Профессор, создай ученика

04.09.2019

Ксения ПОЗДНЯКОВА


«Моя прекрасная леди»
Бернард Шоу

Московский театр 
Олега Табакова

Режиссер: Алла Сигалова

Художник по костюмам: 
Валентин Юдашкин

Художник по свету: Айвар Салихов

В ролях: Дарья Антонюк, Сергей Угрюмов, Виталий Егоров, Яна Сексте, Ольга Красько, Евдокия Германова, Александр Фисенко и др.

Театр Олега Табакова начинает сезон со спектакля Аллы Сигаловой «Моя прекрасная леди». Премьера прошла весной, правда, показали ее всего несколько раз в рамках фестиваля «Черешневый лес». Мюзикл, созданный в 1956 году Аланом Джей Лернером и Фредериком Лоу на основе пьесы Бернарда Шоу, многим известен по фильму Джорджа Кьюкора с Одри Хепбёрн. Стараниями нынешних постановщиков классический сюжет о том, как за полгода сделать из цветочницы истинную аристократку, превратился в настоящий роман-воспитание, где на первый план вышли отношения учитель — ​или, вернее сказать, мастер — ​и ученик.

Вероятно, причиной послужил тот факт, что сама Алла Михайловна Сигалова — ​профессор, возглавляющая в ведущих театральных вузах кафедры «Пластического воспитания актера» (в Школе-студии МХАТ) и «Современной хореографии и сценического танца» (в ГИТИСе). А может, площадка обязывает. В свое время «Табакерку» основал Олег Павлович Табаков на базе собственного курса. И многие артисты здесь, как говорится, одной крови. В дальнейшем появился еще и колледж Олега Табакова, связанный с театром, можно сказать, родственными узами. Худрук труппы одновременно возглавляет и школу, а ведущие артисты вослед Олегу Павловичу продолжают передавать мастерство другим. И лучшего места, чтобы поговорить о том, как огранить талант, не лишив его самобытности, просто не найти.

Фото: Ксения БубенецТак, Виталий Егоров, сыгравший полковника Пикеринга, и Сергей Угрюмов, исполнивший роль профессора Хиггинса, — ​многолетние педагоги колледжа Олега Табакова. Первые студенты в этом году появились и у Яны Сексте, строгой экономки Хиггинса миссис Пирс. «Вчера сдавали экзамен мои первые студенты. Пока шел их отрывок, думала, у меня сердце разорвется. Запредельная ответственность. Мои ошибки и падения, их открытия и взлеты. Кожей почувствовала, что педагогом не становятся по назначению учебной части. Педагогом тебя могут назвать только твои ученики. Выбрать тебя. Поверить. Пойти за тобой. Обогнать тебя», — ​поделилась эмоциями актриса в Instagram.

Эта троица позволила воплотить в жизнь задумку режиссера, поговорить со зрителем об отношениях учитель — ​ученик. «Моя задача как педагога — ​открыть в ученике то, о чем сам он, возможно, не подозревает. Для этого важно желать этого и делать это страстно. Все идет от страсти и через страсть», — ​призналась Алла Сигалова в одном из интервью перед выходом «Моей прекрасной леди». Вокруг этой страсти и строится спектакль. Одним из самых ярких моментов стала сцена, где Хиггинс и Пикеринг учат Элизу правильно произносить звук «г». Чтобы ее гуси не гэкали, не гаркали, а четко артикулировали «га-га-га». Урок строится таким образом: девушка сидит у зеркала, перед которым установлена свеча. Ее задача — ​произнести скороговорку так, чтобы пламя не потухло. С двух сторон от нее расположились два педагога, каждый из которых по-разному настраивает подопечную на работу. Хиггинс постоянно критикует, требует, давит голосом, снова и снова заставляя несчастную мучиться со злосчастными гусями. Пикеринг, наоборот, мягко повторяет одно и то же, успокаивает, всеми силами сдерживает раж партнера, старается всем своим видом вселить надежду на то, что еще чуточку старания и терпения — ​и все получится. Пламя то и дело гаснет, вынуждая Хиггинса и Пикеринга в очередной раз зажигать его вновь. Одному не хватает выдержки, второму — ​требовательности, но вместе они являют собой идеальный образ преподавателя, который, с одной стороны, будет жестко спрашивать, взыскуя результата, а с другой — ​не позволит ученику опустить руки и сдаться. Кстати, удивительно, что еще никто не взялся поставить спектакль, где бы Хиггинс и Пикеринг стали двумя ипостасями одного героя (или одного педагога).

Фото: Кирилл Зыков/mskagency.ruНу а свечу в таком случае можно легко принять за искру таланта. Как зажечь в человеке желание развиваться, оттачивать мастерство, идти вперед? Где ему черпать силы, чтобы поддерживать в себе огонь? Как сдерживать пламя, не давая ему чадить? Как не спалить себя дотла? А главное, как не залить излишними сомнениями и страхами… Все эти вопросы роятся вокруг маленького огонька. В спорах Хиггинса и Пикеринга — ​понять, что это спор, можно порой лишь по мимике и жестам — ​постановщик будто бы ищет ответ, где та грань, за которой требовательность превращается в самодурство, а желание улучшить — ​в брандспойт, способный затушить даже самый яркий огонь. Как не пропустить момент, когда нужно остановить прессинг, чтобы не сломать человека, чтобы тот не решил: «Раз у меня все равно не получается идеально, так зачем же пытаться». Конечно, как поется в «Собаке на сене», «Сталь подчиняется покорно: ее расплющивает молот, ее из пламенного горна бросают в леденящий холод. И в этой пытке многократной рождается клинок булатный». Однако человек, а особенно талантливый — ​не клинок и не сталь, и к нему нельзя подходить исключительно с позиции силы. Кому-то нужен строгий и требовательный Хиггинс, а кто-то сможет раскрыться только при участливом отношении полковника Пикеринга. Но в идеале для хорошего результата нужен баланс, что доказывает спектакль «Табакерки». После бала, где Элиза, как и завещал великий Шоу, имела грандиозный успех, Пикеринг распевает хвалу профессору Хиггинсу — ​здесь нужно отдать должное Виталию Егорову, которому удается не только не скатиться в пошлость, произнося дифирамбы, но и удержать нелегкий музыкальный ритм. Но не принижает ли полковник собственный вклад в воспитание прекрасной леди?..

Фото: Кирилл Зыков/mskagency.ruДаже придуманная создателями спектакля влюбленность полковника в Элизу не вызывает сомнений, так как абсолютно оправданна. В ней легко читается фраза режиссера Сигаловой из книги «Счастье мое»: «Сотворить чудо может только талантливый человек, влюбленный в то, что он создает. Я это очень хорошо понимаю. Это моя тема. Ты влюбляешься в того, кому отдал все свои силы, все свои знания и всю свою веру. Это понятная каждому, абсолютно бессмертная история». Влюбленность, конечно, не стоит понимать буквально, и искать романтический след в любых подобных отношениях нужды нет. А там, где они все-таки есть, не всегда все заканчивается хеппи-эндом. Но, согласитесь, все, кто выращен с любовью, значительно крепче и витальнее тех, кому этих чувств дано не было.

Скажем, учеников и последователей Табакова это касается напрямую. Достаточно лишь бегло перечислить тех, кто сегодня возглавляет театры: глава «Табакерки» Владимир Машков, худрук Театра Наций Евгений Миронов, худрук Театра Пушкина Евгений Писарев, худрук Московского Губернского театра Сергей Безруков, худрук Театра на Малой Бронной Константин Богомолов. Всех их, таких разных и часто противоречащих друг другу по эстетическим взглядам, как ни странно, объединяет один мастер. Именно он дал им возможность, а главное, смелость — ​хотя бы попробовать.


Фото на анонсе: Кирилл Зыков/mskagency.ru



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть