Билет на балет

05.03.2015

Елена ФЕДОРЕНКО

В ГАБТе попытались разобраться с тем, как остановить перекупщиков.

Похоже, большому кораблю Большого театра попутный ветер заказан. Только поутихли пересуды, спровоцированные целым рядом скандальных ситуаций, как председатель комитета по культуре Госдумы Станислав Говорухин объявил, что парламентарии планируют разобраться с билетными спекуляциями на Театральной площади. Гендиректор театра Владимир Урин пригласил на круглый стол представителей руководства музыкальных театров Москвы, Минкульта РФ и госдумовского комитета.

Из речи Урина, основанной на данных прошлого сезона, стало понятно, что существует одиннадцать ценовых категорий билетов на историческую сцену ГАБТа. Зависят они от популярности спектакля и времени его показа (утренники, естественно, дешевле). Разброс цен в первой, самой дорогой категории, от 100 до 18 000 рублей. Последняя объявляется только раз в году — столько стоит билет на балет «Щелкунчик» 31 декабря. Дальше цены снижаются: вторая категория — от 100 до 12 000 рублей. Самый распространенный ценовой сегмент — от 100 до 4 000 рублей. Средняя стоимость билетов в Большой театр, по словам гендиректора, почти в два раза дешевле, чем во всех музыкальных театрах мира. Цены на спектакли Новой сцены более демократичны, самая высокая — 5 000 рублей. Всего Большой театр в течение сезона дает около 500 представлений.

«Для меня как руководителя Большого театра чрезвычайно важна предельная прозрачность системы продажи билетов», — заметил Урин. Схема тут, на первый взгляд, проста. Каждую субботу кассы Большого театра открывают предварительную продажу в порядке живой очереди. Накануне сайт bolshoi.ru информирует о том, на какие спектакли смогут попасть поклонники оперы и балета. В одни руки — два билета. Среди желающих выделена категория льготников, и им, конечно, отдается предпочтение. Самые дефицитные места (на них цены не кусаются и видно с них хорошо) расходятся моментально. В субботу же, после 17.30 непроданные билеты выкладываются на сайте театра, где любой желающий может приобрести их в неограниченном количестве. На сегодняшний момент 67% билетов реализуется через кассы, 33% — через сайт (www.bolshoi.ru). От услуг дистрибьюторов Большой театр отказался. 

Все действительно прозрачно, если бы не одна проблема. Имя ей — перекупщики, которые взвинчивают цены до баснословных. Как было сказано, «особенно на топовые спектакли, что имеют наибольший спрос у зрителей». «Мы всех перекупщиков знаем в лицо, но ничего не можем сделать по отношению к ним с точки зрения закона», — поясняет Урин. 

Cегодня перекупщики нанимают людей, готовых отстоять в кассу, обращаются к «льготникам», которые могут не только приобрести большее количество билетов (потому в особом почете — многодетные семьи), но и вне очереди. Некоторые честно признаются, что это — средство дохода.

Если вы думаете, что в роли перекупщиков выступает пара десятков любителей непыльной наживы, ошибаетесь. Тут задействована целая сеть, поддерживающая на плаву спекулятивный бизнес. Билеты, например, предлагают сайты, никакого отношения к Большому театру не имеющие. В названии некоторых фигурирует бренд «Большой театр». Стоит ли судиться с теми, кто продает билеты по ценам, намного превышающим их реальную стоимость? «Постараемся судиться с теми сайтами, у которых есть в названии слова «Большой театр». Для этого у нас есть юридические основания. Другой вопрос, что им ничего не стоит уйти от ответственности — закрывая один сайт, они тут же открывают новый», — отмечает Урин.

С точки зрения закона со спекулянтами ничего нельзя сделать. Пока есть свобода рынка и люди, которые готовы купить трехтысячный билет за 20 000, ниша перепродаж останется заполненной. 

По словам Урина, в ГАБТе планируют опробовать систему ограничения на покупку льготных билетов — многодетные семьи смогут бывать в Большом театре два раза в год и при посещении предъявить документ, подтверждающий право на льготу. Можно, однако, представить реакцию зрителей — поход в театр через зону паспортного контроля...

Обсуждается еще одна технология, способная обуздать перекупщиков. Суть вот в чем. Сейчас, например, трое спекулянтов заблаговременно занимают очередь. К открытию кассы к ним подходят другие, и первые подтверждают, что они занимали очередь. Таким образом, любитель балета, пришедший за пару часов до открытия кассы, отодвигается в живой очереди на несколько десятков человек. Владимир Урин говорит, что навести порядок можно с помощью браслетов с порядковыми номерами, которые будут выдаваться сотрудниками службы охраны при входе в кассы. И снова — нечто похожее на зону контроля в аэропорту. Метод опробовали, и некоторые восприняли его как насилие над личной свободой. Вот и гудят социальные сети: «Почему нас обраслечивают? Мы — рабы? Преступники?» 

Один из выходов — поднять цены на билеты (сейчас по отношению к спросу она занижена) резко и радикально. Подобное предпринималось десять лет назад, и, надо сказать, спекулянты улетучились на целых полгода. Но у этой медали есть другая сторона, грозящая гибелью театра как художественного института. И Станиславского не надо читать, чтобы понять: театр не существует без публики, а зритель — не свидетель, а равноправный с артистом участник спектакля. Ведь каждый, кто выходит на сцену, прекрасно знает, что такое «мертвый», или пустой, зал.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть