Свежий номер

Павел Сафонов: «На каждую трактовку найдется свой зритель»

30.08.2017

Денис СУТЫКА

Павел Сафонов приступил к работе над «Горем от ума». Премьера состоится в декабре в Театре на Малой Бронной. В перерыве между репетициями режиссер ответил на вопросы корреспондента «Культуры». 

культура: Почему Вы обратились к этому материалу именно сейчас?
Сафонов: В Театре на Малой Бронной идут два спектакля в моей постановке: «Тартюф» и «Сирано». Оба пользуются популярностью у зрителя. Решив продолжить наше сотрудничество, мы с художественным руководителем Сергеем Голомазовым начали искать материал для новой работы. Было множество разных названий, но в итоге остановились на «Горе от ума». Пьеса — просто находка для любого режиссера. Она обладает невероятной энергетикой. Лет пять назад я уже подумывал поставить ее в другом театре, но тогда не сложилось. Мне кажется, в тексте не все так однозначно, как мы привыкли воспринимать со школы, и с этим хочется разобраться. Есть ощущение, что текст может прозвучать очень современно. Грибоедов апеллирует к вечным темам омертвения общества, неспособности людей к изменениям.

культура: У «Горя от ума» богатейшая сценическая история. Не боитесь сравнений с постановками других режиссеров? 
Сафонов: Я, как ни странно, практически не видел спектаклей по этой пьесе, и, наверное, в этом есть определенный плюс. Не буду оглядываться на иные интерпретации, а пойду своим путем. Я часто берусь за классический материал. Меня не пугает конкуренция с другими театрами. Когда выпускали «Тартюфа» на Малой Бронной, Мольер шел еще как минимум на двух-трех столичных площадках. Тем не менее мы играем уже седьмой сезон и почти всегда с аншлагами. Так что, думаю, не стоит бояться популярности «Горя от ума». На каждую трактовку найдется свой зритель. Мы только приступили к репетициям: думаю, в процессе всплывет много подводных камней. Но браться за подобные произведения всегда интересно. В начале работы у меня возникают еле уловимые и не всегда яркие визуальные ощущения. Порой считываю общую музыкальную партитуру материала и стараюсь к ней прислушиваться. Дальше очень важно договориться с художником для того, чтобы создать полноценную сценическую жизнь. Вместе со мной над спектаклем трудятся очень тонкие мастера — Женя Панфилова и Мариус Яцовскис, оригинальную музыку пишет композитор Фаустас Латенас.

культура: Так чего же все-таки ждать зрителям? 
Сафонов: Надеюсь, наш разбор и в целом построение спектакля помогут рассказать современную историю «Горя от ума». Может быть, не такую, к какой мы привыкли, потому что Чацкий, как мне кажется, довольно спорный персонаж. В нем самом, да и в пространстве вокруг него, заложено много антигармонии. При этом Чацкий является для меня некой точкой отсчета в противостоянии с чуждым ему да и многим людям устройством мира.

Думаю, это будет какая-то образная, фантасмагоричная, я бы даже сказал, мистическая история, которая могла бы происходить сегодня, а быть может, и в будущем. Мне кажется, притягательность «Горя от ума» заключена не только в стихах, но и в столкновении архетипических персонажей. Мне хочется высечь из текста что-то очень настоящее, смешное, грустное и трагичное. И, конечно же, разобраться, почему у нас в России смех и слезы порой неотделимы друг от друга. 

культура: Каждый вкладывает что-то свое в понятие «современность». Как Вы ее себе представляете? 
Сафонов: Я хочу создать на сцене мир, соответствующий объему сегодняшней жизни. Классика в процессе осовременивания не должна становиться плоской и однозначной. Мне неинтересен спектакль, если он одномерен. Каждый день рядом с нами — любовь и смерть, богатство и нищета и так далее. Именно этого многообразия так часто не хватает в спектаклях. Проще всего вымазать все черной краской. Меня же занимает путь к гармонии. Можно показывать на сцене любые несовершенства и противоречия, но они должны вести к гармонии, а не множить хаос. 

Работая над текстом «Горя от ума», заметил, что некоторые куски пьесы были написаны будто вчера. Но мне хочется не сказать зрителям, мол, смотрите, как современно, а попытаться вместе понять, почему же Грибоедов до сих пор так актуален. 

культура: Как считаете, можно ли сегодня встретить Чацкого? 
Сафонов: Думаю, да. Расшифровка самого названия пьесы — грандиозного и очень тонкого — «Горе от ума» уже несет в себе определенный посыл для понимания задумки автора. Кроме того, меня всегда волновало, почему люди, обладающие талантом, способностью к внутренним изменениям, становятся ненужными в своем Отечестве. Образ Чацкого для меня отчасти схож с фигурами Тарковского или Бродского. У него, как у всех крупных личностей, идет трагическая несовместимость с этим миром и средой, которая его окружает. 

культура: А чего Вы в принципе не можете себе позволить на сцене? 
Сафонов: В театре нельзя опускаться до вранья. Ну и, наверное, до каких-то модных спекуляций. Я стараюсь не заигрываться, иногда, быть может, даже в ущерб зрелищной составляющей спектакля. Хотя очень люблю театр эффектный, открытый и эмоциональный. Вершинами в режиссуре для меня являются Эймунтас Някрошюс и Римас Туминас. Мне кажется, эти большие мастера владеют тайнами симбиоза зрелищности и правды на сцене, но при этом в их постановках всегда присутствует некая высшая загадка.


Фото на анонсе: Владимир Федоренко/РИА Новости

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел