Дом и его обитатели

30.09.2013

Сергей КОРОБКОВ, Екатеринбург

В Екатеринбурге отметили 80-летие Свердловского театра музыкальной комедии

Сцена из спектакля "Секретное оружие, или Однажды в Свердловске"По театральной традиции, дата без «пятерки» — не совсем юбилейная. Но, согласимся — отличный повод собрать друзей и поделиться с ними всем, что прожито, сыграно, спето и поставлено в последние годы. В программу «Юбилейная октава», занявшую семь дней, включили лучшие спектакли, встречи и мастер-классы, вечер «Автора! Автора!», собравший композиторов и драматургов, специально сочиняющих для Свердловской музкомедии, круглый стол на тему «Невыносимая легкость бытия легкого жанра»...

После спектаклей по Екатеринбургу курсировал специальный театральный трамвай, куда с радостью набивались не равнодушные друг к другу профессионалы — артисты, режиссеры и дирижеры, музыкальные критики. Под стук колес и аккомпанементы группы «Изумруд» распевали опереточные хиты и арии из мюзиклов. На перекрестках ночные прохожие собирались в стайки, аплодировали и кричали «браво». Вагоновожатый отвечал им троекратным, как в театре, звонком.

Заключительный гала-концерт с участием артистов из музтеатров России, Белоруссии, Украины, Чехии, Польши, Румынии длился около пяти часов — беспрецедентное событие и по «явке», и по количеству номеров — около 60, и по атмосфере в зрительном зале. На следующий же день театр отправился на гастроли в Сочи, где билеты на его спектакли давно раскуплены: везут нашумевшие репертуарные хиты, удостоенные Национальной театральной премии «Золотая маска». К зрительским аншлагам что в Екатеринбурге, что по стране в целом директору Свердловской музкомедии Михаилу Сафронову не привыкать. Несколько лет кряду он, например, боролся за то, чтобы кинотеатр, расположенный в одном с театром здании, отдали Музкомедии под малую сцену. На вопрос, зачем ему лишняя головная боль, отвечает убежденно: «Идеи умирают, если тут же не дать им ход. А у наших творцов одна идея теснит другую и надо увеличивать жилплощадь». Фантастический энтузиазм директора держится на вере в сподвижников, им он служит, их опекает, о них — заботится.

Главный сподвижник — Кирилл Стрежнев, прописавшийся в Екатеринбурге вслед за именитыми предшественниками — режиссерами Георгием Кугушевым и Владимиром Курочкиным. Патриархи торили дорогу нестандартному репертуару, увлекали молодых композиторов и драматургов, пестовали поистине универсальных исполнителей. И сегодня коллекционную труппу театра составляют те, кого природа наградила настоящими оперными голосами и ярким даром драматических артистов. Библиотечная полка в кабинете Курочкина была на долгое время «опечатана» горкомами и райкомами Свердловска, хотя мэтр умел водить строгих блюстителей нравственности за нос, выдавая импортированные с Бродвея мюзиклы за музкомедии, и предпочитал работать с современными авторами, нежели с пыльными партитурами классиков неовенской оперетты. Стрежнев подхватил эстафету, и в результате количество вновь созданных и впервые осуществленных здесь постановок превышает количество прожитых в мире и согласии со зрителем лет.

Среди спектаклей «Юбилейной октавы» лучшими оказались те, что поставлены Стрежневым. Познавшим цену традициям и новаторству, но, главное — умеющим увлечь труппу и зрителя своим отношением к музыке и театру. При этом в поддавки со зрителем Стрежнев не играет, а видит в нем союзника, ищет общий взгляд на жизнь.

 Сцена из спектакля «Скрипач на крыше»Театр Стрежнева — театр-дом, и сам худрук последовательно отстаивает в своем творчестве идею дома и его обитателей. Угроза дому — в мюзикле «Мертвые души» композитора А. Пантыкина и драматурга К. Рубинского, где самодовольные держиморды соседствуют с мертвыми, прорастающими сквозь землю жертвами обмана, угнетения и насилия. Где сместившаяся со всех опор Русь не дает ответа на вопрос, куда и зачем несется. Потеря дома — в мюзикле Бока – Стайна «Скрипач на крыше», где в открытом финале лишенный приюта Тевье-молочник (в первостатейном исполнении Анатолия Бродского) бредет вдоль то ли станционных огней, то ли поминальных свечей. Крах дома — в «Белой гвардии» Владимира Кобекина (либретто — Аркадий Застырец), где посреди вокзального ангара в бесконечной, как буран, круговерти желто-голубых, петлюровцев и большевиков творится, по Булгакову, «произвол судьбы». Где гибнет некогда уютная и согретая любовью жизнь семейства Турбиных.

Дом, как и театр, не может существовать без любви, без сердечной приязни, без дружества и созидания, — вот, собственно, тема, что вычитывается из опусов Кирилла Стрежнева и его единомышленников: художника Сергея Александрова, дирижера Бориса Нодельмана, воспитавшего отличный оркестр, директора Михаила Сафронова, оберегающего драгоценные творческие идеи, сменяющие друг друга во времени.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть