Спрятавшись за Высоцким

01.02.2018

Елена ФЕДОРЕНКО


«Беги, Алиса, беги»
Театр на Таганке

Режиссер: Максим Диденко

Драматург: Валерий Печейкин

Художник: Мария Трегубова

Композитор: Иван Кушнир

Хореограф: Владимир Варнава

В ролях: Анастасия Мутигуллина, Дарья Авратинская, Екатерина Рябушинская, Александра Басова, Никита Лучихин, Дмитрий Высоцкий, Ирина Апексимова, Александр Метёлкин, Сергей Ушаков, Екатерина Варкова, Константин Любимов, Мария Матвеева

«Беги, Алиса, беги», — призывает сказочную героиню Театр на Таганке. Премьеру посвятили 80-летнему юбилею со дня рождения Владимира Высоцкого.

«Что остается от сказки потом, после того, как ее рассказали?» — вопрос из песни Владимира Высоцкого, возникающий в памяти с шуршанием виниловой пластинки, можно прямо адресовать обновленной «Таганке». Он звучит и в спектакле. Премьерный показ с сочувствующей публикой навевает грусть — не дает ответа.

«Алису» готовили долго, с чувством, с толком, с расстановкой. Собрали завидную команду: драматург Валерий Печейкин, режиссер Максим Диденко, композитор Иван Кушнир, художник Мария Трегубова. Создатели — лауреаты различных премий, лидеры современного театра. Каждый молод и талантлив, и все выстроили свой диалог с юбиляром, отвесив поклоны времени расцвета легендарной труппы и выдав недобрые оммажи современным событиям. Но в единое целое устремлений не сложили. В итоге — безбашенная путаница на сцене.

Фото: tagankateatr.ruМузыкальная комедия — так определили жанр, где роль композитора, понятно, одна из первых. Иван Кушнир сочинил серьезную партитуру с несколькими отличными песнями, но сам себя утопил в минорных волнах и придавил действие тяжелыми ритмами. Психоделическая музыка со всеми ее составляющими наверняка завлечет узкий круг профессионалов, но зрители вряд ли песни запомнят, а тем более — запоют. Мелодии занимательно вступают в тайный спор с ломаной жесткостью поэтических строк Высоцкого. Драматурга же вдохновило иное — протестный пафос неуживчивого барда. В пьесе Валерий Печейкин отправляет Алису по «обратному» маршруту: из Страны чудес в современную Москву. Первая сцена — судебный процесс, на котором приговор известен заблаговременно. «Он — автор «Гоголь-центра», — зашептала своей подруге одна из зрительниц. Вслушиваешься в текст, и неприятная картина складывается: в огромной, суровой, холодной стране вечной непогоды процветают несвобода и несправедливость. Там довольно кисло, но есть места и похуже, и уже это жителей вдохновляет. Стоит согласиться: нужно бежать, «сейчас очевидно, что нужно бежать»... Продиктованный месседж публика принимает спокойно и без всякой эмоциональной ажитации.

Однако настороженное социальное послание драматурга режиссера интересует лишь постольку-поскольку. Во всяком случае Максиму Диденко до слов дела гораздо меньше, чем до игры с новейшими медийными технологиями. Его увлекают форма и пространство. Диковинные видеопроекции с огромными насекомыми, мрачными облаками, большеголовой девочкой за решеткой, с ее печальными глазами во весь экран (художники по свету и видео — Иван Виноградов и Илья Старилов) — фон для фантасмагории, гипнотических снов и галлюцинаций, но отнюдь не место для словесных разборок на злобу дня.

Фото: tagankateatr.ruХореограф Владимир Варнава не предлагает оригинальных решений, что отдельным сценам — только на пользу. Украшают спектакль по-клоунски забавные пластические репризы, вплоть до блуждающей белокрылой стаи в пачках — времена перемен не обходятся без реверансов в сторону «Лебединого озера».

Сценическая композиция выстроена просто, без затей: песни, сольные и коллективные, сменяются речевыми эпизодами, увы, весьма статичными. По большей части герои рассказывают о том, что с ними происходило. Алиса — как получила по морде, ее родители — мать, «тучная женщина» (Мария Матвеева), и отец , «голова в облаках» (Константин Любимов), — о том, как отправили дочку куда-то по обмену на... телевизор. В другом эпизоде те же сокрушаются, что забили голову своему несмышленышу всякими глупостями — сказками да чтением и такими ненужными советами типа «идти до конца» или «бороться за правду».  

Подчас диалоги довольно скучны, а те, что сами собой могут рождать смех и улыбку, оставлены без постановочного внимания. Например, беседы с беспечной Гусеницей (очаровательная Екатерина Варкова) о документах и выборах, о разрешении на курение кальяна и краткой церемонии награждения с предвкушением долгого банкета. Зрители ведутся на ее комментарий к песенке, посвященной синим друзьям, с которыми прошла юность. Публику поражает богатое убранство, чудеса оформления, ироничные костюмы, острые лучи светового занавеса Любимова — Боровского, сцена безумного чаепития с чашками выше человеческого роста (сейчас, кстати, такие установлены на Красной площади).

Фото: tagankateatr.ruАлис в спектакле — четыре (привет поэтическому театру Юрия Любимова). Три из них представляют разные возрастные ипостаси: детство (Настя Митигуллина), юность (Дарья Авратинская), зрелость (Екатерина Рябушинская). У всех — каре с челкой, все — в одинаковых алых платьицах и белых колготках. Черная Алиса (Александра Басова) — их антипод, мстительная фея Карабос. Она связана с Королевой и временами искусно манипулирует ею. В собирательном образе тирана и диктатора — актриса и директор театра Ирина Апексимова. Когда она властно обсуждает собственный указ о том, что «все возможное — запрещено», невольно вспоминаешь о тягостях руководителей всех творческих союзов.

Фото: tagankateatr.ruБелый Кролик (Никита Лучихин) и мартовский Заяц (Дмитрий Высоцкий) представлены в панцирях огромных, несвежих ростовых кукол, не видно ни лиц, ни тел актеров. Александру Метёлкину, играющему Чеширского кота, родные конечности оставили, а голову накрыли другой — огромной и мохнатой. Впрочем, котяре, кажется, все равно: он потерял улыбку, потому что теперь нечему радоваться, а хочет одного — чтобы его никто не трогал.  

С головами в спектакле не церемонятся. После победы добрых Алис, которая происходит совсем невнятно, является персонаж под названием Автор. Гигантская маска Владимира Семеновича закрывает не только лицо, но и почти все туловище в черном свитере — пародийный карлик готов. Подобно школьному наставнику, он нравоучительно объясняет Алисе, что каждый что-то делает для другого, и злу, которое она одолела, тоже нужно отдыхать. Септет гитаристов с лицами великого барда выводит спектакль к долгожданному финалу.


Фото на анонсе: tagankateatr.ru

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть