянии. Одним словом — убожество! Но самое главное — никакой театральной деятельности...

В 2009-м театр оказался совершенно разорен: обнищавший, фактически без репертуара и без директора — бывший руководитель Олег Бутахин осужден за взятки и до сих пор отбывает наказание. Так что Сурену Шаумяну, новому директору, пришедшему сюда три года назад, наследство досталось непростое. Памятник конструктивизма работы братьев Весниных к началу нового тысячелетия пребывал в плачевном состоянии: крыша протекала, пол прохудился, стены обветшали. Но первым делом предстояло бороться с арендаторами — ведь актерам даже негде было репетировать. Солидную площадь в театре занимал банк, в хореографическом зале расположилась коммерческая танцевальная студия, в подвале — бильярдная, привет из 90-х. И если с банком распрощались достаточно мирно, то бильярдная без боя не сдавалась.

— Месяца три тому назад пришли хулиганы какие-то, недовольные тем, что бильярдной больше нет, — говорит Шаумян. — Кричали, мол, теперь и развлечься негде. Покричали, постреляли, витрину нашу сбили. Я сначала хотел оставить на память выбоины, но потом передумал...

Всем миром взялись за уборку, избавились от хлама. Театр, наконец, вздохнул свободно. Кроме репзала здесь появились костюмерный цех и гримерные. Ни того, ни другого раньше не было: костюмы заказывали в мастерских, а гримировались актеры примитивно, буквально на коленке.

— Мы общими усилиями приводили все в порядок, устраивали субботники, — рассказывает директор. — В некоторые помещения нельзя было даже войти: с потолка свисали какие-то провода, пол был полностью разрушен. Мы его сложили из мелких обломков мрамора, которые тут же нашлись — почти крошки. В фойе сумели восстановить полы с оригинальным рисунком, отыскали старые изразцы. Здесь же были дыры! Привели в порядок и крышу. Расчистили, подремонтировали. А почему бы не устроить на ней летнюю сцену?..

Недавно заказали строительную экспертизу. Оказалось, стены буквально разъезжаются, в скором времени их предстоит укрепить. В следующем году, к 70-летию театра, здесь планируют починить святая святых — сцену. Колосники подвесили еще в 1942 году, когда наскоро приспосабливали дом каторжан под театр. Оборудование нашлось и того старше — аж 1932 года.

Впервые заработала малая сцена, у которой уже успел появиться собственный репертуар: молодежные спектакли, музыкальные и поэтические вечера. За последний год выпущено рекордное количество спектаклей. К шести постановкам добавим благотворительную елку для детей-сирот, организованную при содействии Фонда имени Сергея Михалкова, дни ВГИКа, серию вечеров «8 женщин», проведенную совместно с телеканалом «Культура»... Посещаемость растет по экспоненте: если три года назад 80% кресел пустовало, то теперь зал заполнен на 65-70%. Впервые за двадцать лет театр побывал на гастролях: лучшие детские спектакли удалось вывезти в Англию и Германию.

Старых постановок в афише почти не осталось, а антрепризных стало гораздо меньше. Задача-максимум — вовсе отказаться от сдачи сцены в аренду. «Мы стараемся, чтобы в репертуаре появилось как можно больше музыки», — наперебой рассказывают мне артисты и директор, пытаясь перекричать тапера в фойе. Теперь зрителей здесь встречают песней: рядом с роялем крутятся ребятишки и подпевают «Я шагаю по Москве». Сделать театр привлекательным — первоочередная задача. В планах — облагородить не только пространство внутри, но и сквер рядом с театром. На месте бывшей бильярдной появится детский клуб, где можно оставить ребенка под присмотром артистов на время спектакля. Уже заработал уютный ресторанчик при театре. Актеров здесь кормят льготными обедами, а гостей угощают не только деликатесами, но и художественными выставками и концертами.

Бывшие операционные и кассовые залы банка превратятся в учебные аудитории киноакадемии Никиты Михалкова. В следующем году она опять продлится около месяца и, вероятно, снова будет бесплатной. От желающих поучиться уже сейчас отбоя нет. Летом 2013-го киношкола примет не только молодых актеров, режиссеров и операторов, но и аниматоров. И это, как обещают организаторы, не единственное новшество.

В почти семидесятилетней истории Театра Киноактера удач и поражений — примерно поровну. Сегодня он вновь входит в белую полосу. Сейчас от первоначального замысла осталось только название — артисты снимаются, если приглашают, но никаким особым приоритетом у киностудий не пользуются. Так что новаторский проект, единственное в мире театральное объединение киноактеров, свое отжил. Зато теперь на Поварской «воспитывается» новый репертуарный театр — с традициями, историей и народными артистами в  труппе.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть