Вакханалия на Тверской

27.01.2015

Светлана НАБОРЩИКОВА

Спектаклем «Вакханки» открылся Электротеатр «Станиславский». 

Постановщик Теодорос Терзопулос — односельчанин Еврипида и именитый знаток античной драматургии — считает, что это хорошее начало: «Открывается театр, и в первом же спектакле играет бог театра». Однако «Вакханки» — спектакль не столько о театре, сколько о том, что театру может помешать.

В трагедии Еврипида мелкое паскудство небожителей оборачивается большой человеческой трагедией. Люди не признали в Дионисе сына Зевса-громовержца, и тот, обидевшись, наслал порчу на женскую половину человечества. В определенный день и час благонравные матери, сестры, дочери, жены впадают в безумие и способны дойти до самых крайностей — как дочь фиванского царя Агава, в припадке безумия растерзавшая собственного сына. Потом, когда морок спадает, женщины ужасаются своим деяниям, но сделанного не исправишь.

Фото: stanislavskydrama.ruТерзопулос не винит богов и не оправдывает людей. Сохраняя текст еврипидовой трагедии, он ставит спектакль о безмерности зла. О том, что свойственная человеческой природе агрессия, выйдя из-под контроля, становится смертельным вирусом и распространяется с бешеной скоростью, не жалея ни старых, ни малых, ни царей, ни смердов. О том, что никакие благие цели не могут быть оправданием пролитой крови. Человек, ее вкусивший, становится зверем, и путь в человеческий мир ему заказан.

При всей жесткости авторского посыла «Вакханки» — изысканно красивый спектакль. Дионисийское неистовство бурлит в словах, но в картинке проявляется разве что в хаотичных волнах гофрированной ткани, которой время от времени драпируются артисты. В остальном визуальный образ «Вакханок» исполнен аполлонического изящества: два главных цвета — черный и красный; мягкий, ровный свет; сияющий белизной прямоугольник сцены. 

В этом эстетском пространстве действует восьмерка вакханок, не уходящая за кулисы на протяжении всего спектакля. Мужчин и женщин поровну: зло у Терзопулоса не имеет пола. Бессмысленно радостные лица, блуждающие взгляды, дрожь возбуждения, прерывистое дыхание — вот коллективный портрет одержимых Дионисом. Молодые артисты Электротеатра «Станиславский» превосходно справляются с труднейшей партией бесовского хора и создают достойный фон великолепной протагонистке.

Фото: stanislavskydrama.ruДиониса играет Елена Морозова, актриса с уникальной, можно сказать, анималистической энергетикой. В рисунке ее роли читается ярость тигра и коварство змеи, вкрадчивость пантеры и грациозность лани, а модуляции огромного по диапазону голоса простираются от рыка льва до воркования голубки. Этот Дионис притягивает к себе сразу и бесповоротно. Такому злу — абсолютному в своем напористом обаянии — невозможно противостоять, утихомирить его может только абсолютное добро. 

Роль его Терзопулос берет на себя. В финальной сцене он выходит на сцену, напевая бесхитростный народный мотив. Впервые в громкоголосом спектакле звучит нежнейшее пьяно. Дионис, следующий за режиссером, по привычке славит Вакха, но с каждой нотой терзопулосовского напева его возгласы слабеют. Маэстро, однако, слишком мудр, чтобы поверить в победу — заключительная фраза остается за Дионисом, и зал погружается в темноту...

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть