Андрей Щербан: «Я ставлю то, что между строк»

20.04.2012

Валерия КУДРЯВЦЕВА

Андрей Щербан — американец румынского происхождения, режиссер с мировым именем — давно потерял счет своим Чеховым. Ставил все пьесы русского драматурга — в Нью-Йорке, Токио, Бухаресте — по нескольку раз. Только «Иванов» до поры ждал своего часа. Час пробил в бухарестском театре «Буландра» в прошлом году. И вот «Иванов» представляет Румынию на впервые проходящем в Москве фестивале Союза театров Европы.

культура: Можете подсчитать общее число Ваших чеховских спектаклей?

Щербан: «Вишневый сад» ставил в Нью-Йорке, на Бродвее, в Японии, в Румынии. «Дядю Ваню» — в Нью-Йорке, два раза в Румынии. «Чайку» по разу в Нью-Йорке, Токио и Румынии. А «Иванова» только однажды.

культура: Как получилось, что Вы так долго шли к этой пьесе?

Щербан: Чехов написал ее в 26 лет за десять дней. А мне понадобилось десять лет, чтобы понять ее.

культура: Почему решили ставить именно в театре «Буландра»?

Щербан: Я знаю этих актеров, этот театр. Хорошо делать что-то в первый раз там, где чувствуешь себя дома. А ведь я впервые ставлю Чехова на родном языке. Всех прочих Чеховых я сначала делал на английском в Нью-Йорке.

культура: Меняете что-то в трактовке «Иванова» или даете классическую версию?

Щербан: Чехов написал две версии. В первой Иванов в финале умирает от сердечного приступа. Цензоры решили, что у пьесы нет морали. И тогда Чехов изменил финал — во второй версии Иванов стреляется. Так вот, мы берем первый вариант, он кажется мне наиболее интересным.

культура: Сегодня пьеса актуальна?

Щербан: Абсолютно. Ситуация — один в один. В мире экономический кризис, люди в глубокой депрессии, предают друг друга. Хотят любить, но не могут. Так что это абсолютно органично — говорить со сцены о том, о чем писал Чехов. Эта пьеса вопиюще современна.

культура: Что для Вас как для режиссера значит — снова и снова возвращаться к Чехову, по нескольку раз ставить одну и ту же пьесу?

Щербан: После Шекспира Чехов — самый сложный из драматургов. И хотя он в отличие от Шекспира написал всего несколько пьес, в них есть что-то неуловимое, не выраженное словами, — знаменитый чеховский подтекст. И я пытаюсь ставить как раз не то, что написано, а то, что между строк. Наблюдения Чехова за человеком — такие точные, пронзительные, что нужно поставить пьесу два, три, четыре раза, чтобы понять что-то. В Америке, Европе, Японии мои спектакли абсолютно разные. Если человек посмотрит, например, все три моих «Вишневых сада» — никогда не поверит, что их поставил один режиссер. Каждый раз я стараюсь заново, свежо, понять универсальный, космический язык Чехова, который полон сюрпризов и открытий.

культура: В «Вишневом саде», поставленном в Нью-Йорке, играла Мерил Стрип. Что это была за роль?

Щербан: Она тогда только окончила университет. Очень талантливая и пылкая молодая актриса, еще не снималась в больших фильмах. Мерил была очень увлечена работой в театре, бесстрашна. Ей досталась маленькая роль Дуняши, но уже тогда все внимание было приковано к ней. Из этого крошечного персонажа она сделала настоящую звездную роль. Теперь это больше невозможно, потому что Мерил только в большом кино. Но я считаю, что она потрясающая театральная актриса. Она так естественно существует на сцене. Жаль, что не занимается этим.

культура: Что из Ваших чеховских постановок до сих пор на сцене?

Щербан: В Европе все идет. И даже в Санкт-Петербурге, в Александринском театре.

культура: Еще одного «Иванова» — где-нибудь в Японии или США — не планируете?

Щербан: Пока нет. Мне очень нравится то, что получилось сейчас.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть