«Человек» начинается с «Биографии»

24.02.2019

Виктория ПЕШКОВА

В театр-студию «Человек» пришел новый главный режиссер. Владимир Скворцов востребован и в театре, и в кино, успешен как режиссер. Зачем ему такая тяжелая ноша — ​реанимировать компанию, некогда весьма и весьма известную, причем далеко за пределами России, но уже многие годы существующую на окраине театральной Ойкумены. После первой премьеры — ​спектакля «Биография» по пьесе Макса Фриша — ​обозреватель «Культуры» решила задать Владимиру Скворцову этот и много других вопросов.


культура: Что подвигло Вас принять предложение возглавить театр? Чувствовали ответственность перед Вашими педагогами — ​Козаком, Золотовицким — ​с которыми связаны, пожалуй, самые яркие страницы в истории «Человека»?
Владимир СкворцовСкворцов: Какого-то особого решающего фактора не было, как собственно и долгих мучительных раздумий. Все куда тривиальнее: мне предложили в Департаменте культуры города Москвы должность главного режиссера в театре «Человек», и я согласился. Да, действительно, мои педагоги по Школе-студии МХАТ — ​Роман Козак, Александр Феклистов и Игорь Золотовицкий когда-то начинали именно здесь. Студентом я мечтал играть на этой сцене, но вот, спустя много лет, «зашел» с другой стороны. Я отдавал себе отчет, что в результате моя жизнь, скорее всего, перевернется с ног на голову. Так и случилось.

Руководя стационарным театром, ты, за редчайшими исключениями, не можешь получать огромных гонораров за постановку. И ты идешь на это только из «личного интереса». Поверьте, если бы меня не увлекало то, чем я сейчас занимаюсь, ни за что не согласился бы на такую кардинальную перемену в жизни. Был бы более или менее успешным востребованным артистом, снимался бы в кино, и неплохо зарабатывал. А вот тут нельзя заработать, тут нужно театром заниматься. Собрать свою команду таких же сумасшедших людей и — ​вперед, придумывать, сидеть до глубокой ночи, ссориться, мириться, но после обязательного успеха быть счастливыми. Но только — ​всем вместе.

культура: Какие-то задачи перед Вами, как худруком, изначально были поставлены?
Скворцов: Нет. Мы быстро нашли общий язык с директором театра Владимиром Месхишвили, и стало ясно, что все — ​и внутри театра, и снаружи — ​понимают, что задача сейчас одна: сделать так, чтобы «Человек», который, вследствие целого ряда обстоятельств, оказался в последнее время, скажем так, подзабыт, вернул свое особенное и заметное место на театральной карте Москвы.

Фото: chelovek-theatre.ruкультура: Новый лидер обычно приводит свою команду. Кто вместе с Вами включился в реанимацию «Человека»?
Скворцов: Конечно, «свои» люди, проверенные временем, идущие с тобой одной дорогой, очень важны. Мне повезло, что такие люди в моей жизни есть: сценограф Мария Рыбасова, художник по свету Сергей Скорнецкий, режиссер по пластике Константин Мишин. А не так давно в качестве завлита пришел работать Александр Вислов. Команда — ​дело тонкое, на ее создание требуется не один месяц.

культура: «Революции», прежде неизбежные при смене руководства, сегодня, кажется, вышли из моды. Даже в очень больших театрах новые худруки обходятся без «массовых чисток». У Вас ситуация диаметрально противоположна — ​труппа невелика, а планов, наверняка, громадье.
Скворцов: Естественно, мы будем активно заниматься репертуаром, увеличивать количество названий. Труппу, которая, как я уже сказал, мне очень нравится, сегодня не назовешь идеально сбалансированной — ​в ней не все возрастные категории имеются в наличии, посему мы потихоньку подтягиваем недостающие звенья. Но я, упаси Господи, ни от кого не собираюсь избавляться: в театре работают хорошие актеры, и все они, как мне кажется, хотят и должны быть востребованы. Да и «революции» — ​это не мой путь.

культура: Не менее острая тема — ​приглашенные «звезды» при отсутствии в труппе собственных. Без них трудно быстро разжечь интерес к театру, начинающему новую жизнь. Но, как известно, секрет эффективности этого «сильнодействующего средства» в дозировке: если злоупотребить, свои могут так и не появиться.
Скворцов: Вы правы — ​сейчас для привлечения внимания нам необходима помощь известных артистов «со стороны». Все это понимают. Однако, как вы правильно заметили, нашей целью является воспитание своих «звезд», и, кстати, в «Человеке» такие в потенциале есть. Все развивается так, как оно должно развиваться. Давайте повременим пару лет — ​посмотрим, что скажете тогда.

Фото: chelovek-theatre.ruкультура: Первой премьерой стала «Биография» Макса Фриша. Почему выбрали именно эту пьесу?
Скворцов: В начале 90-х ее прочитал нам с однокурсниками Дмитрий Брусникин. Вот с той поры «Биография» как будто бы ждала своего часа. И когда встал вопрос, с чего стартовать в «Человеке», я понял — ​час пробил. Возвращаясь к теме «своих» и «приглашенных», замечу, что в этом спектакле, кроме артистов труппы Дмитрия Филиппова и молодых Мурадина Хуранова и Антона Шурцова, заняты Евгения Крюкова и Анатолий Кот, служащие в других театрах.

культура: Что дальше?
Скворцов: В феврале запускаем программу «актуализации русской классики», и все основные премьеры будут подчинены этой идее. Начнем с новой редакции моего спектакля «Кроткие» по, что называется, почти одноименному рассказу Достоевского. С марта он будет жить в нашем театре, где таким образом еще один новый для «Человека» артист появится — ​Владимир Скворцов. Однако готов повторить сказанное на сборе труппы: я пришел сюда не ради удовлетворения своих актерских амбиций. Заявляю со всей ответственностью: ни в роли Гамлета, ни даже Клавдия вы меня здесь не увидите. При том, что свой «Гамлет» у нас в нынешнем году появиться должен. И он будет, не побоюсь сказать, самым оригинальным из всех, каких знавала прежде русская сцена.

культура: Какие еще планы?
Скворцов: Спектакли по Толстому, Лескову, Лермонтову. Откроем широкому зрителю забытые или вовсе неизвестные тексты богатого русского драматургического наследия. Проведем лабораторию по текстам Ивана Андреевича Крылова в честь 250-летнего юбилея великого баснописца и замечательного драматурга, хотя в этом качестве он менее известен. Юбилейный крыловский флешмоб в соцсетях мы уже запустили. Будут и другие спецпроекты, и новые детские сказки, и спектакль в модном жанре сторителлинг, основанный на легендах и преданиях старой Москвы. Сюрпризов много. Главное, чтобы нас поддержали учредители. Крепко надеемся на это.

культура: «Человек» создавался как экспериментальная, почти андерграудная площадка. Потом в силу различных обстоятельств он превратился в обычный камерный репертуарный театр, каких в Москве множество. Какой театр собираетесь делать Вы?
Скворцов: Как вы хотите, чтобы я ответил? Разумеется, самый лучший, самый модный и самый интересный. Что касается андерграунда… Со временем он, на мой взгляд, превратился в поп-культуру, а та, в свою очередь, стала едва ли не андеграундом. Меня часто спрашивают о «программе развития», а я каждый раз отвечаю, что это безумно скучно — ​следовать какой-то одной программе, которая, как правило, никогда не претворяется в жизнь. Мы каждый год будем придумывать новый план, новую концепцию, новую, надеюсь, оригинальную, не следующую общепринятым «трендам» репертуарную идею. К примеру, сейчас, когда все активно занимаются современными текстами, мы уходим в Русскую Классику и объявляем год ее «актуализации». Да, возможно, мы рискуем быть обвиненными в воинствующей несовременности. Но идем на это сознательно.

Фото: chelovek-theatre.ruкультура: Что Вы вкладываете в понятие «актуализация»?
Скворцов: Для меня она связана с поиском, как ни банально, истинно новых решений, с открытием неожиданных смыслов, применимых к сегодняшнему дню. Это не значит, что в спектаклях по пьесам Островского из мира кринолинов и карет мы непременно перенесемся в век мерседесов и коктейльных платьев. Хотя, почему нет?.. Но интересны именно открытия, а не их имитация.

культура: Небольших государственных театров в Москве несколько десятков, но насыщенной творческой жизнью могут похвастаться единицы. Когда-то они создавались по инициативе сверху — ​для оживления культурного досуга обитателей спальных районов, или снизу — ​как «легализация» сообщества единомышленников, сплотившихся вокруг некой идеи или личности. Какую нишу такие театры могут занимать сегодня, чтобы не затеряться на фоне «флагманов»?
Скворцов: Качественный уровень и уникальность драматического произведения нисколько не зависят от параметров театра; можно провалиться и на «тысячнике», чему мы знаем немало примеров. Но я верю в светлое будущее камерной сцены. Во всем мире «маленькие» театры не менее популярны, чем гиганты. Зрители, да и артисты, надо сказать, тоже, обожают спектакли, в которых они друг от друга на расстоянии вытянутой руки. Это же высший пилотаж. Успех театра не размером определяется, а умением идти в ногу со временем. Вы спрашиваете, как не затеряться на фоне «гигантов»? А я вас в ответ спрошу: как им не сдать своих позиций? Им сложнее — ​конкуренция жестче.


Фото на анонсе: chelovek-theatre.ru




Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть