Вяло реет буревестник

19.04.2013

Анна ЧУЖКОВА

В «Ленкоме» свили гнездо «Небесные странники» — здесь представляют премьеру по «Птицам» Аристофана и рассказам Чехова.

Марк Захаров увлекся художественной орнитологией: изучает нравы пернатых, а «попадает все в знакомых». Его концептуальная постановка — иносказательное размышление о человеческих пороках и слабостях. «Птицы могут ласкать небо, летая под облаками, а могут обернуться хищными злобными тварями». В спектакле «Ленкома» представлены разные виды: рядом с буревестником и орлом — куры, пингвины, стервятники и чайки.

«Небесные странники» — эксперимент, подкупающий смелостью.

У античного драматурга глупые и жадные птахи создают заоблачное царство и питаются дымом жертвенных костров. Воруют пищу у богов. Небесные странники Захарова — в отличие от безмозглых прототипов — мстительные и злые. Они хотят «наказать людей за их гордыню» и спускаются на землю, чтобы «расклевать ущербные мозги». Режиссер натравливает пернатых на чеховских героев.

В центре повествования — романтическая Попрыгунья (Александра Захарова) и ее муж, доктор Дымов (Александр Балуев) — птицы разного полета. Она — легкомысленная модница, увлекающаяся изящными искусствами. Он, к стыду супруги, не поэт, не музыкант, а всего лишь титулярный советник. «Покажи, какой ты обыкновенный, Дуся», — обращается к мужу Ольга Ивановна перед своими богемными друзьями. Само слово «чиновник» вызывает у них «осознанное неприятие». В пестрой компании несложно угадать посланников крылатого царя Удода (Сергей Дьячковский). Во главе стаи — франт Рябовский (Виктор Раков), большой художник и кумир пернатой тусовки, а заодно «блаженное наваждение» хозяйки дома. Рябовский петушится, то и дело распускает хвост перед Попрыгуньей, но спрячет голову в песок, как только на сцене появится его сварливая жена (Анна Якунина). Слетевшая со страниц чеховской «Хористки», хамоватая и наглая, она, как сорока, тащит все блестящее: «Я не прошу у вас девятисот рублей... Возвратите мне только те вещи, которые дарил вам мой муж!» И если Попрыгунью облапошить не составляет труда, то Дымова артистическая стая совсем не впечатляет. Чтобы покорить ученого, Удод отправляет на землю спецагента — Черного монаха (Дмитрий Гизбрехт). И человечество начинает косить «птичий грипп» — поголовное сумасшествие. За иноком тянется еще пара сюжетных линий, с замесом из любви и смерти. Летальный исход — единственный способ сбежать из сумасшедшего скворечника. Ближе ко второму акту сложносочиненная история начинает трещать по швам от количества действующих птиц, прошу прощения, лиц и мистических событий. А скрепляет непомерно раздутое действие то и дело звучащая в сочных афоризмах идея: «Жить с птичьими мозгами удобнее и веселей».

Многочисленные персонажи обитают в спектакле лишь ради отвлеченного тезиса: толпа — дура, завистливая и жестокая. Зато тяжеловесный расплывчатый сюжет подан по-ленкомовски эффектно. Четкий ритм удерживает зрительский интерес. «Небесные странники» — это впечатляющее шоу с танцами, пиротехникой, живой музыкой, красивыми костюмами. То и дело меняется сценический ландшафт — опускаются и поднимаются ярко подсвеченные деревянные балки. Абстрактные декорации создают футуристический антураж, а сами птицы напоминают отряд космических захватчиков. И если бы не бесконечный поток философских сентенций, ленкомовская премьера могла бы быть куда более увлекательной.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть