Очень жестокий романс

21.05.2014

Анна ЧУЖКОВА

В «Маяковке» обратились к классике. Лев Эренбург поставил «Бесприданницу» — страстно и с размахом.

Впрочем, назвать режиссерское прочтение классическим сложно. Эренбург достаточно вольно обращается с текстом, но ровно настолько, насколько этого требует авторская задумка. Герои те же, произносят знакомые слова, не носят Бриони, не пользуются мобильниками. Но интонация «Бесприданницы» существенно поменялась.

Персонажи Островского обрели новые судьбы. Действие предваряет сцена пытки Паратова (Алексей Фатеев) горячим утюгом. Оказывается, Сергей Сергеич прокутил свое состояние. И вовсе он не завидный жених, напротив — опасный человек. Кредиторы обещают: коли денег не будет в срок, с Ларисой Дмитриевной (Полина Лазарева) сотворят то же самое. Так что «Ласточка» — последнее, что осталось у судовладельца. Выгодная покупка для Вожеватова (Всеволод Макаров). Но тот не успеет на ней покататься. Он в самом начале спектакля проиграл Ларису в карты Кнурову (Юрий Лахин). И теперь — гори оно синим пламенем! Зачем корабль без любимой? Если у Островского купечество Бряхимова было исключительно насмешливым и холодным, в спектакле Эренбурга оно даже чересчур нежное.

Изменилась и Харита Игнатьевна. Гордости у нее куда больше, чем в оригинале. В премьерной постановке она — вторая бесприданница, отчаянная, принципиальная. Оксана Киселева играет не квохчущую наседку, падкую на дорогие подарки, а оскорбленную мать. Не заискивает перед богачами и оказывает Мокию Парменычу холодный прием. Кстати, с ним — вообще отдельная история. Оказывается, Кнуров когда-то в молодости оставил Хариту Игнатьевну, точь-в-точь как ветреный Паратов — Ларису. Умчался в Москву, завел семью, но былые чувства позабыть не мог. Карандышев (Алексей Дякин) у Эренбурга вовсе не такой жалкий, как у Островского. Это страстная, любящая натура. А больше всего в новой интерпретации досталось Робинзону (Игорь Евтушенко). Он, оказывается, вздыхает по Паратову…

Традиционный любовный треугольник, веками приводивший в движение махину искусства, для Эренбурга — детский размерчик. В его спектакле работает механизм помасштабнее — страстный октаэдр, не меньше. Эта хитрая шестеренка разгоняет «Бесприданницу» Островского так, что старенькая пьеса на полном ходу начинает зловеще скрипеть. И наконец, на крутом вираже вдребезги разбивается не только жизнь Ларисы. С размаху в тартарары летит патологически влюбленный Карандышев. В омут бросается дошедший до ручки Паратов. С криком отчаяния несется Вожеватов навстречу собственной гибели. Сопьется, проиграется, застрелится? Вслед, теряя пилюли и рассыпая порошки, поспешает старенький больной Мокий Парменыч с отчаянным оскалом. И уже нет сомнений, что артист Робинзон устроит себе какой-нибудь залихватский, но некрасивый финал — без аплодисментов. Лев Эренбург покажет нам только судьбу Хариты Игнатьевны. Видите, на набережной грязная ободранная бабка? Кажется, топиться хочет…

Что и говорить, «Бесприданница» вышла экспрессивной. Здесь цыгане с романсами, признания с дрожью в голосе, и любви хватило бы на все серии «Санта-Барбары». Актерский ансамбль с вызовом, брошенным режиссером, справляется на все сто. А вот из героев Островского бури страстей не выдерживает никто. И на афише, и на сцене — сплошь разбитые лодки.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть