Органично для Большого

16.05.2013

Елена ФЕДОРЕНКО

В Большом театре по-новому зазвучит органная музыка. Хотя скептики утверждают, что она никак не входит в полномасштабную историю родного Отечества.

Орган всегда относили к сакральным инструментам, а православное богослужение, в отличие от католического, не сопровождалось органными мелодиями. С другой стороны, светская традиция органного музицирования едва ли моложе церковной. Тем более что в театрах России «король инструментов» появился более трех столетий назад, еще в эпоху царя Алексея Михайловича, а в екатерининское время и вовсе вошел в традицию и стал незаменим в спектаклях русских Императорских театров. Первый инструмент Большой театр получил почти сразу после открытия, потом его сменили на более современный. Предшественник нынешнего постарел, вышел из строя и замолчал после Великой Отечественной войны. Сорок лет назад духовой орган в главном театре страны демонтировали и заменили на новомодный электронный аналог.

И вот в Большом вновь зазвучал живой голос духового органа, и зазвучал как дань верности историческим традициям. Органные соло в театральных партитурах писали многие композиторы: Верди, Гуно, Пуччини, Чайковский, Римский-Корсаков, Прокофьев, Шостакович… Новый инструмент встретили с почетом — впервые за более чем двухвековую историю Большого театра на исторической сцене прошел органный концерт-презентация.

Положение виновника торжества весом в восемь тонн в театре — полумистическое. Он, как летучий голландец, спрятан от глаз. Органные трубы числом около двух тысяч размещены в специальной галерее (ее построили во время реставрации) над сценой на высоте десяти метров. Многоголосых гигантов, которых справедливо сравнивают с целым оркестром, всегда собирали штучно, выстраивая тоны под архитектурные и акустические особенности пространства. Учитывала конкретные особенности зала Большого театра и немецкая фирма «Глаттер-Гёц», получившая спецзаказ от ГАБТа.

На презентации пульт органа вынесли в центр сцены, и зрители с интересом рассматривали сложный набор мануалов, педальной клавиатуры, включателей регистров, вместе похожих на сложно задуманный музыкальной природой организм. Очевидно, что организаторы гала (режиссер Владислав Копылов) решили затронуть все резонаторы зрителей вибрациями органной души: «король» становился то солистом, то, аккомпанируя, превращался в свиту, сопровождающую голоса струнных и духовых братьев-инструментов. Новый орган менял строгий церковный характер на светский, выступал как театральный персонаж. Звучали транскрипции оркестровой музыки — увертюр к операм Вагнера и Моцарта, «Картинок с выставки» Мусоргского-Равеля; по-соборному сокровенно парили голоса солисток Большого театра Светланы Шиловой и Венеры Гимадиевой в «Аве Мариях» Люцци и Гуно. В шествии пилигримов и хорале из «Страстей по Иоанну» Баха участвовал Камерный хор Московской консерватории. Но главными героями вечера стали известные российские органисты Рубин Абдуллин, Даниэль Зарецкий, Евгения Кривицкая, Екатерина Мельникова (она же сочинила «Королевские фанфары» для торжественной инаугурации) и гость из Германии Мартин Зандер. Музыку сопровождал пафосный конферанс Петра Татарицкого, проникновенно прочитавшего по случаю фрагменты из Пушкина и Лермонтова, Гюго, Борхеса и Бродского. Добавили и видео с показом устройства гигантского органа, его установки, настройки, первой пробы сил. Зрелище увлекло и впечатлило, заплат на музыкальной истории Большого оказалось не видно. Король ожил, vivat!

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть