Страшная, страшная сказка

27.11.2014

Елена ФЕДОРЕНКО

28 ноября на Новой сцене Большого театра стартует серия премьерных показов оперы Сергея Баневича «История Кая и Герды». 

Постановка доверена 26-летнему режиссеру Дмитрию Белянушкину — обладателю Гран-при международного конкурса молодых оперных режиссеров «Нано-опера», автору и соавтору нескольких спектаклей, вызвавших живой интерес и горячие споры. За пульт встанет приглашенный дирижер Антон Гришанин, обживет сказочное пространство и оденет героев легендарный художник Валерий Левенталь. За световые эффекты и чудеса, которых накануне Нового года ждут и стар, и млад, отвечает Дамир Исмагилов. О долгожданной детской премьере «Культура» расспросила режиссера Дмитрия БЕЛЯНУШКИНА.

культура: Не страшновато было соглашаться на постановку в Большом театре? 
Белянушкин: Для меня это первый серьезный опыт — да еще и в главном театре страны. Разве от такого можно отказаться? Пригласил меня Владимир Урин, гендиректор Большого, предложил познакомиться с партитурой «Истории Кая и Герды». Параллельно я начал слушать детские оперы других композиторов — оказалось, что в мире их, интересных и качественных, не так много. А опера Сергея Баневича — замечательная. Музыка тематическая, насыщена прекрасными, запоминающимися мелодиями, что важно для восприятия ребенка. Думаю, у маленького зрителя останутся в памяти темы, которые он сможет напеть.

культура: Вам досталась опера с либретто. Опирались на него или обращались к Андерсену — сказочнику одинокому, сумрачному, мрачному? 
Белянушкин: В опере композитор создает свое произведение. Нельзя же всерьез сравнивать «Пиковую даму» Пушкина и Чайковского. Сергей Баневич следовал за историей, заложенной в сказке, но какие-то сцены убрал, другие — укрупнил, добавил замечательный текст. Я же как оперный режиссер отталкивался от музыки, она для меня первоисточник. Но Андерсена перечитал и понял, что сказочник и композитор не вступают в противоречие. 

культура: В рождении этой истории есть и оперный сюжет...
Белянушкин: Да-да, прототип Снежной королевы — оперная певица Йенни Линд. За чистый и высокий голос ее называли «шведским соловьем». Андерсен был в нее влюблен, но взаимности не добился. Сказка проникнута печалью автора и далека от того стереотипа, что сложился благодаря популярным в СССР мультику и фильму. Кай и Герда — не брат и сестра, а Снежная королева — не восхитительная женщина и не образ идеальной красоты. Скорее, она символ смерти, ее мир холоден, пуст и статичен, населен пленниками с замороженными сердцами. Мне бы не хотелось, чтобы маленькие зрители мечтали попасть к ней в гости. Сказка-то страшная...

культура: То есть будете пугать детей?
Белянушкин: Нет, конечно. Финал добрый и счастливый. Но не превращать же глубокую философскую историю в сладкую и безоблачную. Ребята должны испытывать страх, когда Герда попадает в похожую на зверинец разбойничью шайку. Маленькая разбойница — одинокая дикарка, человек, у которого нет друзей, — разве не похожа она на тех современных детей, которых называют неблагополучными? Они, конечно, колючие, зажатые, напряженные, но сердца у них все равно теплые и живые. 

культура: От первого впечатления зависит, придет ли ребенок в театр вновь. А опера — жанр непростой. Чем намерены заинтересовать?
Белянушкин: Мы попытались сделать оперу динамичной — по событиям и действию, чтобы глаз не уставал от статичной картинки. Ведь у ребенка клиповое мышление, ему нужна быстрая смена «кадров». Когда герой вышел на авансцену, спел и удалился — интереса мало. Я объяснял артистам, что дети могут не расслышать текст, могут что-то пропустить в музыке, но они всегда поймут, настоящая перед ними жизнь или нет. В опере есть Фонарщик, он — рассказчик, повествователь. В нашем спектакле он еще и фокусник. У него много арий с серьезным текстом, но ребенок будет впитывать их, подобно 25-му кадру, рассматривая, как совершаются чудеса. В некоторых сценах заняты цирковые жонглеры. В партитуре есть ряд симфонических номеров, рассчитанных на танцевальные сцены: их мы тоже заполняем разными историями. Например, балетная миниатюра «Солдатик и Балерина». Танцы ставит Наталья Фиксель — хореограф, тонко чувствующий пластику и умеющий сочетать классику с современным танцем. Удивителен визуальный ряд, созданный Валерием Левенталем. Даже на меня, взрослого человека, производят сильное впечатление будто бы выросшие из скалы тролли со сморщенными лицами.

культура: Вас, молодого режиссера, «подкрепили» именитым художником и уже хорошо известным и опытным дирижером Антоном Гришаниным. Как Вам работается в такой команде?
Белянушкин: Очень хорошо. Первая скрипка — Левенталь, великий мастер, прекрасный художник, к кому я всегда прислушиваюсь. Общение с ним — колоссальный опыт и редкое везение. Левенталь работал с моим учителем Александром Тителем и с его учителем — легендарным Львом Михайловым. С дирижером Антоном Гришаниным мы нашли общий язык, друг друга слышим и слушаем, что очень важно. В общем, никакой «дедовщины» по отношению ко мне нет. Я благодарен артистам за то, что они мне поверили. Все — и старшее поколение, и начинающие — были вовлечены в процесс, никто не вел себя пренебрежительно. 

культура: Давно не встречала шесть составов исполнителей. Зачем столько? Планируется сделать «Кая и Герду» рекордсменом проката?
Белянушкин: Первый премьерный блок состоит из четырех спектаклей, а дальше — полтора десятка показов, утром и вечером.

культура: Детский спектакль — вечером? 
Белянушкин: С детьми будут приходить и взрослые. Хочется сделать «Кая и Герду» оперным «Щелкунчиком». Надеюсь, что спектакль ждет долгая жизнь. Ведь опера проверена временем, в Мариинском театре она была показана 400 раз, с большим успехом уже несколько лет идет в Новосибирске. Сочинение Баневича — материал благодатный для всех возрастов. Дети будут воспринимать один пласт, а взрослые — считывать другой, третий...

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть