Свежий номер

Дикие и симпатичные

04.07.2019

Виктория ПЕШКОВА


«Завещание Чарльза Адамса,
или Дом семи повешенных»

Страшно-смешная комедия

Мастерская Петра Фоменко

Автор: Сергей Плотов

Режиссер и хореограф:
Олег Глушков

Художник: Вадим Воля

Художник по костюмам:
Ольга-Мария Тумакова

Композиторы: Сергей Боголюбский, Дария Ставрович

В ролях: Мария Большова, Вера Строкова / Дарья Коныжева, Николай Орловский / Владислав Ташбулатов, Анатолий Горячев, Полина Айрапетова, Дмитрий Рудков, Кирилл Корнейчук, Алексей Колубков, Юрий Буторин и др.

В «Мастерской Петра Фоменко» огласили «Завещание Чарльза Адамса». Получилось очень смешно и немного страшно — спектакль-то совершенно нефоменковский. На первый взгляд..

«Мастерская Петра Фоменко» принадлежит к тем немногим театрам, которые, будучи созданными как авторские, после ухода Автора идут нелегким путем «переобретения» себя, не утрачивая изначально присущего им лица необщего выражения. Чтобы оставаться собой, необходимо время от времени смотреть на себя со стороны, выбрав для наблюдения точку, как можно более удаленную от привычной. Это рискованно, но игра стоит свеч. Свежая премьера «фоменок» — «Завещание Чарльза Адамса, или Дом семи повешенных» — как раз такой эксперимент.  

Предложение замахнуться на нечто совершенно неожиданное исходило от худрука театра Евгения Каменьковича. Олег Глушков с «фоменками» работал и как хореограф («Алиса в Зазеркалье», «Пять вечеров», «Олимпия», «Сон в летнюю ночь»), и как режиссер («Моряки и шлюхи»). Он предложил поставить спектакль, изначально скроенный на эту труппу. Фирменный стиль Глушкова — работать не с успевшим окостенеть материалом, как драматургическим, так и музыкальным, — а досочинять в процессе репетиций. Фактически исполнители получили и роли, и баллады, заточенные персонально под них.

Глушков с соратниками по «Московскому королевскому театру» — есть в Первопрестольной и такой — художниками Вадимом Волей (придумавшим для спектакля изысканную «монохромную» сценографию) и Ольгой-Марией Тумаковой (сотворившей сногсшибательные костюмы) составили «колоду» самых востребованных, можно сказать «архетипичных» для мира театра, персонажей. Нашлось здесь место демиургу-сочинителю, извлекающему со дна чернильницы странные миры, что населены чудными персонажами (Чарльз Адамс — Мария Большова), юной, наивной и в меру строптивой героине (Луиза Адамс — Дарья Коныжева), злой мачехе, она же неверная жена (Аделаида — Полина Айрапетова), молодому герою-бунтарю (Франтишек — Николай Орловский), деспотичному отцу, в данном случае духовному (падре Кшиштоф — Анатолий Горячев), корыстолюбивому любовнику, готовому быть уютнее кота и безропотнее хомячка (Патрик — Дмитрий Рудков), невозмутимому блюстителю закона (констебль Монтгомери — Алексей Колубков). Добавили в эту компанию прелестное семейство призраков в составе неугомонного дедушки (Андрей Миххалев), его эстетствующего внука (Амбарцум Кабанян), любвеобильной внучки (Мария Большова) с пылким мужем (Юрий Буторин), двумя близняшками-очаровашками (Роза Шмуклер и Елена Ворончихина) и обаяхой гувернером (Игорь Войнаровский) в придачу.  

Фото: Сергей Пятаков/РИА Новости

Сергей Плотов сложил этот многоступенчатый пасьянс в остроумную афористичную пьесу, сумев прослоить незамысловатую в общем-то историю философскими парадигмами. Получилась история о любви и предательстве, жизни после смерти и смерти еще при жизни. Сочинение благодарная публика непременно растащит на цитаты. «Когда встречаешь любовь, уже не до смерти». «Форм смерти у природы не меньше, чем форм жизни». «Любовь до гроба очень сильна, а после — сильнее стократ». Прервемся лишь для того, чтобы не лишать удовольствия тех, кто спектакля еще не видел. А чтобы азы житейской премудрости дошли по назначению, не наскучив и не набив оскомину, зрителям в провожатые по этому инфернально-сюрреалистичному миру назначен квартет сов (Дмитрий Захаров, Александр Моровов, Александр Мичков, Павел Яковлев). Единственные «цветные» — солнечно-желтые — персонажи в туманном черно-бело-сером мире английского триллера с основательной русской подкладкой. 

Похоже, азартные, не пренебрегающие изящным хулиганством авторы черпали вдохновение из всего, до чего могло дотянуться воображение — «Мертвых душ», «Белоснежки», «Преступления и наказания», «Ромео и Джульетты», ужастиков Альфреда Хичкока, комиксов того самого Аддамса, который через два «д», и даже из некогда сверхпопулярного польского сериала «Четыре танкиста и собака» (нижайший поклон по сию пору здравствующему Франтишеку Печке — силачу и добряку Густлику).

Композиторы Сергей Боголюбский и Дария Ставрович окутали всю эту обаятельную чертовщину замечательными по напевности и гармоничности мелодиями. Но это не мюзикл, поскольку музыкальные номера не раскручивают пружину действия, а расставляют в нем душевно-сердечные акценты. Команда, собранная Олегом Глушковым, наполнила свежим ветром паруса старого, доброго, отправленного мюзикломанами в незаслуженную отставку музыкально-драматического спектакля.

Фото: Сергей Пятаков/РИА НовостиЖанр этот, по сравнению со своим дальним бродвейским родственником, живущим в режиме нон-стоп и, следовательно, эксплуатирующим в первую очередь «технические параметры» исполнителя, обладает неоспоримым преимуществом — он позволяет артисту оставаться личностью, индивидуальностью, не давая превратиться в дрессированную обезьяну. «Фоменки» показали высший класс драматической игры, а за огранку и шлифовку их прочих дарований отдельное спасибо педагогу по вокалу Анне Шавердьян и ассистенту хореографа Наталье Тереховой.

Когда истекают три часа, наполненные неподдельным, искренним весельем, спохватываешься — а над чем смеялись-то? И понимаешь, что над собой — ведь «все мы только выдумка» того, кто скрывается под именем Чарльза Адамса.


Фото на анонсе:  Сергей Пятаков/РИА Новости



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел