Валерий Гергиев: «В Мариинке-2 очень живая акустика»

02.05.2013

Евгения КРИВИЦКАЯ

Выдающемуся музыканту и дирижеру Валерию Гергиеву 2 мая исполняется 60 лет. И в этот же день открывается вторая сцена его любимого театра.

С именем худрука Мариинского театра связаны многие события последних десятилетий: расцвет и победительная поступь оперной и балетной трупп Мариинки по всему миру, деятельная пропаганда российской музыкальной культуры, включая шедевры ХХ века от Стравинского, Шостаковича, Прокофьева, Щедрина. Высокий слог и пафос оценок — под стать грандиозным замыслам маэстро.

Размах творческой деятельности Гергиева превосходит не только отечественные, но и иноземные проекты. Он всегда спешит, иногда задерживается, но в итоге все успевает. Для него привычно перелететь из Москвы в Америку и, сыграв одну концертную программу, прибыть в Санкт-Петербург, чтобы утром отправиться в Европу.

В эти апрельские дни у Валерия Гергиева — заботы, связанные с грядущим открытием второго здания Мариинского театра. Под контролем маэстро акустические тесты, строительная приемка, сценарий гала-концерта, приуроченного к запуску новой сцены. Введение в строй Мариинки-2 ознаменуют четырехдневным фестивалем, после чего оркестр и Гергиев уедут в столицу, где стартует Пасхальный фестиваль.

культура: Как Вы определяете концепцию развития Мариинки-2?
Гергиев: Новый театр станет могучим образовательно-просветительским центром мирового значения. От его появления выиграют сотни учебных заведений, ведь наш главный зритель сегодня — студенчество, ему будут предоставлены доступные по ценам билеты. На глазах произойдет колоссальное изменение в биографии великого театра. Думаю, лет через десять уже миллионы людей будут приобщены к золотому фонду оперной и балетной классики. Иначе, как делом своей жизни, это назвать не могу.

культура: Если сравнивать с Мариинкой-1, чем принципиально отличается новая сцена?
Гергиев: Здесь очень живая акустика. В отличие от исторического здания есть огромное пространство вокруг сцены, что расширяет технические возможности и дает искомый спектр звучания оркестра и певцов. Благодаря современным технологиям объем оркестровой ямы может легко меняться — как в высоту, так и в ширину. Музыкантов можно будет рассаживать на разные по высоте уровни, менять их местоположение.

Мы подумали и об удобстве слушателей. Находясь в любом месте зала, они смогут чувствовать себя комфортно, не вертеть шеей и не сгибаться в три погибели, лишь бы разглядеть происходящее на сцене. Заботиться о зрителе мне помогает личный опыт, ведь я уже более тридцати лет выступаю во многих театрах мира, кроме того, участвовал в открытии Пекинской оперы, нескольких сцен в Японии.

культура: Новые технологии имеют и обратную сторону — их надо осваивать...
Гергиев: Надеюсь, к июлю уже будет налажена четкая работа. Ведь лето у нас — очень ходовой сезон, в отличие от многих российских городов, где музыкальная жизнь в июне-июле идет на спад. В нынешнем году отмечаем 20-летие «Звезд белых ночей». Сейчас это, пожалуй, самый почтенный по возрасту фестиваль в Петербурге. С появлением второй сцены он станет еще мощнее.

культура: До «Звезд белых ночей» Вы проведете марафон Пасхального фестиваля. В отличие от первых лет, когда приезжало много зарубежных солистов и коллективов, акцент теперь смещен в пользу отечественных артистов. Это сознательная позиция?
Гергиев: Да, для меня важнее появление десяти новых детских хоров, чем приглашение десяти дорогостоящих западных звезд, считающих, что они в России должны получать гонорары в пять раз больше, чем дома. Что касается программы, в ней нет ничего специфически профранцузского или антироссийского, «непасхального» или слишком «пасхального». Выбираю музыку общечеловеческих ценностей. В какой-то момент, а он, считаю, пришел, надо просто понять, что все мы — дети одной земли.

культура: Помимо упомянутых фестивалей, Вы возглавляете еще и «Новые горизонты», «Лики современного пианизма» в Петербурге, «Классику на Красном море» в Эйлате, «Фестиваль Гергиева» в Роттердаме. Вы — главный дирижер Лондонского симфонического и Роттердамского филармонического оркестров, главный приглашенный дирижер в «Метрополитен-опере». Приоритеты расставлять не трудно?
Гергиев: Главным остается Мариинский театр, и, конечно, я очень дорожу возможностью выступать с родным коллективом в регионах России. У нас едва ли не лучшая публика, ее отклик я буквально спиной чувствую, когда стою за оркестровым пультом — в Кемерово, в Иркутске, в Якутске, в Мурманске, в Беломорске. Не буду перечислять все точки, где мы выступаем и где попутно решаем главную задачу, мною поставленную: инициировать создание недорогих, но качественных концертных залов или даже театров. Мне кажется, лед тронулся, есть губернаторы, взявшиеся за дело очень активно, есть поддержка президента. Возрождая параллельно хоровое общество, мы надеемся на то, что вся Россия снова запоет, особенно ее дети. Если мы этого не добьемся, то не надо строить такие театры, как новая Мариинка. Она должна быть тесно связана с колоссальными отечественными традициями, накопленными усилиями наших предшественников.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть